Елена Веснина
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Веснина: в теннисе всё очень честно

Елена Веснина о замужестве, целях в теннисе, победе в миксте на Australian Open, о St. Petersburg Ladies Trophy и матчах Кубка Федерации.
11 февраля 2016, четверг. 00:30. Теннис
— Елена, в межсезонье вы вышли замуж. Как это повлияло на вашу карьеру? Что поменялось в вашей подготовке?
— Надеюсь, что в положительную сторону у меня всё поменялось. На самом деле, наверное, это очень важное событие для каждой девушки, в её жизни. У меня никогда не было какой-то цели обязательно выйти замуж. У меня это всё было достаточно естественно и просто. Да, вышла замуж, да, поменялся статус. Теперь у меня есть супруг, он ездит со мной на некоторые турниры, поддерживает меня. Я надеюсь, что всё изменилось только в лучшую сторону. Но ничего не изменилось в подготовке, я всё так же тренируюсь, у меня всё так же есть очень много планов и каких-то целей на этот сезон, поэтому ничего, кроме штампа в паспорте, не изменилось (Смеётся.)

— Ваш супруг — бывший спортсмен. Какой вид спорта? Помогает ли это ему понимать вашу загруженность, скажем так, по вашей основной работе?
— На самом деле, он так не любит, когда начинают спрашивать про него, и он всё время говорит: «Почему, почему столько вопросов?» (Смеётся.) Скромный очень парень, занимался волейболом, играл достаточно хорошо. Конечно же, то, что он бывший спортсмен, он понимает очень многое, в каких-то моментах и нюансах, это на самом деле проще. Но закончил он со спортом достаточно давно, хотя, может быть, это даже и хорошо, что у него есть чуть больше времени, наверное, чтобы иногда приезжать на турниры и поддерживать меня.

— Хочется поздравить вас с долгожданным титулом в миксте, на Australian Open. Долго вы к нему шли. Были у вас разные партнёры, были неплохие результаты, в частности финалы, но последний шаг не удавался. Что получилось именно сейчас с Бруно Суаресом?
— Наверное, заслужила. Мне ничего так легко не даётся, как вы знаете, у меня и в паре было очень много финалов «Больших шлемов», и в одиночке у меня было много финалов турниров, прежде чем я наконец-таки выиграла этот первый свой титул. С Бруно как-то получилось с самого начала. Такое бывает: встаёшь с напарницей или напарником, и уже после первого-второго матча понятно, подходите вы друг другу по стилю или не подходите. Наверное, на протяжении стольких лет, что я играю пару и микст, это уже чётко прослеживается на каком-то уровне интуитивном даже. Даже несмотря на то что мы с Бруно первый матч выиграли в трёх сетах, он мне после игры сказал: «Ты знаешь, в решающий момент ты, молодец, сыграла, как немногие девочки смогли взять на себя инициативу. Ты не побоялась. Мне это нравится, что ты можешь вот так взять на себя игру. Даже в миксте, несмотря на то что есть напарник, который подстрахует». Поэтому у нас как-то всё легко проходило, в плане того, что не было никакого давления. А финальный матч был, конечно, непростой. Я очень рада, что у нас получилось выиграть, и что именно выиграть в таком непростом финале, где-то преодолеть себя, побороться, это всегда очень ценно.

— Есть ли у вас договорённости с Суаресом на будущие турниры «Большого шлема»? Будете ли с ним продолжать выступать вместе?
— Да, мы договорились. Он сказал: «Партнёр, надеюсь, мы играем с тобой «Ролан Гаррос»?» Я в ответ: «Это даже не обсуждается!» (Смеётся.)

У меня никогда не было какой-то цели обязательно выйти замуж. У меня это всё было достаточно естественно и просто. Да, вышла замуж, да, поменялся статус. Теперь у меня есть супруг, он ездит со мной на некоторые турниры, поддерживает меня.
— На Australian Open вы начали турнир в одиночном разряде с квалификации. Что у вас там не получилось? И вообще, как оцениваете сейчас свои выступления в одиночке?
— Как вы сегодня видели, первый круг – это всегда очень нервное начало. Ты не понимаешь ещё ничего, тебе кажется, что ты находишься в прекрасной форме, ты выходишь на корт, что-то идёт не так, и уверенность где-то начинает тебя подводить. Да, первый круг квалификации – конечно же, для меня это был очень сильный удар, потому что я не играла квалификации, наверное, лет 10-11. Я уже в основной сетке была на турнирах «Большого шлема» достаточно долгое время. Проиграла очень сложный матч – 8:10 в третьем сете, это была борьба, нервы, слёзы, сложный был матч. Но проиграв его, наверное, я больше сфокусировалась на пару и на микст. Наверное, это помогло, потому что именно этот момент очень важен: что нужно переключиться после неудачного начала в одном или ином разряде. В одиночке сейчас, конечно же, мне бы хотелось вернуть свои былые позиции, вернуться в мировую сотню, а для этого нужны победы, для этого нужно проходить как можно дальше. Спасибо большое организаторам за то, что мне дали wild card в основную сетку. Я была очень этому рада и надеюсь, что я оправдаю надежды.

— В теории вы были готовы начать турнир в Питере с квалификации?
— Если честно, то не особо была к этому готова, так как я только во вторник прилетела из Австралии, и у меня ещё до сих пор идёт акклиматизация. Только неделя прошла после моего возвращения. Только сейчас я начала себя более-менее ощущать.

— Низкий рейтинг как-то повлияет на привычный график дальнейших ваших турниров?
— Конечно, я сейчас начну все свои турниры с квалификации – Доха, Индиан-Уэллс, Майами. Но я абсолютно спокойно это оцениваю, потому что в теннисе всё очень честно. Если ты не подтверждаешь очки, то ты падаешь в рейтинге. Я понимаю, что у меня ещё есть игра, я ещё хочу играть, у меня ещё есть желание побеждать. Да, это будут лишние два матча в квалификации, но, может быть, они мне сейчас и нужны – для уверенности, для каких-то своих наработок. Чтобы то, что я тренирую на тренировках, наконец-то начало работать на матчах.

— Вы упомянули про успехи в паре. После того как Катя Макарова получила травму, вы стали с другими партнёршами играть, и тоже пошли успехи. С Дашей Касаткиной вы завоевали титул в Москве, с Настей Павлюченковой здорово выступали. Есть у вас какие-то договорённости на дальнейшие выступления в паре, и в чём разница в игре с такими разными партнёрами?
— Очень сложно менять напарниц. После того как мы с Катей на протяжении 3-4 лет играли все турниры вместе, было непросто переключиться. Но это была вынужденная, скажем так, замена, потому что у Кати были очень серьёзные травмы, проблемы с ногами. Она сама не знала, в каком она состоянии. То есть она играла одиночку, потом выходила на пару, говорила, что у неё всё болит. Я тоже не знала, как реагировать, это было психологически очень сложно. И мы решили, что начало года Катя начнёт играть только одиночные соревнования, потому что ей тоже нужно было понять, как её ноги будут восстанавливаться после тяжёлых одиночных встреч. Мы договорились, что начало года будем играть с Настей Павлюченковой и дальше уже будем смотреть по ситуации. Потому что я тоже не могу взять и начать играть с Настей до Олимпиады и сыграть с ней Олимпиаду. Всё-таки с Катей у нас очень много побед, очень много связано с ней. Мы одна из ведущих пар мира были на протяжении долгих лет.
Бруно сказал: «Партнёр, надеюсь, мы играем с тобой «Ролан Гаррос»?» Я в ответ: «Это даже не обсуждается!»
В Санкт-Петербурге я играю с Дашей Касаткиной, но Индиан-Уэллс и Майами мы уже договорились играть с Катей. Посмотрим, как у неё будут травмы.

— Вы не выступали в матче против сборной Нидерландов, который россиянки проиграли в Москве. Как вы следили за выступлением сборной, и есть ли у вас объяснение – почему не удалось выиграть?
— Да я следила, я не могла не следить. Я понимала, какой это важный матч нашей сборной. Матч первого круга – если мы проиграем, то соответственно, я прекрасно понимала, что мы вылетим из Мировой группы. Конечно, я была тоже очень расстроена, но это теннис, это спорт, это матчи Кубка Федерации. Да, где-то можно сейчас кого-то найти виноватого, кто-то допустил какие-то ошибки, но в то же время у нас был очень ровный состав – Катя Макарова сейчас игрок тридцатки, Света Кузнецова – игрок двадцатки. Вроде как голландские теннисистки не занимали такие высокие позиции, но при этом они показали великолепную игру, характер, сердце своё оставили на корте, образно выражаясь. Можно сказать, где-то даже заслуженно победили, хотя я всё же до конца верила, что это всё может измениться. Мы уже не раз проигрывали 0-2, но затем вытягивали эти матчи. Обидно, досадно, конечно же, но это спорт, у нас прекрасная сборная, и я уверена, что следующий свой матч мы выиграем, вернёмся в Мировую группу и докажем всем, что наша сборная самая сильная.

— Что нам ждать от этого переходного матча с Беларусью? Где он пройдёт? Будете ли вы участвовать?
— Я только вчера узнала, что мы играем против сборной Беларуси. Если это сборная без Виктории Азаренко, то это совсем другая сборная. Но у них есть достаточно талантливые молодые теннисистки, которые делают свои первые шаги в профессиональном туре. Это тоже очень опасно. Мы уже на примере сборной Нидерландов видим, что нельзя недооценивать любого соперника. Это всё равно будет очень непростой матч. И нам нужно будет постараться, чтобы все наши девочки подходили в хорошей физической и психологической форме к этому матчу. Где он будет проходить – я ещё не знаю, но вроде как я слышала, что есть вариант с Сочи, поэтому я всеми руками за Сочи (Улыбается.)
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →