Ллейтон Хьюитт
Фото: Reuters
Текст: Анастасия Филиппова

Ллейтон Хьюитт — пионер новой теннисной эры

Экс-первая ракетка мира австралиец Ллейтон Хьюитт, завершивший свою карьеру на минувшем Australian Open, отмечает 35-й день рождения.
24 февраля 2016, среда. 11:00. Теннис
24 февраля день рождения отмечает экс-первая ракетка мира австралиец Ллейтон Хьюитт, которого совсем недавно, на Australian Open-2016, торжественно и тепло проводило на пенсию всё теннисное сообщество.

Уход после 18 лет в спорте сопровождался множеством восторженных слов в его адрес, за плечами Хьюитта 33 титула в одиночном и парном разрядах, два трофея Кубка Дэвиса в составе сборной и высшая строчка мирового рейтинга.

Тем не менее он никогда не был однозначно положительной фигурой в теннисе, многие осуждали его за грубые высказывания, не принятые в джентльменском виде спорта, и вспыльчивый характер. Как-то на «Ролан Гаррос» австралиец назвал швейцарского судью на вышке Андреаса Эгли глупым. Правда, на следующий день извинился. Позже досталось и линейному афроамериканскому судье, который прокричал ошибку — заступ при подаче в матче с Джеймсом Блэйком. «Посмотрите на него, — говорил он, указывая на линейного, — найдите сходство», — намекая на одинаковый цвет кожи арбитра и его оппонента по игре. Наказания не последовало, потому что якобы напрямую сказано ничего не было. Его давнишний друг Роджер Федерер осудил своего товарища за такое поведение. «Это порой очень раздражает, в самом начале было ещё хуже, чем сейчас», — отмечал швейцарец. Несколько испортил общее впечатление Ллейтон Хьюитт и в день своего последнего матча и проводов из спорта. Во время игры против Давида Феррера, который после в интервью на корте назвал его «своим зеркалом, своим идолом», австралиец позволил себе высказывание в адрес судьи на вышке Паскаля Марии, видимо, не согласившись с решением арбитра: «Ты просто идиот. Поэтому все, находясь в раздевалке, сидят и смеются над тем, какой ты есть». Встреча завершилась, последовали традиционные рукопожатия и долгие проводы, героизирующие спортсмена, который вывел на стадион свою семью.

Конечно, Ллейтон Хьюитт запомнится в теннисной истории не только своим характером, а также исходящим из недр грудной клетки подбадривающим «C'mon» во время матчей и многочисленными прозвищами: «маленькая дворняжка» (так называл его Пэт Рафтер за неумение признавать поражения), «Барт Симпсон с Yonex'ом», «кролик из рекламы «Энерджайзер», «машущий ракеткой», но и своими спортивными достижениями.

Это действительно чемпион по своей натуре, не раз возвращавшийся в тур после травм и бросавший вызов себе и соперникам, он всегда наслаждался игрой и оставлял на корте всего себя и эмоционально, и физически.

1988 год, Ллейтону Хьюитту без одного месяца 7 лет, он повис на ограждении в надежде, что мимо пройдёт Пэт Кэш. Кэш — австралийская звезда, чемпион Уимблдона-1987. «Я собирал автографы, но тогда очень хотел заполучить его клетчатую налобную повязку», — делится своими воспоминаниями Хьюитт. Другие дети тоже были на изготовке, веря в то, что удача непременно будет на их стороне. Кэш только закончил финальный матч, уступив Матсу Виландеру 6:8 в пятом сете. Australian Open тогда впервые проводился в Мельбурн Парке. Хьюитт привык здесь пропадать целыми днями. Жуткая суета и толкотня. Ллейтону не досталась повязка, но вскоре ему представится возможность познакомиться со знаменитостью Зелёного континента лично.

Папа Ллейтона Гленн, тренер по американскому футболу, был в этом виде спорта всей душой. Хьюитту всегда нравился командный дух, царящий в Австралийской футбольной лиге. Но с шести лет помимо футбола каждое воскресенье он занимался теннисом с Питером Смитом. Так случилось, что его стали отбирать в юниорские команды, в подростковом возрасте начались его самостоятельные путешествия по всему миру без родителей. Он хорошо проявил себя на грунте, хотя ранее не играл на этом покрытии. Однажды, возвращаясь домой, Ллейтон по-настоящему задумался о серьёзном отношении к теннису. «У меня спортивная семья, и мои родители меня очень поддерживают, — рассказывает Хьюитт. — Они прекрасно понимали, какое давление оказывается со стороны в ожидании результатов от атлета. Тогда я завязал с футболом и решил сконцентрироваться на теннисе».

1997 год. Для начала Хьюитт решил сыграть юниорские турниры в Австралии. Он получил wild card в квалификацию на Аustralian Оpen, выиграл три матча и стал самым молодым участником основной сетки. Некоторые болбои были старше него. «В тот момент надо было себя ущипнуть, чтобы понять, что всё реально», — не без улыбки на лице повествовал Ллейтон. У Хьюитта не было рейтинга, когда в свои 15 он противостоял Серхио Бругейре, победителю двух «Ролан Гарросов» и игроку, с которого брал пример. «С тем количеством мячей с сильной верхней подкруткой, которые он переправлял на мою половину корта, я раньше не сталкивался. Поэтому это был для меня хороший опыт и наглядно обрисованная перспектива, чему мне ещё предстоит научиться». Австралийцы стали узнавать Хьюитта, через 12 месяцев его жизнь кардинально изменилась.

Январь 1998-го. Ему был хорошо знаком каждый миллиметр теннисного комплекса «Мемориал Драйв», ведь на этих кортах он играл на протяжении пяти лет. И именно на турнире ATP в Аделаиде ему предоставили wild card. Тогда в рейтинге он стоял 500-м. «Я вышел по сетке на Скотта Дрэйпера, которому предстояло защитить огромное количество очков как финалисту прошлого года. Даже когда я подавал на матч, вовсе не думал о том, что победа останется за мной. Я едва спасся во втором сете, отыграв матч-пойнт, против другого южно-австралийца Марка Вудфорда. Уже позже не раз задавался вопросом, а что бы было, если тогда не вышло зацепиться во второй партии?».

Количество титулов Хьюитта (30) по сезонам:

1998 — 1 (Аделаида);
1999 — 1 (Делрей-Бич), обладатель Кубок Дэвиса;
2000 — 4 (Queen's Club, Скоттсдейл, Сидней, Аделаида);
2001 — 6 (ATP Worlds Tour Final, Токио, US Open, Хертогенбосx, Queen's Club, Сидней);
2002 — 5 (ATP Worlds Tour Final, Уимблдон, Queen's Club, Индиан-Уэллс, Сан-Хосе);
2003 — 2 (Индиан-Уэллс, Скоттсдейл), обладатель Кубка Дэвиса;
2004 — 4 (Лонг-Айленд, Вашинтон, Роттердам, Сидней);
2005 — 1 (Сидней);
2006 — 1 (Queen's Club);
2007 — 1 (Лас-Вегас);
2009 — 1 (Хьюстон);
2010 — 1 (Халле);
2014 — 2 (Ньюпорт, Брисбен)
Тишина в раздевалке, многие игроки уже разъехались дальше по турнирам. «Я сижу рядом с Андре Агасси, готовлюсь к игре с парнем, которого я всегда идеализировал. Мне нравилось, как он относился к теннису, его личность и то, насколько он был хорош в спорте. Единственное, о чём я думал, — надо постараться выиграть как можно больше геймов». День, самое пекло, трибуны переполнены. Оба – и Хьюитт, и Агасси – сильны в игре на приёме. Никто из них за два сета не сделал ни одного брейка. Но нервы австралийца оказались крепче на тай-брейках.

«Я играл против Столтса (Джэйсон Столтенберг. — Прим.«Чемпионата») в финале. Знал его по матчам Кубка Дэвиса, хороший и уравновешенный парень. Мне очень повезло, что всё закончилось со счётом 7-6 в третьем сете. Это была очередная игра, в которой я буквально на ногтях бился в тай-брейке. Никто не мог поверить в эту победу. В конце мне всё-таки пришлось ущипнул себя. Многие игроки сквозь всю свою карьеру ожидают выиграть хотя бы один титул АТР. Эта победа была удивительной, особенно здорово, что это случилось на родной земле».

Победа открыла для всех имя Ллейтона Хьюитта, самого юного обладателя титула АТР. Он ещё не окончил школу к тому моменту, а уже держал кубок над своей головой. «В последний выпускной год я планировал ходить в школу и много учиться. Но, когда я ощутил трофей в своих руках, осознал, что больше туда не вернусь. Если предоставлена такая возможность, нельзя отворачиваться от неё». Всеобщее внимание росло. Никаких особенных покупок со своих призовых после победы в Аделаиде он не сделал. Хьюитт положил деньги в банк и использовал на дальнейшие разъезды. «У меня не было постоянного тренера, мой папа много путешествовал со мной. Хорошо иметь рядом того, кому ты полностью доверяешь».

2001 год. Ллейтону Хьюитту 20 лет. Он не ставил перед собой целей достичь первой строчки рейтинга, даже не думал о завоевании титула «Большого шлема». «Зато, когда было объявлено, что итоговый турнир Tennis Masters Cup (теперь Barclays ATP Word Tour Finals. — Прим.«Чемпионата») будет проходить в Сиднее, Пэт Рафтер и я сделали всё возможное, чтобы оказаться по окончании сезона в топ-8 и играть у себя «на заднем дворе». Это было большим достижением для нас обоих. Именно это и стало тогда моей целью. Пришло время US Open, где я фантастически сыграл, одолев Джеймса Блэйка и Энди Роддика в пяти сетах, затем переиграв Евгения Кафельникова и Пита Сампраса на пути к финалу, хорошо расположившись в рейтинге. Эйфория от этого триумфа — первого моего «Большого шлема» — была невероятной».

Концовка сезона выдалась очень сильной. Три игрока сражались за первую строчку рейтинга на подходе к итоговому турниру в Сиднее — Густаво Куэртен, Андре Агасси и Ллейтон Хьюитт. Он прошёл через групповой этап, переиграв Агасси. Куэртен не вышел из группы, что уже гарантировало полуфинал австралийцу, Хьюитту предстояло играть против своего товарища Патрика Рафтера в пятницу вечером. А на следующей неделе они вместе должны были защищать цвета своего флага в финале Кубка Дэвиса. «Он всегда был мне как старший брат, и по-другому я не хотел себя настраивать против него. Странный опыт, бывшей первой ракетки мира против меня того, в нескольких днях от высшей строчки рейтинга. Оба из Австралии».

У Хьюитта стало побаливать подколенное сухожилие, он играл полуфинал и финал с невероятной агрессией. Ллейтон достиг первого места в рейтинге, оказался самым молодым, кому это удавалось. В финале он переиграл француза Себастьяна Грожана, которому уступил лишь партию на этапе групповых соревнований. «Это была масштабная мечта, доставившая огромное удовольствие от её воплощения в жизнь. Тогда все труды и силы были сполна оплачены. Всего несколько лет и я уже играл за страну на Кубке Дэвиса, достиг вершины в спорте и завоевал титул «Большого шлема». Что же дальше?».

Сезон-2002 стал не менее продуктивным для австралийца. Он продолжал показывать свой бойцовский характер. «Это часть меня, с такими качествами я родился. Мне присущ соревновательный дух: чем бы я ни занимался, я всегда хочу показать себя с лучшей стороны. Я очень много работал на тренировочном корте, не меньше времени проводил в зале. Много бегал, боксировал и выстроил очень серьезную физическую подготовку, нарастил мышечную массу», — вспоминает Ллейтон Хьюитт.

На Уимблдоне того года австралиец совершил своего рода переворот, показав, что можно выигрывать, не только используя схему „мощная подача — выход к сетке“, но и активный теннис, базирующийся на игре у задней линии. В финале он обыграл аргентинца Давида Налбандяна, используя свою тактику, чем поразил английское теннисное сообщество и весь мир. «Спорт изменился после этого. Это был своего рода вызов «Ну, давай попробуй выйти к сетке и меня переиграть». Таково моё отношение. Даже Роджер Федерер, играющий хорошо, как никто другой, самый универсальный теннисист, не всегда рвался к сетке на травяных кортах, его выходы вперёд были очень выборочными».

«Я знал Роджера уже много лет. Впервые мы столкнулись с ним в финале соревнований в Цюрихе в 1995-м на World Youth Cup, тогда он обыграл меня в трёх сетах. Даррен Кэхилл был менеджером команды, Питер Смит — тренером, который помогал Питеру Картеру на протяжении карьеры. Тот был ему словно сын. Потом Картер стал работать с Федерером». Дружба Хьюитта и Федерера началась с 13-летнего возраста, а их настоящее соперничество – с сентября 2003 года.

2003-й. Австралия принимала сборную Швейцарии в финальном матче Кубка Дэвиса у себя дома. Четвёртый поединок в самом разгаре, Зелёный континент впереди – 2-1. Очень важный день. Федерер всего два месяца назад выиграл свой первый титул «Большого шлема» на Уимблдоне и был слишком хорош в первых двух с половиной сетах. Хьюитт просто ничего не мог противопоставить такой мастеровитой игре. «Я сделал всё, что мог. Уступал 3:5, 30:30 в третьем сете на подаче Роджера. Старался зацепиться. Его немного зажало, и я разыграл несколько хороших мячей. Довёл третий сет до тай-брейка. Вся толпа в этот миг просто ревела. Я выиграл в пяти партиях. Тогда мне очень непросто было сделать этот «камбэк» и играть глубже, чтобы одержать победу, одну из выдающихся викторий за всю мою карьеру».

Даррен Кэхилл: Воля к победе была его навязчивой идеей. Его готовность соревноваться — вдохновением.
В 2005-м Хьюитт был близок к поражению. Да, всё сложилось так. «Я прошёл через сложнейшую сетку на Аustralian Open, которая когда-либо у меня была, начиная с самого первого круга. Я сыграл против Рафаэля Надаля, выиграв в четвёртом сете на тай-брейке, мне казалось, я заставил его выложиться тогда на 100%. Не многим игрокам удавалось подобное сделать за его карьеру. Это задало тон моим двум неделям, публика невероятно поддерживала». Под шум разрывающегося салюта по случаю Дня Австралии Хьюитт в пяти упорных сетах оказался сильнее Давида Налбандяна. «Я просто решил провести для себя мысленно черту на песке. Не важно, насколько плохо я себя чувствовал, мне нужно было найти путь к победе и достичь полуфинала. Дело состояло даже не в том, какого качества теннис я покажу, всё зависело от того, найду ли я этот один дополнительный процент, чтобы повернуть ход встречи в свою сторону. Я победил 10:8. Моё тело изнемогало. Но впереди был ещё матч с Роддиком. Я выжил и дошёл до финала. Когда я только начинал, сильнейшие теннисисты хорошо подавали, теперь же все были ещё и отлично физически подготовлены, хорошо перемещались по корту. Они спокойно могут позволить себе играть как от атаки, так и от обороны. Марат Сафин, мой соперник в финале Аustralian Open-2005, — прекрасный «стрелок». Он мог уложить мяч в какую угодно точку, находясь в любом месте на корте».

Тогда все заговорили о том, что Хьюитт открыл новую эру в теннисе, продемонстрировал свой волевой с опорой на выносливость теннис, борьбу за каждый мяч, мощный приём, который он противопоставил стилю serve-and-volley (подача — выход к сетке. — Прим. «Чемпионата»). Сам же австралиец отдавал дань и россиянину Марату Сафину.

«В некотором смысле, Марат вывел спорт на новый уровень. Наряду с такими ребятами, как Роджер Федерер и Новак Джокович. Как мог такой высокий парень сильно лупить по мячу и ровно так же хорошо перемещаться по корту? Я делал всё, что мог, но, видимо, ростом не вышел. Это меня тогда очень задело. В ночь перед финалом я предложил руку и сердце Бек и, кстати, даже не мог встать перед ней на колено, настолько меня измотал полуфинальный поединок. Я понимал, что, скорее всего, проиграю в этой борьбе за титул Аustralian Оpen, но её «да» стало куда большей победой для меня».

Январь 2016-го, Хьюитту 34 года, и он готов начать новую главу своей жизни. «И моя жена Бек, и дети уже ждут этого. Я по-прежнему останусь в теннисе, как капитан сборной Австралии в Кубке Дэвиса, следуя путём многих выдающихся людей. Это большая честь. Но вскоре мне уже не нужно будет думать о постоянных тренировках и разъездах. Даже не верится, что смогу спокойно посидеть, отдохнуть и больше не нужно будет заводить будильник на раннее утро, чтобы пойти в зал», — рассказывал Ллейтон журналистам на своём 20-м и последнем турнире Australian Open, надев напульсники, кепку, закинув спортивные сумки на плечо, полный решимости снова ступить на корт и бороться до конца.

24 февраля 2016 года. Австралийцу исполняется 35. Прошёл месяц с момента завершения Ллейтоном Хьюиттом его профессиональной карьеры, а интерес прессы к его фигуре не угасает, спортивные журналисты ждут, как он проявит себя на посту капитана мужской сборной на Кубке Дэвиса, а глянец и бульварная пресса интересуются подробностями семейной жизни вне тенниса. На вопрос: «Рад ли Хьюитт, что теперь больше времени может проводить с детьми?», он со смехом отвечает, что на самом деле эпицентр домашней жизни детей строится вокруг их собаки, они постоянно увлечены ей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →