Светлана Кузнецова
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Кузнецова: всё упирается в Олимпиаду и эти дурацкие правила

Светлана Кузнецова и Анастасия Мыскина рассказали о причинах неудачи сборной России в четвертьфинале Кубка Федерации — 2016.
7 февраля 2016, воскресенье. 19:35. Теннис
У сборной России в воскресенье не получилось спасти матч со сборной Нидерландов, которые неожиданно выбили россиянок в четвертьфинале. Первой на пресс-конференцию пришла Кузнецова, уступившая в третьем матче Кики Бертенс.

— Светлана, насколько трудно вам было восстановиться физически после субботнего марафонского матча и были ли какие-то сомнения относительно участия в сегодняшнем матче?
— Это была дискуссия. Я сказала, что смогу чётко ответить на вопрос только сегодня утром. Надо сказать, что раньше после таких затяжных матчей я не могла двигаться. Но так я в целом чувствовала себя хорошо. Не то что я была очень свежей, но в целом чувствовала себя нормально.

— Можете сравнить два матча, которые вы здесь сыграли?
— Сегодня я была более свободной, более раскрепощённой. Вчера я не могла совладать с нервами, была более зажатой. А сегодня я играла более свободно, но всё равно усталость сказалась – в розыгрышах я слишком рано ошибалась. Но надо отдать должное Кики – она хорошо играла.

— В контексте того, что Россия была фаворитом матча, вы наверняка разочарованы. Были ли вы шокированы результатом?
— На самом деле, это больше команда Голландии говорила, что мы фавориты. Мы такого не говорили. Мы знаем прекрасно, что любая команда в Мировой группе – это сильная команда, очень опасная. Да, такие вещи случаются. Слишком большая разница между матчами в рамках Кубка Федерации и индивидуальными турнирами WTA. Голландия сыграла гораздо выше той лиги, в которой она находится. А мы сыграли не так чтобы уж очень здорово. Шокирована ли я – я не думаю об этом. Просто перед нами стояла цель показать свой лучший теннис. Сейчас я чувствую себя опустошённой.

— Вы были удивлены сегодня уровнем игры вашей соперницы?
— Я не то чтобы была удивлена уровнем её игры. Я была удивлена стабильностью, которую демонстрировала моя соперница на подаче. На первой подаче она выиграла много очков.

— Светлана, спасибо за то, что вы так отдаётесь команде. Был ли у вас вариант просить замену или не было?
— Спасибо, что благодарите. В принципе, вариант был. Он всегда есть, если я скажу, что я точно не буду готова играть. Но тоже Дашу ставить в такую позицию – первый раз в сборной, счёт 0-2, иди и выиграй! Это сложно. Взвешивали все варианты. В итоге принялось вот такое окончательное решение.

— Тогда такой вопрос. Есть два сильных известных игрока – вы и Катя, есть Касаткина, которая ещё не совсем готова играть матчи…
— Вот видите, вы уже сказали неправильно. Я сказала, что было бы неправильно по отношению к Касаткиной ставить её. Я не сказала, что она не готова. То есть человек первый раз в сборной, и ты ему говоришь: «Выходи на корт при 0-2» — это одно дело. Но то, что она сырая, – я такого не говорила.

— Тогда можно переформулировать вопрос так – на Касаткину нельзя было рассчитывать в той же степени, как и на вас с Катей?
— Нет. Опять же нет. Вы представляете, человеку 18 лет, первый раз приезжает. Так ведь можно и человека чуть-чуть надломить. Это сложно. Тебе 18 лет, а тебе говорят: выходи на 0-2 в Москве и играй. Не то что она не готова. Возможно. Но это было более рискованно.

— Считаете ли вы в таком случае, что на результат матча повлияло то, что у Мыскиной было не три полноценных игрока, а получается всего два?
— Ну, опять же, я не считаю, что Касаткина не была неполноценным игроком. Просто она была не обыграна. Я так думаю, что мы должны были её задействовать в сборной, чтобы у неё была возможность сыграть на Олимпиаде. Опять всё упирается в Олимпиаду и эти дурацкие правила. У всех сломан график, все не в лучшей форме. Можно составлять списки игроков в гораздо лучшем виде, чем это произошло, но из-за правил всё получается вот так.

— Довольны ли вы работой службы безопасности? Это по поводу того, что болельщики во время розыгрышей что-то выкрикивали, но не особо принимались меры.
— Да это в принципе один человек (смеётся). Все мы это прекрасно знаем и понимаем. Меня сегодня ещё больше удивило, что человек мне в ответ ещё что-то кричит. Что-то типа «Нет, я кричу, я должен кричать». Не знаю, что он пытался мне сказать, но на меня обратно кричал. Вот это меня полностью шокировало. Если ты пришёл сюда помочь, то делай, чтобы было лучше, не кричи под удар, не кричи, когда другой подаёт. Мне честно, сейчас смешно, конечно, но это печально.

— Какой у вас был план сегодня на игру с учётом того, что манера игры соперницы была уже известна по её вчерашней встрече?
— План игры я вам не буду говорить, но скажу, что я сегодня просто не дотерпела. В некоторых моментах я чуть-чуть рановато ошибалась.

Кузнецова: Как будто для голландок было всё – и корт для них сделан, и халявы все для них прилетали, и судьи что-то говорили. Всё против нас. Ну как-то всё так сложилось, такое тоже иногда бывает.
— Правильно ли, что получается так – мы пожертвовали Кубком Федерации ради Олимпиады?
— Я бы сказала, что ради возможности всех девочек потом иметь шанс участвовать в Олимпиаде. Ну, вы понимаете, что на Насте [Мыскиной] лежит очень большая ответственность. Она должна дать возможность всем девочкам сыграть, чтобы потом не было такого, что кто-то по рейтингу попадает на Олимпиаду, а из-за Мыскиной она туда не поехала. Плюс, сейчас мы обсуждали в раздевалке, сегодня не складывалось просто ничего. И вчера тоже. Как будто для голландок было всё – и корт для них сделан, и халявы все для них прилетали, и судьи что-то говорили. Всё против нас. Ну как-то всё так сложилось, такое тоже иногда бывает.

— Как вы вообще оцениваете свою физическую форму в начале года? С трибуны показалось, что вы похудели.
— Я физически чувствую себя отлично. Вообще, это какой-то нонсенс, но каждый раз, когда я ехала на мой любимый турнир «Ролан Гаррос», до того, как я его выиграла, я думала: «Ну, может этот год?». В итоге проиграла Насте Мыскиной с матчбола – она мне халяву повесила. Следующий год едешь: «Ну, сейчас я опять нереально готова» — проигрываешь Жюстин Энен с матчбола, она в итоге турнир выигрывает. Каждый раз, когда ты едешь на какое-то соревнование и думаешь: «Как круто я себя чувствую, в какой отличной форме я нахожусь» — каждый раз происходят нелепые вещи. Лучше всего приехать, ничего не ожидать, как я вчера приезжаю в сборную, в принципе, и просто играю. И всегда всё выходит правильно. Сейчас я себя чувствовала очень хорошо, и это мне навредило. Вот какое у меня сейчас ощущение. По поводу моего веса — прежде всего спасибо. Любой девушке это приятно слышать (улыбается). Я работаю над питанием, чтобы у меня была энергия. Это для меня главное. Конечно, похудеть и быть моделью – это замечательно, но мне важно очень, чтобы у меня были силы играть и восстанавливаться после тяжёлых матчей.

— Важно ли вам, что напишет про вас пресса? И в какой тональности вы бы хотели, чтобы всё было написано – в благожелательной, критической?
— Я уже устала расстраиваться на негативные заголовки. Как я вижу только заголовок – я понимаю, читать мне его или не читать. Также я знаю многих людей, кто пишет — адекватно или неадекватно. Плюс у каждого своя работа – у меня играть, у вас писать. Вам надо продавать издания. Иногда слова чуть-чуть по-другому пишутся, чем мы их говорим, поэтому я стала со временем очень аккуратна в своих высказываниях. Но всё равно порой не так всё гладко проходит. Что напишут – это не в моих силах видеть, я это не могу контролировать. Я делаю мою работу на корте, я не думаю, что буду завтра читать заголовки прессы.

— Что бы вам больше понравилось – «неудача», «поражение», «разгром», «фатальное невезение»? Что из этого для вас наиболее адекватно.
— Мне всё равно (смеётся). Но это явно не разгром какой-то. Пишите, что хотите.

— Получается, что всех игроков во всём мире не устраивает правило – увязывание Кубка Федерации и Олимпиады. Нет у вас желания сесть, объединиться и объявить бойкот?
— Понимаете, в чём большая проблема? У нас каждый сам по себе. У нас нет команд. Там есть Маша Шарапова, там есть Серена Уильямс. Это спорт одиночек, так можно сказать, всем вместе очень сложно собраться, все соперницы. Кроме того, у нас очень много федераций. У нас женская теннисная ассоциация ругается с ITF. Причём уже на протяжении стольких лет, а страдают теннисисты, потому что у нас графики не складываются. Мы уже который год просим, чтобы Кубок Федерации не игрался каждый год, что невозможно три недели из календаря убивать на Кубок Федерации, что это публике уже не настолько интересно. Согласитесь, что если будет Олимпиада – раз в четыре года и раз в два года Кубок Федерации – это будет совершенно другое соревнование. Будет иметь возможность играть гораздо больше спортсменов и это будет гораздо интереснее само соревнование. Плюс нас не всегда слушаются. Там на самом деле в WTA-туре имеет мне значение мнение двух-трёх-четырёх человек. И всё. Я уже просто даже не хожу на все эти собрания. Точнее, хожу только на обязательные собрания, и я слушаю в принципе одно и то же на протяжении 15 лет. Я понимаю: что бы я ни сказала, это мало что изменит. Но сейчас пришёл новый президент, и я надеюсь, что что-то изменится. Но прежде всего причина в конфликте между WTA и ITF.

Мыскина: Мы играли, мы боролись, сделали, безусловно, не те какие-то шаги. Но, тем не менее, команда была вся вместе, все эти выходные. Делала всё возможное, чтобы выиграть. Не получилось.
Следом в пресс-центр пришла принёсшая сборной два очка Кики Бертенс вместе с Рихел Хогенкамп, которую она освободила от необходимости играть четвёртую одиночку, а также капитан команды Пол Хаархус, хотя в то время уже начался парный поединок.

— Вопрос к капитану. Рассчитывали ли вы, что сегодня выпустят на первый поединок Кузнецову после вчерашнего марафонского матча?
Хаархус: Что касается конкретно Кузнецовой, то я не думаю, что у меня были какие-то ожидания. Я знаю, что Рихел у нас сегодня была готова после вчерашнего затяжного матча с Кузнецовой. Никогда не знаешь, как всё сложится. Я посмотрел на тренировке – Рихел сказала, что она чувствует себя хорошо. Давайте не будем забывать, что они профессионалы, бойцы и они должны играть эти матчи.

— Как относитесь к привязыванию участия в Олимпиаде к выступлениям в Fed Cup?
Бертенс: Я считаю, что это хорошая вещь, что по правилам ITF игрок должен сыграть несколько матчей за сборную своей страны, чтобы иметь возможность выступать за свою страну на Олимпиаде. Это отличная возможность защищать честь своей страны. Мне это правило нравится.

— У вас был какой-то особенный план на игру в связи с тем, что Кузнецова накануне провела марафонский матч?
Бертенс: Я знала, что Кузнецова игрок, который физически хорошо готов. Мой план на игру был таков – начать хорошо. С самого начала я чувствовала себя здорово, голова была хорошо настроена, и я так себе говорила, что если я выиграю первый сет, то потом, даже если дело дойдёт до третьего, я буду себя лучше чувствовать, чем моя соперница.

— Вы говорили, что сборная России фаворит этого матча. Ожидали ли подобного исхода и за счёт чего удалось добиться такой подавляющей разницы?
Хаархус: Я не ожидал, что счёт будет 3-0. Как я и говорил и сейчас это повторю, Россия – очень сильная команда. Но просто наши девушки сыграли великолепно, они сражались отчаянно. Дело в том, что каждый день ты начинаешь заново. Может быть, в какой-то конкретный день ты можешь победить любого игрока. Да, на ежедневной основе чаще выигрывают игроки, которые являются более сильными по классу. Но в конкретный день любой может победить любого. Именно сегодня это и сделали мои девушки.

— В полуфинале вам играть или с Италией или с Францией. Что скажете о каждой команде?
Хогенкамп: На самом деле мы бы хотели, чтобы нам предстояло сыграть с Италией, потому что тогда бы мы играли дома. Будем надеяться на это. С другой стороны, обе команды очень сильные. Тем не менее рассчитываем на победу команды Италии.

— Вопрос к капитану. С тех пор как вы заняли эту должность, сборная Нидерландов не проиграла ни одного матча. В чём секрета вашего успеха?
Хаархус: Секрет в том, что у нас отличная команда, у нас отличная атмосфера в команде, девушки упорно трудятся ради друг друга. Они не рассчитывают на то, что место в сборной за каждой из них забронировано. И они любят соревноваться. И это прекрасно, когда ты имеешь в своём распоряжении столько игроков, которые хотят и готовы играть за сборную и готовы ради этого соревноваться.

— Перед матчем вы сказали, что в случае победы покажете русским, как надо отмечать. Что вы покажете? И сделаете ли что-то экстраординарное в связи с победой, как Кербер недавно искупалась в речке Ярре после выигрыша в финале Australian Open у Серены Уильямс?
Хогенкамп: Пол предложил нам, чтобы к следующему матчу мы покрасили свои ногти в оранжевый цвет, сделали такой патриотичный маникюр.

Хаархус: Я должен позвонить и проконсультироваться со своим добрым другом Евгением Кафельниковым, чтобы он посоветовал какой-то хороший бар. Я думаю, такой вариант подойдёт.

Касаткина: Тяжело сказать, как бы я себя чувствовала, если бы играла третий матч. Может быть, меня бы капитально зажало, может быть, наоборот, я бы вышла и сыграла бы очень хорошо.
После парного матча, в котором россиянки размочили счёт, состоялась пресс-конференция с участием Макаровой, Касаткиной и капитана российской команды – Мыскиной.

— Насколько вы шокированы этим результатом? Это одна из крупнейших неожиданностей в теннисе и наверняка за вашу карьеру.
Мыскина: Вы сейчас это очень мрачно зачитывали, как будто-то кого-то похоронили (смеётся). Правда, как трагедия звучит. Я знаю, что команда Нидерландов отлично выступала все эти два года, и мы не шокированы, а огорчены. У нас были отличные соперницы, они хорошо играли. Если мы чем и шокированы, то, пожалуй, тем, что каждая линия и каждое касание сетки было в их пользу.

— Оборачиваясь назад, на то, кто играл и какой результат, поменяли бы вы что-то?
Мыскина: Нет.

— Много говорилось о роли Шараповой – будет она играть или нет. Когда для вас стало ясно, что она вообще точно не будет играть?
Мыскина: В четверг вечером.

— Предварительно в команде значилась Анастасия Павлюченкова. Почему она не была включена в команду?
Мыскина: Только четыре игрока играют в команде, а Анастасия играет на следующей неделе в Санкт-Петербурге.

— Кузнецова вчера играла очень затяжной матч. Были ли какие-то сомнения – ставить её сегодня или нет?
Мыскина: У нас вчера вечером были долгие дискуссии со Светой, с нашим тренерским штабом. И ещё сегодня утром мы обсуждали и решили, что Света готова. Счёт был 0-2, и слишком рискованно было ставить Дарью Касаткину на сегодняшнюю одиночку.

— И всё-таки такой исход матча — это шок?
Мыскина: Давайте так. У нас нет никакого шока. Мы готовились к этой команде серьёзно. Мы без шуток отвечали на эти вопросы в пятницу, что команда серьёзная. Мы прекрасно знали, что эти игроки очень хорошо играют именно матчи Кубка Федерации. Любые мои следующие слова будут выглядеть как оправдание. Поэтому то, что случилось, то случилось. Мы играли, мы боролись, сделали, безусловно, не те какие-то шаги. Но, тем не менее, команда была вся вместе, все эти выходные. Делала всё возможное, чтобы выиграть. Не получилось. Этот год вообще — может быть, забегая чуть вперёд, скажу, что для нас очень важна Олимпиада. И самые главные цели ещё для нас и для нашей команды впереди.

— А это нормально, что приходится играть матч Кубка Федерации двумя игроками, потому что Дарья неопытная, её рискованно выпускать, а про Машу вы знали уже в четверг, что она не будет играть?
Мыскина: Мы выходим из той ситуации, в которой находимся. Как ещё можно сказать правильно? И потом, не то что Дашу нельзя выпускать. На 0-2 Даша бы не пошла играть по одним причинам, а на 1-2 Даша бы пошла играть. Мы думали так. И потом у нас есть отличная пара, которая показала сейчас прекрасную игру. Это теннис – это командная игра, разные ситуации – выигрываешь или проигрываешь. В прошлом году мы кого-то неожиданно обыграли, а в этом неожиданно проиграли. Тем не менее главные цели в этом сезоне, как я уже сказала, немножко другие.

— Когда вы были больше огорчены – сегодня, после досадного поражения, или в финале прошлого года в Праге? Если можно, то вопрос Екатерине.
Макарова: В Чехии мне очень хотелось помочь команде в тот момент, а я не могла физически. Там было внутреннее состояние не очень комфортное для меня. Тут я играла, мне очень хотелось выиграть для своей страны. Но у нас не получилось. Действительно, голландки сыграли в очень хороший теннис. Поэтому и там, и там есть огорчение.

— Анастасия, Шамиль Тарпищев, когда находился на скамейке капитана, говорил, что терял за матч порядка 2-3 килограммов. Вы за эти выходные сколько-то потеряли? Хотя бы в граммах.
Мыскина: Они меня все подкармливают (смеётся), они все считают, что я вешалка. Конечно, худеешь. Не похудеешь тут.

— Есть ли у вас предпочтения, с кем играть в плей-офф, или ни при каких раскладах не играть?
Мыскина: Ещё бы узнать, кто там вообще есть.

— Например, есть США.
Мыскина: Нет, ну это только зависит от каких-то географических перемещений. Не очень хочется куда-то ехать очень далеко. Это, правда, не хочется. А так вы же понимаете, что соперника не выбирают.

— Дарья, какие у вас впечатления от дебюта в сборной?
Касаткина: Всё было шикарно. Вы видели матч. Мы хорошо играли, не дали соперницам шансов. Очень рада, что смогла выиграть первый свой матч за сборную. Надеюсь, что это не последний.
Макарова: Да, с Дашей было очень хорошо играть, на одном дыхании, поэтому мы молодцы. Я как раз сегодня вспоминала свой дебют, когда мы с Леной [Весниной] вышли на пару. Правда, команда в тот момент уже выиграла – это была не решающая пара. А тут мы уже проиграли. Но всё же эта победа была приятна.
Мыскина: Спросите меня кто-нибудь про линейных судей.

— Позвольте всё же не про линейных пока.
Мыскина: Жаль (смеётся).

— Хочется подытожить немножко. Понятно, что итог не тот и критики будет много. Сейчас, наверное, уже можно сказать: включение Шараповой в состав – это было чисто ваше решение или, скажем, вас попросили сверху?
Мыскина: Вы мне прямо какие-то провокационные вопросы задаёте (смеётся). Никто никого не упрашивает. Даже не знаю, как вам ответить.

— Скажите, как есть.
Мыскина: Олимпийский год всегда сложный. Всегда. Понятно, что хочется до Олимпиады, чтобы наши ведущие теннисистки отыграли ту норму, которую нужно для ITF, нашей великой организации, но иногда не получается это сделать. Поэтому приходится что-то иногда придумывать, чтобы девочки отыграли этот норматив. Но при этом не всегда он в расписании удачно стоит. Для нашей команды матчей было много в прошлом году, теперь в этом. Свете надо было ещё раз обязательно сыграть, Даше всё равно надо играть, Рите Гаспарян надо отыграть. То есть эту норму всё равно надо как-то выполнить. Тем не менее, естественно, учитывается желание игроков, когда они хотят присутствовать в команде. Под их графики мы подстраиваемся. Те, кто сейчас был в команде, – они изъявили желание играть в феврале. Так я вам отвечу. Запутанно, я понимаю.

— Вопрос к Дарье Касаткиной. Светлана Кузнецова сказала, что на вас было бы большое давление, если бы вас выпустили при 0-2 играть. Что вы думаете сами об этом? И какой ваш ближайший календарь выступлений?
Касаткина: Я не знаю, потому что я точно знала, что не буду играть (все девушки смеются). Поэтому тяжело сказать, как бы я себя чувствовала. Может быть, меня бы капитально зажало, может быть наоборот я бы вышла и сыграла бы очень хорошо. А дальше я буду играть Санкт-Петербург, Дубай, Доха, Индиан-Уэллс и Майами.

— Если можно два вопроса в развитие того, что сказала Дарья. В 2002 году Южный получил шанс в Кубке Дэвиса стать либо героем нации, либо антигероем, которым в итоге стал Поль-Анри Матьё. Не считаете ли вы, что у вас был сегодня такой шанс? И второе – с точки зрения престижа страны что лучше: послать на Олимпиаду как можно больше игроков или выигрывать каждый конкретный матч?
Мыскина: Ну, это же было не 2-2 сейчас.
Касаткина: При 2-2 пошла бы пара. А пара – это лотерея. Особенно женская (смеётся).
Мыскина: Мне кажется, это тоже лотерея. Вчера было 0-0. Тем не менее дома мы давно не играли, и было такое волнение у девочек! На самом деле. Казалось бы – опытные, столько всего уже наиграли. Но, тем не менее, мы уже несколько лет не выступали дома. И при таких потрясающих трибунах реально все вчера очень сильно перенервничали. Что было бы сегодня с любым игроком, сложно сказать. Прошу прощения, что отвечаю за Дарью. А что касается второго вопроса – безусловно, нужно настраиваться на каждый матч, но мы же сейчас подводим итоги уже того, что сегодня состоялось. И если всё-таки мы пытаемся быть позитивнее, чем наши некоторые болельщики, которые нас стараются вернуть в реальность, то всё равно мы понимаем, что глобальная наша задача в этом году – это всё равно Олимпиада. Да, мы настраивались на этот матч, но он сыгран, мы его проиграли и дальше мы идём к следующей цели.

— Этот вопрос вам, наверное, понравится – как вы можете оценить работу линейных судей? И второй. Был огромный ажиотаж, знакомые постоянно спрашивали, сыграет ли Маша Шарапова? Был аншлаг все дни. Не кажется ли вам, что это нечестно по отношению к болельщикам?
Мыскина: Начну со второго вопроса, поскольку он актуальнее. Никто не ушёл с пары, если вы заметили. Это потрясающе. На самом деле здорово, что люди остались, не только их маленькая часть, а остались все трибуны. И Маша уж точно…. Наверное, нормальному человеку, который интересуется теннисом, понятно было, что она не выйдет на эту пару. Все посмотрели, все получили удовольствие. Да, безусловно, какая-то часть шла на Машу, дети хотели её видеть. Но всё-таки здесь мы видели тех людей, которые искренне любят теннис, хотели за нас поболеть, за всю команду и помочь ей, принести ей какую-то удачу, поддержку и так далее. Поэтому мне кажется, что здесь не только дело в честности или нечестности. Всё-таки мы всегда оглашаем состав в четверг, всегда говорим о том, кто будет играть, что мы до пятницы не можем это сделать. Это уже в зависимости от того, какой игрок готов. А линейные плохо работали – так и напишите. Жутко просто!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 24
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →