Евгений Донской
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Дмитрий Шахов

Донской: просто много работал, и это дало результат

Евгений Донской рассказал о выходе в четвертьфинал Кубка Кремля, работе с Собкиным, мастер-классе для детей и многом другом.
23 октября 2015, пятница. 12:15. Теннис
Евгений Донской в четверг оформил выход в четвертьфинал турнира «Банк Москвы Кубок Кремля». Россиянин на первом корте играл с Ричардасом Беранкисом. В первом сете всё решил один брейк. Донской здорово подавал и смог удержать преимущество. Сет он закончил тремя эйсами подряд. Во второй партии россиянин снова сумел взять подачу соперника, но ближе к концовке у него возникли сложности. С первого раза он не смог подать на матч. Он тут же сделал ещё один брейк, на второй подаче на матч у Беранкиса снова были брейк-пойнты, но в этот раз всё закончилось в пользу Евгения – 6:4, 7:5. В четвертьфинале Донскому предстоит сыграть с Теймуразом Габашвили.

— Евгений, как сложился для вас этот матч? И чем он отличался от поединка первого круга с Чоричем?
— Совсем другой игрок был по ту сторону корта. Намного выше скорость была, и при этом больше ошибок с обеих сторон. Хорошо подавал, даже получше, чем в первый день.

— Не получилось подать на матч с первого раза, на второй подаче на матч были проблемы. Это больше с волнением было связано?
— Да, это волнение. Можно даже на статистику взглянуть. До счёта 5:4 у меня хорошо проходила первая подача, а там вообще не попадал. На первой подаче на матч самым важным был первый розыгрыш. Вообще, первый розыгрыш всегда важен. Если ты его выигрываешь, то потом всё идёт заметно легче. Но что волнение было — это нормально. Беранкис не слишком хорошо сыграл при 5:5, тоже было волнение.

— Вы не так часто выходите в четвертьфиналы турниров АТР. Здесь совпал хороший настрой или специальная подготовка?
— Да нет, просто работали долго и результат должен приходить когда-то. Я надеюсь, что буду и дальше прогрессировать. Особой подготовки конкретно к этому турниру не было, а так в целом просто хорошо поработал. И это дало результат.

— А фактор домашнего турнира?
— Здесь даже не в этом дело. Мне именно нравятся корт и мяч. Мне удобно играть. А дом – это круто, конечно, но получается даже больше прессинга, чем обычно.

— Не было обиды, что вас поставили на первый корт?
— Никакой обиды не было.

— Какая разница между центральным кортом и первым?
— Она есть. Центральный корт — он очень большой. Боковым зрением не видишь горизонта. А в покрытии я большой разницы не ощутил. Тоже потолок высоко, и только сбоку есть одна стена.

— Вы после матча проводили мастер-класс для детей. Как вообще прошло это мероприятие? И помните какие-то мастер-классы, когда к вам кто-то приходил?
— На Кубке Кремля я никогда не был на мастер-классе, когда был маленьким. А так не помню точно. Вроде нигде так особо не было. А в этот день всё прошло здорово. Мы играли вместе с Лесей Цуренко. Её там оставили, а мне сказали бежать на пресс-конференцию. Так что она там бегает по всему корту против всех детей. А так всё как обычно, в конце — дружное фото. Ребята, кстати, очень хорошо играли, я даже такого не ожидал. Во Владивостоке, когда мы делали мастер-класс, там всё-таки уровень был пониже. С одной девочкой я играл розыгрыш, и мы держали мяч под 50 ударов!

— Вы с Беранкисом – ровесники. А следите ли за своими ровесниками в туре, с кем знакомы с давнего времени?
— Да. Я сейчас слежу за Игнатиком, Беранкисом. Ещё с Димитровым мы играли, но за ним следить несложно. А с Ричардом мы всё время хорошо общались. Я помню, у ребят по 1989 году рождения была драма. Игнатик всё время был первым. Оставалось всего три турнира, где-то в самом конце Беранкис выиграл полуфинал и становился первым по юниорам. Игнатик очень переживал. Мы все смеялись. Я, кстати, всё время болел за Ричарда. Ничего не имею против Вовы, просто я ближе к Беранкису. Если какая-то помощь нужна по сопернику, то мы всё время переписывались. Так что я слежу, но только за своими друзьями.

Это помогает порой даже не на самом матче, а моему будущему. До мая Борис Львович видел буквально два-три моих матча, поэтому он никогда не мог ничего проанализировать. А тут уже посмотрел две игры, на US Open тоже смотрел все встречи.
— У вас впереди матч с Габашвили. Вы играли с ним финал челленджера в Узбекистане в первой половине года, но там для вас всё складывалось по-другому. К этому матчу с большей уверенностью подходите?
— Да. В этот раз я ещё затейпирую ногу, чтобы не подвернуть её (в финале в Керши в мае 2015 года Евгений подвернул ногу в игре с Габашвили и не смог доиграть матч. – Прим. «Чемпионата»). Уверен, что матч будет зрелищный. Рассчитываю показать хорошую игру, уверен, что и Теймураз это сделает. Всегда хорошо сыграть и получить опыт в матче с таким теннисистом, но при этом я надеюсь только на победу.

— Последним запуском будут играть Кузнецов и Кукушкин. Можете спрогнозировать, есть ли у Андрея шансы?
— Конечно есть. Я не думаю, что Мише там будет очень легко. Андрей в форме, я смотрел его в первом круге. Миша тоже неплохо действовал с Рублёвым. Только Кукушкин снялся с пары, не знаю, насколько серьёзно его беспокоит травма. Если не брать компоненты здоровья, то должен быть равный матч. Миша — фаворит по рейтингу, и в принципе он здесь хорошо играет, но Андрей, я думаю, даст бой.

— Вы сегодня подали 10 эйсов и сделали два приёма навылет в важном гейме при 5:5. Чувствуете, что находите баланс в игре и на подаче, и на приёме?
— Да, конечно. Это плоды работы с Собкиным. Мы здесь много занимались с подачей. Буквально вчера просто 20 минут подавал. Борис Львович всё время корректирует какие-то моменты, и подача всё лучше и лучше. А вот приём в игре с Беранкисом был у меня какой-то дурацкий. Да, при 5:5 я, может, неплохо принял, но до этого было очень много неточных приёмов. Так что это не очень хорошо.

— Насколько вам помогает присутствие Бориса Львовича на матче?
— Это помогает порой даже не на самом матче, а моему будущему. До мая Борис Львович видел буквально два-три моих матча, поэтому он никогда не мог ничего проанализировать. А тут уже посмотрел две игры, на US Open тоже смотрел все встречи. Это большой толчок даёт, потому что он видит, где у меня провалы и где надо поработать. Потому что на тренировке и в матче ты подаёшь по-разному, это он видит. Потом он просто корректирует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →