Анастасия Родионова: Новый год в босоножках – шок
Текст: Роман Семёнов

Анастасия Родионова: Новый год в босоножках – шок

Корреспондент "Чемпионат.ру" побеседовал с уроженкой Тамбова 26-летней Анастасией Родионовой, ныне проживающей в Австралии.
9 августа 2008, суббота. 23:20. Теннис
В Москве подходит к концу представительный турнир Moscow Open с призовым фондом $ 75 тыс., где под первым номером была посеяна 26-летняя Анастасия Родионова. Корреспондент "Чемпионат.ру" побеседовал с уроженкой Тамбова, ныне проживающей в Австралии.

– Настя, половина сезона прошла, рубеж преодолён. Как вы можете оценить свои выступления? Довольны ли, а если нет, то чего ожидали?
– Хотелось бы побольше здоровья. Меня довольно долго мучают травмы, конца и края пока не видно. У меня проблемы с левым бедром, успела уже увидеть очень много врачей, и точный диагноз пока не могут установить. Может быть, потребуется операция, но пока это не конечная информация.

Начало сезона, я считаю, прошло удачно. Турниры в Америке: Майами, Амелия-Айленде и Чарльстоне сыграла неплохо. Травму я получила в этом году, в начале мая в Риме и на какое-то время брала перерыв. Так как мне не могут поставить диагноз, то приходится играть с травмой, и, естественно, результаты не очень хорошие. Но сейчас я чувствую себя лучше и надеюсь, что на US Open выступлю удачнее, чем на Открытом первенстве Франции и Уимблдоне (улыбается).
– Вашим лучшим результатом в сезоне был выход в четвертьфинал турнира в Бангалоре, где вы уступили Серене Уильямс. Оцените тот матч, и что значит играть с соперницами экстра-класса? Может быть, у вас есть неудобные противники?
– Серене я проигрывала несколько раз, и стоит признать, что бьёт по мячу она чрезвычайно сильно. Матч я проиграла со счётом 1:6, 4:6, но во втором сете был только один брейк, так что я считаю, что сет был упорный. Серена - одна из лучших, и с ней всегда очень сложно соперничать. Недавно проиграла Динаре Сафиной – она в очень хорошей форме, и с ней тяжело играть в данный момент.

– Вы весьма удачно выступаете в паре с сестрой Ариной. Почему решили играть вместе? Передача опыта или просто хорошо себя ощущаете вместе?
– Когда она начинала играть, я хотела ей помочь. У неё ведь был очень низкий рейтинг, и она просто не могла играть некоторые турниры. А так как у меня он выше, то она получила возможность соревноваться, и появился шанс набрать ценные очки. Плюс у меня больше опыта, ведь в теннис я играю дольше. Я, конечно же, хочу передать ей как можно больше и стараюсь это делать. Но сегодня Арина, я считаю, уже довольно хороший игрок, с кем вполне возможно достичь хороших результатов, и если мы будем и дальше играть, то сможем добраться до некоторых вершин. Вообще мы планируем играть и дальше вместе, так что посмотрим, что из этого выйдет.

– Каким вы видите теннисное будущее сестры?
– Я считаю, что потенциал у неё большой, и если травм не будет – всё будет хорошо. По крайней мере, я на это надеюсь и буду стараться во всём помогать.

– Вас до 17 лет тренировал папа, потом вы работали с другими тренерами. Как, на ваш взгляд, сказывается сотрудничество родителей и детей? Это хорошо, и есть ли обратная сторона медали?
– Конечно же, родители хотят для тебя только хорошего, и они хотят дать тебе все, чтобы ты чего-то достиг, чтобы ребенок был счастлив. Я считаю, что вся заслуга в том, что я играю в теннис и чего добилась принадлежит отцу. Я не знаю, кто бы меня так же заставлял и смог довести до ума, внушить, зачем мне это нужно, так как теннис – это очень сложная работа.

Для того чтобы достичь такого уровня как у меня или хотя бы просто дойти до топ-100 нужно много лет упорно работать. Когда ребёнок тренируется по шесть часов в день, а его сверстники играют в куклы и гуляют – это тяжело. И только если суметь объяснить ребёнку, зачем всё это надо и "заразить" его спортом – появится результат. У нас очень много примеров того, у кого родители, грубо говоря, фанаты тенниса и чьи дети стали теннисистами – Лена Дементьева, Настя Мыскина, Аня Курникова и многие другие.

– Ваши родители живут в Тамбове, вы в Мельбурне. Часто удаётся встречаться?
– Да, по мере возможности. Папа – главный тренер на тех же кортах, где я тренировалась в детстве. Корты находятся при заводе "Пигмент". А с родителями я вижусь всегда, когда приезжаю в Россию. Или они ко мне едут, или я к ним.

– Вы давно были на родине, в Тамбове?
– После Уимблдона. Я довольно часто там бываю.

– Кстати, об Уимблдоне. В 2003 году вы в паре с Энди Рамом дошли до финала турнира в миксте. Вспомните те впечатления, ведь тогда это была настоящая сенсация!
– Да, было такое (улыбается). Очень приятно было играть в финале, честно скажу. Я первый раз в жизни играла на центральном корте Уимблдона, и то были особенные эмоции. Это мечта любого игрока. Плюс добраться до финала – можно с ума сойти! Я, конечно же, была расстроена тем, что нам не удалось выиграть, но вскоре после матча успокоилась, так как прекрасно понимала, что сделала большое дело. Через год, в 2004-м, мы опять играли, поскольку нам дали WC. Так как в 2003 году, там же в Лондоне, я получила травму и потеряла все парные очки, то организаторы сделали нам подарок в честь прошлогодних заслуг, и мы сыграли ещё один раз.

Очень сложно было играть против Мартины Навратиловой, ведь она настоящая легенда. Но в то же время чрезвычайно интересно и поучительно. Я очень хотела выиграть тот матч и потому, что в парном турнире я уступила ей же и Свете Кузнецовой в трёх сетах. Хотела взять реванш, но, к сожалению, не получилось.

– Сегодня вы хорошо общаетесь с Энди?
– Да, когда мы встречаемся, то всегда разговариваем. Сегодня я гораздо меньше играю микст, так как решила сосредоточиться на парных и одиночных выступлениях. Всё-таки на турнирах "Большого шлема" играть три разряда – крайне выматывает физически. С Энди же всегда, когда удаётся встретиться, вспоминаем тот турнир и делимся свежими новостями друг о друге.

– Я понимаю, что вам надоели вопросы про ваше гражданство, но спросить придётся. Поясните ситуацию для наших читателей. Насколько я понял, вам необходимо прожить в Австралии безвыездно два года, что в случае с вашей профессией невозможно.
– Да, в данный момент это именно так.

– И вам навстречу никто не спешит идти? Что же вы будете делать?
– В данный момент я ничего не в силах решить, но мы ведём переговоры с правительством Австралии и ITF. От них тоже многое зависит, если они пойдут мне навстречу. Такие случаи уже бывали.

Турниры "Большого шлема" я играю за Австралию – так было на Australian Open, Уимблдоне и будет на US Open. Только французы мне отказали в этом, но три турнира - уже неплохой результат. Я надеюсь, что что-то сдвинется с места, и очень хочу, чтобы всё получилось.

– Во время Australian Open этого года произошёл один приятный случай. Когда вы шли по коридору центра с очередной тренировки, то увидели на стене на своеобразной доске почёта среди лучших теннисисток Австралии свой портрет. Что почувствовали тогда?
– Я очень удивилась, так как этого не ожидала (улыбается). Это было очень приятно, ведь я столько этого ждала и много для этого сделала. Было приятно, правда.

– Австралийская публика вас по-иному принимала на этом турнире, нежели несколько лет назад?
– О, конечно! На нынешнем турнире у меня было очень много болельщиков: они пели песни, одевались в национальные цвета и смешные костюмы, кричали в мою поддержку. Это было дико приятно, и я очень надеюсь, что в следующем году их будет ещё больше.

– Расскажите о причинах, побудивших вас переехать в эту в далёкую страну.
– Мне очень нравится Австралия и я влюбилась в неё с первого раза, как сюда приехала. Мне понравилась обстановка, местные жители и как меня приняли. Я уже живу здесь несколько лет, и климат, надо сказать, значительно теплее, чем в Москве.

– Вы встречали Рождество на пляже?
– Ну да, это было довольно странно (смеётся). Когда я начинала играть турниры, а стартуют они в конце декабря именно там, то была в Новой Зеландии. Для меня это был шок, когда я встретила Новый год в босоножках. Я не могла понять, что происходит, но со временем ко всему привыкаешь. Но главная причина моего переезда – мне очень нравится эта страна.

– Известно, что вы уже довольно долгое время встречаетесь с бойфрендом. Имеет ли отношение к теннису?
– Нет, он диджей и никакого отношения к моей профессии не имеет. Зовут его Лоран Седн.

– Пока не думали о свадьбе?
– Нет. Какая свадьба, когда жена уезжает на 9 месяцев от своего мужа (смеётся). Пока всё хорошо как есть.

– Как указано на сайте WTA, ваша любимая книга "Лолита" Набокова...
– Всю эту информацию WTA у меня опрашивала лет 6-7 назад и обновлять они почему-то не торопятся. В тот момент я её только что прочитала, и она меня просто поразила. Поразила всем, и в первую очередь, как писатель мог такое придумать. Мне она очень нравится до сих пор.

Последнее время я очень много читаю приключенческих книг. Мне понравилась "Ангелы и демоны" Дэна Брауна. Ну а последняя мною прочитанная книга – биография Джорджо Армани. Очень интересно, я не ожидала.

На том же сайте указано имя Николаса Кейджа как моего любимого актёра. Он мне нравится до сих пор, я считаю его одним из лучших актеров в современном кино. Хотя я и не очень увлекаюсь кинематографом. Так как смотрю фильмы в основном в самолетах, а так сложно полностью насладиться процессом.

– Ну а что касается музыки?
– Так как мой парень - диджей, и он играет хаус, то в нашем доме звучит в основном это (смеётся).
– Вы как-то заявили, что играете в теннис ради удовольствия. Сегодня это так?
– Так, плюс это моя работа. Я очень рада, что она у меня совпадает с хобби. Не всем с этим повезло, и я счастлива, что могу совмещать приятное с полезным.

– То есть за столько лет теннис не превратился для вас в рутинное занятие?
– Я очень люблю выигрывать и особенно, когда ты играешь на больших аренах, и за тебя болеют зрители. Эта атмосфера на корте очаровывает. От этих ощущений тяжело отказаться. Но труд у нас тяжёлый. Я играю по 28-30 турниров в год, что сильно меня выматывает.

– Времени на хобби не остаётся?
– Практически нет, но я очень много читаю. Когда получается. То люблю ходить на музыкальные концерты, правда, не всегда наши графики с музыкантами совпадают. Несколько лет назад, когда я была в Австралии, то сходила 3 раза на концерты группы U2.

– Об окончании карьеры ещё не думали?
– Нет, ещё рано. Я себя комфортно ощущаю в сотне лучших. Я ведь долго к этому шла, и сегодня у меня один из лучших рейтингов за карьеру. И я планирую его улучшать.

Что касается будущего, то я считаю, что у меня есть неплохие организаторские способности. Может быть, стану спортивным агентом или что-то подобное. У меня же есть младшая сестра, и я обязательно буду помогать ей. Но об окончании я сегодня не думаю, и посмотрим, что будет потом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →