Серена Уильямс и Патрик Муратоглу
Фото: Reuters
Текст: Ксения Первак

Патрик Муратоглу: смешно, что меня сравнили с Моуринью

Патрик Муратоглу в интервью Ксении Первак поведал о своей академии, секрете успеха Серены Уильямс и проблемах современного тенниса.
7 января 2016, четверг. 11:50. Теннис
С Новым годом, с новым счастьем, дорогие любители тенниса!

Тренировочный декабрь пронёсся незаметно, и вот первый «шлем» сезона уже совсем на носу. Налопавшись оливье, вкусных абхазских мандаринов и всякой прочей «запрещёнки», мы готовы к новой порции тенниса. Начало календарного года, на мой взгляд, самая интересная часть сезона. Объясню почему. Всё предельно просто — это время перемен! Дело в том, что именно в этот длительный тренировочный период все стараются сделать какие-то кардинальные изменения. Off-season – самое время для так называемой реставрации: в игру вносятся какие-то новые элементы, существенно улучшается физика, заключается много новых союзов «тренер-игрок». Плоды всего этого скоро увидим своими глазами и обсудим.

На этот раз мой пост будет несколько другого формата. Рассуждая очередной раз со своими теннисными «братишами» на тему, как важен тренер, какими качествами он должен обладать, кто, по нашему мнению, годен, а кто нет, я пришла к мысли поговорить, наверное, с одним из лучших тренеров, работающих на данный момент в туре. Спросите, кто это? Вуаля – Патрик Муратоглу. Не просто так именно это имя первым всплыло в моей памяти. Его мало кто любит, мнений о нём много, сплетен ещё больше. Но факт остаётся фактом – у этого парня в тренерской работе колоссальные результаты. А в спорте именно это и является главным критерием. Моё первое интервью в качестве интервьюера. Рискую… Оно небольшое, ведь человек готовит Серену к очередным «шлемам», Олимпиадам и остальным турнирам. В её случае это именно так и звучит. Первый блин, как мы знаем, бывает комом, но всё-таки я искренне надеюсь, что каждый в этом интервью найдёт для себя что-то интересное.

— Патрик, ты тренировал немало игроков. Игроков высокого уровня. Но, думаю, ты согласишься со мной, что стать тренером человека, который выиграл, я даже не вспомню так сразу, сколько «шлемов», не говоря уже об остальных турнирах, — это несколько иначе. С одной стороны, думаю, ты понимал, что это отличная возможность пропиарить себя, но с другой стороны это огромная ответственность – работать с лучшим игроком в истории женского тенниса. Наконец-то подошли к вопросу: тяжело ли было решиться принять это предложение или, наоборот, ты воспринял это как возможность проверить себя? В общем, какие были мысли?
— Я очень амбициозный. Что нужно амбициозному тренеру? «Большой шлем». Поэтому, когда Серена попросила меня помочь ей выиграть его, а на тот момент она два года не могла завоевать титул, я был очень рад и польщён. Конечно, это ответственность и возможность проверить себя – чего я стою. Но именно за это я люблю свою профессию. Многие журналисты спрашивали меня, было ли достижением получить эту работу. И я всегда отвечал, что это был просто старт нового сотрудничества. У меня была цель, которую я сразу обозначил. Серена должна стать непобедимее, чем кто-либо. Показывать более стабильные результаты и побить все рекорды. Только тогда моя работа имела бы смысл.

— Все теннисисты, которых ты тренировал, с тобой прогрессировали – Павлюченкова, Багдатис, Резаи, Викмайер, Шарди, Димитров. Для меня ты как Моуринью в футболе – такой особенный тренер. Делаешь конфетку из игрока. Как такое возможно? Я, конечно, не прошу тебя выдать нам все секреты, но хоть что-то, маэстро Муратоглу, надеюсь, от вас услышать.
Что нужно амбициозному тренеру? «Большой шлем». Поэтому, когда Серена попросила меня помочь ей выиграть его, а на тот момент она два года не могла завоевать титул, я был очень рад и польщён.
— Не думаю, что у меня есть какие-то секреты, но есть вещи, которые очень важны для меня. Расскажу о нескольких. Во-первых, приступая к работе с кем-то, важно начать с чистого белого листа, который мне нужно заполнить. Я ничего не знаю, надо забыть прошлые достижения и победы, окунуться в дело с пустой, трезвой головой. Во-вторых, все игроки разные, нельзя тренировать одинаково. К каждому игроку нужен свой подход. Это касается и тенниса, и психологии. Я очень серьёзно к этому отношусь, знаю всё о своём игроке. Предупреждён – значит вооружён.

— Пожалуйста, расскажи немного о Серене. Как ей удаётся всё ещё мотивировать себя? Как и над чем вы работаете? Кто такая Серена, когда занавес опускается?
— Серена – чемпион. Она уникальна. Одно из отличий чемпионов от общей массы, что им всегда мало. Добившись поставленной цели, они тут же ставят новую. Когда она выиграла «Гаррос» в 2013-м, зайдя в раздевалку после финала, она сказала: «Патрик, нам нужно выиграть Уимблдон». Она знает, что постоянно должна прогрессировать, искать что-то новое, так как остальные тоже работают. В спорте, как и в жизни, если ты не движешься вперёд, то идёшь назад. Должен сказать, что младшая сестра Уильямс – один из самых выкладывающихся игроков, которых я когда-либо встречал или тренировал. Она отдаётся полностью этому делу. И мне как тренеру безумно приятно работать в таких условиях.

— Сейчас вопрос личного характера. Если тебе неудобно, можешь не отвечать. Тяжело совмещать работу и личные отношения? (Не секрет, что Серена и Патрик были или остаются вместе. – Прим. ред.)
— Я думаю, что это нелегко, но лучше спросить у тех, кто находится в этой ситуации.

P.S. Не захотел приоткрыть нам завесу Патрик. Ну да ладно, додумаем сами.

— Кстати, всё никак не могу тебя поздравить с открытием новой академии в Ницце. К сожалению, ещё не представилось возможности побывать там, но я наслышана. Все говорят, что это фантастика – корты со всеми возможными и невозможными покрытиями, гостиница, рестораны, медицина, тренажёрный зал и многое другое. Такая европейская альтернатива Болетьери. Возможно ли повторить его успех, как считаешь?
Люди должны чувствовать эмоции. Например, я считаю, что игрокам должно быть разрешено бить ракетки. Кому-то это будет нравиться, кому-то нет, но это вызовет определённый интерес.
— Ник добился очень многого – он огромный молодец. Я его за это очень уважаю. Но мне кажется, что американский рынок и европейский отличаются друг от друга. Много детей, которые хотят тренироваться, но не хотят покидать континент. Что увеличивает наши шансы. Считаю, чтобы этот проект был успешным, нужно спорт ставить в приоритете перед бизнесом. Должна быть строгая дисциплина. Наша основана на том, что каждый получает персональную программу, разработанную специально под него. На сегодняшний день у меня лучшая, прекрасно оснащённая база. Но главное для меня – это создать команду, мыслящую со мной в одном ключе, чтобы мы вместе воплотили всю мою тренерскую философию. Мы предоставляем нашим игрокам теннис, фитнес, врачей, диетологов, психологов, возможность учиться прямо в кампусе. Игрок находится под вниманием в 360 градусов, это лучший путь к успеху. Также хочу сказать, что у нас отличные контакты с лучшими американскими университетами. И те, кто не смог прорваться в про-тур, получают возможность учиться на выгодных условиях.

— Бесплатная мегасуперумная идея от меня. Почему бы тебе не сделать турнир летом, как Ник делает зимой во Флориде? Все возраста, от 12 до 18, сетки по 128 человек, мальчики, девочки. Около 3 000 человек приедет, может, и больше, включая сопровождающих. Погода, отличный клуб, супервид – это не деревня вблизи Сарасоты, где многие дети и их родители чувствуют себя отрезанными от мира. Отличная возможность, реклама для академии. Нет?
— Да, Ксюш, ты права. Мы уже начали работу в этом направлении. В этом году будет два международных турнира для 12- и 16-летних и региональные соревнования. И это только начало. Мы хотим большего, так что идею твою стащу (улыбается).

— В России у нас не так много кортов и академий. Такой академии, как построил ты, даже и не надеюсь увидеть. На родине бизнесмены хотят быстрых денег. Ты и твоя команда считали, за сколько отбиваются вложенные средства? На мой взгляд, если и отбиваются, то в следующей жизни. Поэтому я понимаю наших бизнесменов. Или я ошибаюсь?
— Да, ты права! Это очень долгосрочное вложение. Инвестиции были огромными с нашей стороны. Во-первых, как мы уже говорили, сам спорткомплекс. Во-вторых, Лазурное побережье – одно из самых дорогих мест в мире. Но мы пытаемся. У нас уже 150 игроков, постоянно проживающих в академии. Также 2 000 ежегодно приезжают на недельную практику. Ну и, конечно, у нас много профессиональных игроков, которые используют нашу академию как базу для подготовки к турнирам. В число этих игроков входят две первые ракетки – Новак и Серена.

— Интерес к женскому теннису заметно падает. Сейчас 3-4 фамилии не дают всему лего рассыпаться. Эти фамилии, кстати, уже давно перешли рубеж под названием «середина карьеры». Это чуть пугает. На мой взгляд, возродить угасающий интерес можно, либо давая народу феноменальный теннис, либо радующее глаз лицо, картинку. Но всё равно лицо должно быть где-то в топ-30, топ-40. У WTA стратегия иная, и пустые трибуны, скорее всего, говорят о том, что она не совсем правильная. Это моё личное мнение. Мне интересно, что ты обо всём этом думаешь? Что бы ты поменял?
Будучи тренером, нужно всегда пытаться найти, в чём проблема, ошибки, а не жаловаться и сваливать всё на игрока. Смешно, что ты сравнила меня с Моуринью, так как я считаю, что в футболе он один из совсем немногих, кто как раз берёт на себя всю ответственность за то, что случается.
— Не хочу никого учить, но у меня есть на этот счёт мнение. Не все люди понимают и разбираются в теннисе. Но мы хотим, чтобы люди любил наш спорт. Для этого они должны чувствовать эмоции. Например, я считаю, что игрокам должно быть разрешено бить ракетки. Кому-то это будет нравиться, кому-то нет, но это вызовет определённый интерес. Я бы сделал покрытия кардинально разной скорости, чтобы мы наблюдали больше разных стилей игры. Также отменил бы возрастные ограничения (до 18 лет игрок имеет право выступать в ограниченном количестве турниров). Мы должны дать народу выбор – совсем молодых игроков, немолодых, разных национальностей, несдержанных, спокойных, с игрой «подача-выход к сетке» и защитой «таракан». Всё это разнообразие сделает игру более насыщенной, интересной. «Он корт коучинг» — очень правильное решение. Считаю, этого должно быть больше. Нужно разрешить его на «Больших шлемах». Народ становится ближе к игроку, узнает его мысли, переживания во время матча. Это интересно, на мой взгляд.

— Последний, самый банальный вопрос. Дай какой-нибудь совет нашим молодым тренерам, которые только в начале пути.
— Ксения, это не банальный вопрос. Если это один совет, то он будет таким. Я бы сказал им: работая, брать всю ответственность на себя. Это единственная возможность не искать отговорок. Будучи тренером, нужно всегда пытаться найти, в чём проблема, ошибки, а не жаловаться и сваливать всё на игрока. Смешно, что ты сравнила меня с Моуринью, так как я считаю, что в футболе он один из совсем немногих, кто как раз берёт на себя всю ответственность за то, что случается.

Ну что, надеюсь, никто не клюнул носом в клавиатуру своего компьютера? Ещё раз всех с праздниками и удачи нам в новом, 2016 году!
Серена Уильямс
Фото: Reuters

Серена Уильямс

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 70
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →