Евгений Донской
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Анастасия Филиппова

Донской: с парашютом прыгал. Хочу роупджампинг попробовать

Евгений Донской — об эмоциях на корте, экстремальных увлечениях, советах себе в прошлое, работе с Борисом Собкиным и атмосфере в сборной.
3 марта 2016, четверг. 19:45. Теннис
3 марта в Казанской академии тенниса состоялась официальная церемония жеребьёвки матча Кубка Дэвиса Россия-Швеция, где обе команды заявили о своей готовности к встрече, а вице-президент Федерации тенниса России Алексей Селиваненко пожелал обеим командам встретиться в финале, как в 1994 году. Перед вечерней тренировкой специальному корреспонденту «Чемпионата» удалось пообщаться с Евгением Донским, которому в субботу, 5 марта, предстоит сыграть парный матч вместе с Константином Кравчуком.

— Евгений, сегодня прошла жеребьёвка, расскажите, пожалуйста, какие были первоначальные планы. Рассматривался ли вариант, что вы сыграете в одиночке?
— До конца не было понятно, буду я играть одиночку или нет. Я предполагал, что ребята сейчас у нас сильные и их поставят, но я готовился как под одиночку, так и под пару.

— Это 10-й год в туре, неоднократно вы рассказывали, что в детстве не сразу полюбили теннис. Что он значит для вас сейчас?
— Ого! Да он значит всё! Вся жизнь, даже семья живёт уже всем этим теннисом. Бабушка любит теннис, да и все вокруг. Это часть жизни, естественно, вы стараетесь жить и другими интересами и хобби, но мне повезло – я настоящий счастливчик, что занимаюсь любимым делом, зарабатываю какие-то деньги и живу этим.

— Когда вы были в гостях у «Чемпионата», то рассказывали, что личный тренер — это дорого, молодого игрока, только завершившего карьеру, вы не хотите брать. С кем бы вы хотели поработать?
— Я бы хотел работать с Борисом Львовичем Собкиным. Я ему безумно благодарен за всю его помощь, без него бы ничего не получилось. Это великий тренер. Я восхищаюсь его знаниями и его стилем тренировок, они помогают так, как ничто раньше мне не помогало. Это очень приятно – работать с таким специалистом. Мечтаю с ним продолжить сотрудничать и дальше, понятное дело, что это не всегда возможно, потому что он работает с Мишей [Южным]. Понимаю, что время идёт. Не знаю, какие у него будут интересы дальше. Пока это идёт так, я очень счастлив. Конечно, хотелось бы с ним почаще видеться, имею в виду тренировки.

— А как бы отнеслись к тренеру-женщине, как у Энди Маррея, например, Амели Моресмо?
— Ой, я даже никогда в жизни не рассматривал такой вариант. Да нет, вряд ли такое может произойти.

— Ещё только начало года, а у вас уже было много затяжных матчей с нереальными тай-брейками, например с Жереми Шарди в Роттердаме, Жилем Симоном на Australian Open. Да и вообще, если вспоминать такие турниры, как Кубок Кремля и St. Petersburg Open: кому проигрываете — тот становится в итоге чемпионом турнира. Что это – невезение или психологические моменты?
Евгений Донской: Я и с парашютом прыгал. А ещё хочу роуп-джампинг попробовать. Много чего хочется поделать, на лошадях мне нравится кататься. Сёрфинг пробовал и сноуборд хочу, но он, мне сказали, более травмоопасный, так что скорее уже по завершении карьеры.
— Симон, пожалуй, поопытнее меня, обыграл меня в самом конце. Я считаю, что в последний момент он поменял игру, а там всего четыре розыгрыша, где-то я ошибся, а он три раза неожиданно сыграл, я замешкался и проиграл. Решилось всё в одну минуту. А с Шарди немного неудачно было. Как мне тоже друзья говорили, я мог проиграть раньше, у него был матчбол и его подача, он мог подать мне эйс, и всё бы закончилось уже тогда. Я вытянул, был матчбол на моей подаче — и я хорошо сыграл, удачно, но он ещё успешнее действовал, поставил ракетку ребром и отправил мяч под сетку. То же было и в матче в Индии, проиграл парню с матчбола (Джону Миллману. – Прим. «Чемпионата»), сам неудачно сыграл и поплатился за это. Так что где опыт, где неудача, где надо просто работать, стараться, и, я думаю, удача повернётся ко мне, и такие моменты можно будет перетянуть на себя.

— На челленджере в Польше перед матчем Кубка Дэвиса вы играли против Константина Кравчука, уступили. А сейчас должны с ним вместе выйти в паре...
— Никаких проблем. Так же было и до этого, мы с ним играли пару, а потом через неделю встретились друг против друга в матче в Астане, затем на следующей неделе играли матч — два раза подряд. А почему уступил? Там был быстрый корт, ему было очень комфортно, он подавал хорошо, да и вообще хорошо сейчас играет, с ним в принципе было бы тяжело на любом корте.

— Многие отмечают дружную атмосферу в команде. Знаю, что в один из тренировочных дней вы пробовали делать разные теннисные трюки...
— Очень приятно и весело у нас. Весело не в том смысле, что «А-а-а, мы здесь только смеёмся, и для нас всё несерьёзно». А в том плане, что приятно с ребятами находиться, мы команды, друг друга поддерживаем. Это всегда приятно. Мне нравятся такие недели, очень комфортные для меня.


— Если бы у вас была возможность дать какой-то теннисный совет из сегодня самому себе в прошлое, когда вы были маленьким, что бы это было?
— Я помню, что очень нервничал на матчах, любых, хотя, в принципе, они ведь ничего не решали в моей жизни, выиграл бы или проиграл бы… Поэтому посоветовал бы то, что мне сейчас Борис Львович всегда говорит: «Делай то, что должен, и будь что будет». Нужно полегче относиться ко всему.

— Недавно Виктория Азаренко в своей авторской колонке для Sports Illustrated подняла вопрос эмоций теннисистов на корте, что порой несправедливо спортсменов осуждают за чрезмерную экспрессию. Как вы к этому относитесь?
Евгений Донской: До конца не было понятно, буду я играть одиночку или нет. Я предполагал, что ребята сейчас у нас сильные и их поставят, но я готовился как под одиночку, так и под пару.
— Смотря какие эмоции. Ты не должен переходить границу. То есть, если вокруг тебя женщины и дети, ты не имеешь права говорить матерные слова, а с другой стороны, можете крикнуть, ударить ракетку — это плохо, не даёт хороший урок детям, подрастающему поколению, но этого иногда не избежать. Опять же, везде есть своя грань. Если ты послал судью, или сломал об вышку ракетку, или кинул ракетку так, что она попала в болбоя, это неправильно. Такое должно наказываться, как это и происходит.

— Вы недавно на хоккей ходили. Нравится ли следить за другими видами спорта и черпаете ли из них что-то для себя в теннис?
— Хоккей мне вообще нравится смотреть, действительно там играют настоящие мужчины, как говорится, «трус не играет в хоккей». Да и там такая борьба. Больше слежу за играми сборной, подмечаю характер для себя, возможно, даже стараюсь черты какие-то перенять.

— Когда Андрей Рублёв в команде, он выкладывает много фотографий в соцсети, сейчас как-то получается, что вы самый активный в Интернете. Чувствуете какую-то ответственность на себе?
— Никакой ответственности. Никто не просил. Друзья больше подсказывают, что следует вести. Да и мне это забавно, хоть особо я и не умею этим заниматься.

— Судя по «Инстаграму», вы пробовали свои силы в гольфе, летом был рафтинг. Что следующее?
— Я и с парашютом прыгал. А ещё хочу роупджампинг попробовать. Много чего хочется поделать, на лошадях мне нравится кататься. Сёрфинг пробовал и сноуборд хочу, но он, мне сказали, более травмоопасный, так что скорее уже по завершении карьеры. У меня есть несколько друзей, которые этим занимаются. Может быть, у них возьму пару уроков.


— Какой самый приятный комментарий о своём теннисе вы слышали в своей жизни?
— Наверное, когда Борис Львович на Кубке Кремля сказал: «У тебя большая проблема в том, что ты сам не веришь, что ты серьёзный игрок, хорошего уровня. А сейчас ты должен это понять, сыграв такие матчи. Мне важно, чтобы ты это осознал, ведь я это давно понял». Вот это мне было приятно.

— Вы как-то рассказывали, что кумиров особых у вас не было, но нравились Федерер, Надаль, Джокович. Упомянули и Дель Потро. Он как раз только что вернулся в тур.
— Что-то не помню. Он классно, конечно, играет, но это не мой стиль, он большой, у него суперподача, справа сильно бьёт, я тоже люблю справа атаковать. Играет и играет, молодец.

— Сейчас ряды комментаторов пополнились теннисистами — Анной Чакветадзе, Екатериной Бычковой. Хотели бы попробовать себя в таком амплуа?
— А почему нет? Мне уже даже предлагали, но по личным делам не смог. А так с удовольствием, но только не женщин.

— Расскажите, пожалуйста, о своих планах на олимпийский сезон.
— Два турнира в Америке, затем Израиль, далее челленджер, «Мастерс», потом АТР-турниры.

А на Олимпиаду будем стараться попадать и там бороться.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 32
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →