Светлана Кузнецова
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Кузнецова: две недели в году – это не отдых

Светлана Кузнецова – о своём выходе в полуфинал и глубинных причинах снятия ведущих теннисисток с турнира «Банк Москвы Кубок Кремля».
22 октября 2015, четверг. 21:46. Теннис
Светлана Кузнецова в четверг провела напряжённый матч против представительницы Латвии Анастасии Севатовой, смогла отыграть поражение в первом сете и в итоге пробиться в полуфинал (5:7, 6:1, 6:3). После очередного успеха на нынешнем турнире «Банк Москвы Кубок Кремля» россиянка рассказала представителям СМИ, среди которых были и корреспонденты «Чемпионата», о том, как складывался для неё матч, о напряжённом календаре WTA, о новом президенте организации и о том, что обычно не читает правил.

— Светлана, в чём было неудобство играть сегодня с Анастасией и за счёт чего вам удалось её всё же победить?
— В первом гейме я ощущала себя немного странно после вчерашней игры. Потому что у меня тогда были длинные розыгрыши, Клара [Кукалова] играла вчера далеко от задней линии, и у
меня было больше времени. А Анастасия мне сегодня не давала особо времени, старалась играть в корте, много укорачивала. Мне поначалу было чуть непривычно, не могла разбегаться. Но в конце уже стало лучше получаться. Я понимала, что она играла на своём максимуме, потому что она очень здорово подавала, на мой взгляд, хорошо играла в корте. Я просто понимала, что я должна бороться и показывать постоянно высокий уровень тенниса и потом в какой-то момент она должна «подсесть», потому что не может быть такого. Но если вдруг она выиграет и сыграет здорово до конца, то что уж тут можно было бы сказать.

— В первом сете вы так и не смогли ни разу взять подачу Севастовой. В чём была сложность?
— В первом сете у меня были шансы, но я всё равно не понимала, что нужно делать. Она подавала, может быть, не сильно, но по месту очень здорово. Но в какой-то момент ты всё равно начинаешь разгадывать чужую подачу. По крайней мере у меня так случается в играх. Я всё равно пыталась приноровиться, понимала, что в какой-то момент это должно произойти и я должна взять её подачу. Просто в конце первого сета я не очень хорошо сыграла на своей подаче, там было парочку невынужденных ошибок – слева по линии я ошиблась и с лёта не доиграла.

— Создалось впечатление, если сравнивать в памяти ваши предыдущие выступления на московском турнире, что сейчас вы играете более раскрепощённо. И вот теперь, когда вы уже в полуфинале, сможете ли вы эту раскрепощённость сохранить?
— Это, наверное, возраст (улыбается). Знаете, мне после вчерашнего матча сегодня было так хорошо, потому что я вчера, по-моему, нервничала так, как не нервничала на финале «Ролан Гаррос», если честно. И здорово, если вам показалось, что я раскрепощённая (улыбается), потому что я чувствовала себя совершенно по-другому. Я понимаю, что у меня есть опыт, что я профессионал, и я должна это куда-то далеко закрыть в коробочку и эту коробочку засунуть у себя куда-то подальше, чтобы пытаться сыграть. Но сегодня по сравнению со вчерашним днём мне было лучше, но игра была очень напряжённая. Мне сложно сравнивать с другими Кубками Кремля, когда я играла. Да, у меня более эмоциональные годы, чем сейчас. Но мне кажется, что сейчас я больше с опытом и с этим могу совладать. Я надеюсь, что опыт мне поможет и в дальнейшем.

— Вчера вы сказали, что надеетесь, что вы будете свежее Севастовой. Это оправдалось?
Я сейчас что ни смотрю по календарю, то вижу каждую неделю Янкович, я поражаюсь этому человеку. Человек играет все турниры подряд, как будто в неё поставили батарейку «Дюрасел».
— Да. Я была свежее. Мне было тяжело после вчерашнего матча восстановиться именно с точки зрения эмоциональных затрат. Но я понимала, что она стала посреди матча чуть похуже двигаться и чуть сбавила в уровне тенниса. Я думаю, что это из-за её физической усталости и из-за того, что я постоянно играла на достаточно высоком уровне. Я, конечно, могу играть гораздо лучше, но я старалась поддерживать хоть какой-то уровень постоянно.

— И второй вопрос: сегодня Динара Сафина сказала, что во всех этих отказах на турнирах виновата WTA, которая создала идиотский календарь. Как вы считаете, права ли Динара в резких оценках?
— Скажу, что это высказывание в стиле Динары (смеётся). Понимаете, ведь Динара говорит с позиции Кубка Кремля. Она тоже играла в своё время. Я как игрок скажу, понятно, что Кубок Кремля стоит в календаре на не очень хорошей неделе. И некоторые игроки сюда записались, чтобы попасть на «Мастерс» или на «Итоговую восьмёрку». Каждый смотрит в свою сторону. Никто тут не будет выкладываться из восьмёрки, чтобы потом поехать полуусталыми в Сингапур. Я сейчас что ни смотрю по календарю, то вижу каждую неделю Янкович, я поражаюсь этому человеку. Человек играет все турниры подряд, как будто в неё поставили батарейку «Дюрасел». Она просто всё играет, но через какое-то время этому придёт конец, она поплатится за это. У меня опыт игры 15 лет, и когда ты только делаешь такой календарь – играешь всё подряд, то в какой-то момент ты просто не можешь больше играть. Надо грамотно составлять календарь игрокам. Опций турниров очень много, надо правильно выбирать и не гнаться за количеством, причём любым – кто за каким гонится. Я вообще мечтаю, чтобы у нас был календарь, как в других видах спорта. Это моя мечта, которая в принципе не сбудется, потому что мне кажется, что я не доживу в теннисном мире до этого момента. К сожалению. Но, может быть, они когда-то решат что-то поменять, потому что это просто невозможно – играть с января по даже октябрь. Хоть они и говорят, что мы сделали сезон короче, но это всё равно невозможно. Да, год можно так сыграть, два, три, но я играю 15 лет, и у меня просто нет отдыха (смеётся). Отдых – две недели в году – это не отдых. Мне кажется, со мной согласятся практически все. Ты можешь в таком режиме проиграть не так много лет. И если они хотят, чтобы звёзды существовали и дольше играли, то нам нужен календарь более короткий. Я понимаю, что все боятся потерять деньги. Они говорят: «Ой! Появятся выставочные, все туда пойдут зарабатывать». Мы все подстраиваемся под телевидение, под турнир, под призовые, а за игроками никто не смотрит. Я играла в этом году в Мадриде один день в 7 вечера, другой – в 11 вечера, в 3 часа дня и даже в 12 утра, причём с Шараповой. Вот такое у меня было расписание. Почему? Из-за телевидения. На что они смотрят — на финансы. В принципе всё упирается в деньги. Когда люди перестанут смотреть за деньгами, что не случится, тогда подумают об игроках. Вот такой мой долгий ответ.

— В концовке второго сета вы играли на приёме при счёте 5:1, и Анастасия Мыскина вам подсказала «Играй сама!». Тогда получился приём в аут, потом ещё раз в аут. Как после такого удалось собраться?
Если честно, то я вообще не слежу за правилами и ни за чем новым. Обо всём этом я всегда узнаю случайно, потому что, когда тебе присылают вот такую кипу бумаг и тебе нужно узнавать о новых правилах, мне, честно, это вообще неинтересно.
— Во-первых, это смешно, что я помню этот момент, когда я посмотрела на Настю, потому что редко бывает, что я что-то помню (улыбается). И я ей показала: «Видишь, сама играю и попадаю в аут!» (Смеётся.) Всегда важно, мне кажется, стараться оставаться на каком-то позитиве. Я понимаю, что Настя от меня хочет, я очень благодарна, и мне очень помогает её поддержка. Но важно и самой не падать духом, не расстраиваться, бывает. И потом, всё равно далее моя подача была бы. Остаётся себя продолжать подбадривать.

— Что можете сказать о следующей сопернице – Лесе Цуренко, какой должен быть план на игру?
— Если честно, я давно не смотрела, как Леся играет. Я знаю, что она поменяла технику. Я с ней иногда общаюсь в раздевалке, но о каких-то нелепых темах (улыбается). Она сегодня отдыхала, это ей плюс. Но тем не менее мне здорово помогает то, что я играю матчи и нахожу постепенно свою игру. Мне надо чуть подумать, как я с ней буду играть. Я не знаю, что сейчас сказать. Я не знала сетки, недавно узнала, кто на кого идёт. Только полчаса назад узнала и сейчас не хочу пока об этом думать. Попозже это сделаю.

— В другой половине сетки остались одни россиянки. Для турнира, для зрителей это хорошо. А как для вас?
— Это здорово. Я очень рада, что у нас подрастают наконец-то девчонки, которые хорошо играют, – Касаткина, Гаспарян. Сегодня я первый раз смотрела Касаткину, я не видела до этого, как она играет. Я постоянно слышу новые фамилии, но я не знаю, кто эти девочки, потому что мне никогда не удаётся их посмотреть. И мне очень понравилось, как она играет. Это будет интересный матч. Я думаю, это здорово для турнира. Я только радуюсь этому.

— Если вернуться к теме календаря. Как вы считаете, новый глава WTA Стив Саймон способен что-то изменить?
— Я вообще не компетентна в этом вопросе. Я знаю его по турниру в Индиан-Уэллсе, но, чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно знать, как человек руководит, как он работает. Я без понятия, что он делает. Я вообще случайно узнала, что он стал президентом. Если честно, то я вообще не слежу за правилами и ни за чем новым. Обо всём этом я всегда узнаю случайно, потому что, когда тебе присылают вот такую кипу бумаг и тебе нужно узнавать о новых правилах, мне, честно, это вообще неинтересно. Я хочу просто играть в теннис, и я чувствую, что ни на что из этого не могу повлиять. То есть зачем мне это всё знать? Я хочу сконцентрироваться на своей игре, и меня остальное вообще не волнует, если честно. От меня ведь не зависит, будет один президент или другой.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →