Константин Кравчук
Фото: РИА «Новости»
Текст: Анастасия Филиппова

Константин Кравчук: сейчас в 30 не чувствуешь себя ветераном

Кравчук — об особом отношении к Кубку Дэвиса, теннисных сюрпризах, семье и планах на олимпийский сезон
5 марта 2016, суббота. 21:45. Теннис
Второй игровой день в матче Кубка Дэвиса Россия — Швеция собрал больше любителей тенниса на трибунах по сравнению с пятницей. В выходной день все пришли на парную встречу. Капитан шведской сборной Фредрик Розернген считал фаворитами встречи своих подопечных — опытных парников Роберта Линдстедта и Йохана Брунстрёма, на счету которых было семь побед кряду. Наша команда не отрицала опасность этого скандинавского дуэта, но Андрей Ольховский до начала игры сказал, что наши ребята Константин Кравчук и Евгений Донской точно смогут оказать достойное сопротивление.

Сказано — сделано. Россияне с самого начала выглядели увереннее. Шведы быстро подсели, чем воспользовались Кравчук и Донской, взяв первый сет — 6:3. Затем завязалась напряжённая борьба во втором, дошедшая до тай-брейка, где российский тандем уступал — 1:5 — и смог отыграться, успешно действуя на приёме. Третья партия прошла на кураже, шведы уже ничего не смогли противопоставить. Досрочная победа сборной России — 6:3, 7:6 (5), 6:3, и 55-я, рекордная, победа капитана команды Шамиля Анвяровича Тарпищева.


После матча корреспондент «Чемпионата» пообщалась с одним из триумфаторов второго игрового дня — Константином Кравчуком.

«Одиночек — четыре, а пара — всего одна»


— Константин, в командных соревнованиях на вас чаще полагаются как на парного игрока, но вы сейчас демонстрируете неплохие результаты в одиночке, близки к топ-100. Да и Евгений Донской недавно отметил, что вы отлично играете и являетесь серьёзным соперником на любом покрытии
— Здесь вопрос не ко мне, решает капитан. Изначально, когда я приходил в сборную, одиночные результаты у меня были не очень хорошие, да и физически ощущал себя не очень в одиночных встречах. А в паре было комфортнее, поэтому с Андреем Кузнецовым мы и выиграли свой дебютный матч против сборной Южной Африки. Так и повелось — рассчитывать на меня именно в паре. Я не в обиде, моя задача — принести пользу команде, чтобы мы выиграли, и работать дальше, так же, как Андрей и Тимур, которые стоят у топ-50. Если я поднимусь до этого уровня в рейтинге, то, конечно, меня будут рассматривать и как одиночного игрока, потому что я буду играть на самом высоком уровне и показывать результаты. Политика Шамиля Анвяровича Тарпищева всегда такая, чтобы у нас в команде было четыре игрока, которые реально могут сыграть одиночку, потому что одиночек — четыре, а пара — всего одна. В нашей истории никогда не было такого, чтобы были два игрока, которые только пару играли.

— Вы как-то отмечали, что у вас по-разному складываются сезоны: когда хорошо получается играть в паре — страдает одиночка, и наоборот. На 2016-й — какие цели? Всё-таки акцент на индивидуальные выступления?
— Да, сейчас на одиночку, потому что рейтинг позволяет. Я стою близко к сотне. Иногда, конечно, приходится парой жертвовать, потому что это лишние затраты сил, особенно, когда ты играешь в каких-то жарких странах или есть турниры, где только один корт и ты должен сидеть допоздна, чтобы эту пару ждать. После этого матча еду в Швецию на турнир, потом вернусь в Казань на челленджер, там буду играть и одиночку, и пару, потому что сейчас отдыхал, играя только пару на Кубке Дэвиса.

— А в Швеции — это турнир в Йончопинге, куда троим из команды сегодняшних оппонентов предоставили wild card в основную сетку?
— Да, там ещё и Карен Хачанов будет.

— В матчах Кубка Дэвиса получилось так, что напарник у вас постоянно менялся. Есть кто-то, с кем комфортнее? Или в принципе со всеми нормально, потому что хорошо общаетесь?
— У нас здорово то, что мы все хорошо общаемся на турнирах, как настоящие друзья. А это и есть самое главное в паре, там играют двое, где у кого-то может не пойти… Например, как сегодня: было видно, что [Роберт] Линдстедт реально подсел и психологически немного сник. [Йохан] Брунстрём старался его как-то вытягивать…

«Очень давно не было плеяды молодых теннисистов»


— Ребята из нашей команды признавались, что поочередно ходили смотреть тренировки шведов, в том числе и вы. На ваш взгляд, кто в сборной России главный стратег-разведчик не из тренерского штаба, а из игроков?
— Могу за себя сказать, что я всегда делюсь всем увиденным, потому что склонен к анализу. И если подмечаю какие-то вещи, всегда скажу ребятам. Так случилось, что, например, [Исака] Арвидссона я в прошлом году на турнире видел, он играл против Аслана Карацева. Смотрел матч, почерпнул какие-то вещи, поэтому поделился соображениями о его сильных и слабых сторонах с Андреем [Кузнецовым] перед матчем.

— Расскажите, пожалуйста, кто вас сейчас тренирует. Здесь с вами находился Михаил Бриль, ваш спаринг-партнёр...
— Да, Михаил — мой друг уже на протяжении 12 лет, он раньше тоже играл в теннис, сейчас закончил и тренирует. Он мне регулярно помогает, когда есть время в Москве. Он и в Иркутске со мной был, так что привлекаю его.
Политика Шамиля Анвяровича Тарпищева всегда такая, чтобы у нас в команде было четыре игрока, которые реально могут сыграть одиночку, потому что одиночек — четыре, а пара — всего одна
Ещё помогает Игорь Куницын в Москве. Скоро у нас заработает программа, по которой можно будет при поддержке фонда финансирования брать на «Большие шлемы» Андрея Ольховского или Игоря Куницына, а потом представится возможность и на личные турниры кого-то везти с собой. Так что буду кого-то из них троих брать.

— Тренерский состав приехал достаточно большой на этот матч Кубка Дэвиса. Как эта машина работает изнутри?
— У Тимура тренер — Кесарев Андрей Олегович, он с ним с детства тренируется, у Андрея Кузнецова — папа, а нам с Женей советуют Миша Бриль, Игорь Куницын и Андрей Станиславович [Ольховский]. А вообще, все друг другу подсказывают, чтобы постоянно какая-то свежая струя была: один сказал, второй добавил. У всех разное видение. Это не мешает. Наоборот, хорошо, когда много мнений.

— Что вас удивляет в теннисе до сих пор, спустя столько лет в туре?
— Во-первых, удивляет то, что очень давно не было плеяды молодых теннисистов, как было, например, до этого. 1982 год рождения — это Роддик, Южный, Налбандян, Давыденко. Целая плеяда. Моё поколение — Вавринка, Бердых, Цонга, Гаске, Маррей. А в последние годы не было никого. Сейчас, правда, появились Рублёв, Хачанов, Зверев, Фритц — много молодых ребят, которые либо уже в сотне, либо близко к ней. А во-вторых, сейчас нет такого, что тебе 30 лет и ты себя ощущаешь ветераном. Сейчас в топ-100 точно есть человек тридцать, которым 30 или за 30 лет. Федереру, например, 34, а по нему и не скажешь, что он собирается заканчивать, он второй-третий в мире! Так что есть два фактора — спортивное долголетие и молодая плеяда, которая придёт через несколько лет на смену Джоковичу, Федереру, когда те закончат уже, наверное (смеётся). Должны же когда-то, во всяком случае.

«Иногда в паре соперники пытаются напугать»


— В АТР-профайле написано, что в теннис вас привела мама. Она до сих пор поддерживает?
— Уже не так, конечно, смотрит. До этого про каждый турнир спрашивала, переживала. Сейчас у меня уже семья, поэтому я ей сказал: «Смотри за внучкой». Вот она как раз сейчас с ней, потому что жена по делам уехала.

— Вы в интервью однажды упомянули, что будете не против, если ваша дочка Ева в теннис пойдёт. А жена как к этому относится?
— Целенаправленно мы её, конечно, готовить к теннису не будем. Если понравится, я начну с ней заниматься, давать какую-то физическую нагрузку. Если захочет — препятствовать не буду. Но, зная свой опыт и опыт моей мамы, не особо горю желанием её направлять туда. Но если это будет её личным желанием, то почему нет, пускай попробует.

— Вы интересуетесь командными видами спорта, наверное, и Кубок Дэвиса имеет особое значение?
— Когда мне было 9 лет, я впервые попал на матч. Как раз тогда против шведов играли в Москве. Проиграли. А на следующий год встречались уже с США в Олимпийском. Тогда был полный стадион, я сидел в проходе. И в моей памяти отложилась эта атмосфера выступлений за страну. Для меня это особый вид соревнований. И моей мечтой всегда было попасть в команду Кубка Дэвиса. Поэтому для меня каждый матч — событие: мы приезжаем, готовимся, живём как одна семья, и все болеют друг за друга. У нас очень дружный коллектив сложился за последние несколько лет. То есть вся вот эта обойма ребят, где нас четверо, плюс Карен Хачанов, Андрей Рублёв, — мы все очень дружны.
Сейчас в топ-100 точно есть человек тридцать, которым 30 или за 30 лет. Федереру, например, 34, а по нему и не скажешь, что он собирается заканчивать, он второй-третий в мире


— В контактных видах спорта часто используются разные приёмы, чтобы психологически сбить соперника. А как с этим в теннисе? Вы что-то, может быть, используете?
— Допустим, в паре могут специально пробить тебе в тело, чтобы устрашить или напугать. Иногда пытаются сбить — шнурки завязывают или начинают что-то спрашивать, провоцировать, подходить к судье. А я сторонник честной игры, и когда что-то такое происходит, стараюсь не обращать внимания и концентрироваться на себе. Если соперник начинает с ума сходить, так это только мне на руку. Моя задача — выйти и сделать своё дело. То, ради которого и приехал.

— Мечта в теннисе — топ-20. А какая мечта по жизни?
— Раньше, по молодости, разные были. А сейчас самое главное, чтобы семья была рядом, чтобы они были счастливы и мы могли куда-то вместе выезжать. Хочется иметь свой дом, свой угол, где уже можно было бы обосноваться, потому что пока мы квартиру снимаем.

Андрей Кузнецов нам рассказал, что друзья зовут его Кузьмичом. А у вас есть прозвище?
— А меня Костяриком называют, ну или просто — Костяном.

— Расскажите, пожалуйста, что у вас за татуировка на руке?
— Это имя моей жены, и на латыни слово «навсегда» написано. Я давно решил, что женщина, которая подарит мне ребёнка, навсегда останется в сердце моём вне зависимости от того, как сложится жизнь.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →