Марат Сафин
Фото: РИА Новости
Текст: Анастасия Филиппова

Марат Сафин и Жюстин Энен — на пороге Зала славы

Марат Сафин и Жюстин Энен — о главных победах в своей жизни, «деле Шараповой», геях и вере в себя.
11 марта 2016, пятница. 12:00. Теннис
Ещё в январе стали известные новые имена, которые было решено включить в Международный зал теннисной славы — Марат Сафин и Жюстин Энен. Впервые такой чести удостоился россиянин, для которого это стало приятным сюрпризом. На днях «новобранцы», оставившие яркий след в теннисной истории, пообщались с журналистами и ответили на их вопросы. Ведущим пресс-конференции стал экс-четвёртая ракетка мира Тодд Мартин, который взял на себя приветственное слово: «История нашего спорта держится на плечах великих спортсменов уже много поколений. Миссия Международного зала теннисной славы — сохранить историю спорта и отметить выдающихся чемпионов. Более 240 человек из 21 страны были введены в Зал славы к настоящему моменту, а 16 июля в Ньюпорте этот список пополнят ещё четыре имени. Двое из них будут включены туда посмертно — это Ивон Петра и Маргарет Скривен. Ивон Петра, французский теннисист,
выигравший Уимблдон 1946 года после того, как пять лет отбыл в колонии военнопленных в Германии, и британка Маргарет Скривен, выигравшая «Ролан Гаррос» дважды (1933, 1934), первая в истории левша, сумевшая завоевать титул «Большого шлема». Ещё двое — Жюстин Энен из Бельгии и Марат Сафин из России.

Жюстин Энен, экс-первая ракетка мира, находившаяся на высшей строчке 117 недель. Она трижды заканчивала сезон на первом месте мирового рейтинга, семикратная обладательница титулов «Большого шлема», на её счету 43 одиночных титула. Жюстин — олимпийская чемпионка 2004 года в Афинах, обладательница Кубка Федераций 2001 года в составе сборной Бельгии. Прекрасная карьера её как спортсменки продолжилась и на посту тренера, она курирует украинку Элину Свитолину.

Марат Сафин возглавлял мужской одиночный рейтинг на протяжении девяти недель и входил в топ-5 199 недель. За свою карьеру он дважды завоёвывал ТБШ: US Open-2000 и Australian Open-2005, выиграл 15 титулов, пять из них – титулы турниров серии Masters 1000. Он и его друзья по команде становились дважды за 11 лет обладателями Кубка Дэвиса (2002 и 2006). Сейчас Марат — депутат российского парламента.

Тодд Мартин: Жюстин, давай начнём с тебя. Расскажи вкратце, что ты чувствуешь по поводу того, что летом твоё имя внесут в Международный зал теннисной славы?

Жюстин Энен: Потрясающе. И надо сказать, что это стало для меня сюрпризом. Большая честь быть частью этого вида спорта и остаться в его истории навсегда. Когда ты выступаешь на различных соревнованиях, то обычно не задумываешься о том, что вершишь историю спорта, в которой останешься на века. Теперь, когда я удостоена такой чести, думаю, что понимаю это немного больше. Я очень благодарна теннисному Залу славы, своим родителям и всем людям, которые помогали мне на протяжении моей карьеры, благодарна за талант, который получила. Это очень-очень большая честь.

Тодд Мартин: Спасибо, Жюстин. Марат, что скажешь?

Марат Сафин: Привет, Жюстин.

Жюстин Энен: Привет, Марат. Рада тебя слышать.

Марат Сафин: Вообще это стало большим сюрпризом. Здорово быть частью всего этого, как сказала Жюстин. Но приятнее всего, пожалуй, осознавать, что ты чего-то достиг в теннисе и получил такую честь — стать частью Зала славы. Для нас это многое значит. Отдельное спасибо моим родителям, первому тренеру и людям, которые поддерживали меня, всем кто был со мной, потому что они важная часть моей жизни, они открыли для меня этот прекрасный мир: тренеры, друзья, всех, кого я встречал, путешествуя по миру.

Тодд Мартин: Важно отметить, что и Жюстин, и Марат — первые представители своих стран, удостаивающиеся этой чести. Перейдём к вопросам журналистов.

— Марат, самая хорошая теннисная академия в моей стране названа именем Билли-Джин Кинг, она лесбиянка. Ещё одна американка, имя которой внесено в Зал славы — Мартина Навратилова, борец за права геев. Если бы в Думе был проект, который говорит, что вы не можете голосовать за права геев и их поддержку и вам бы нужно было сделать выбор, как бы вы поступили?
Марат Сафин: Спасибо за ваш вопрос. Вот так сильное начало! Я много путешествовал и видел разных людей, их мнения и стиль жизни. И тут нет ничего необычного. Предпринимать что-то масштабное — это нормально, но надо понимать размеры своих планов, нельзя забывать о пропорциях, потому что в мире сосуществуют абсолютно разные культуры. Кто-то относится к этому проще, чем остальные. Некоторые страны просто не готовы к подобным нововведениям, должно пройти время, чтобы это изменилось и люди стали более открытыми перед решением таких вопросов. Если брать Европу и Штаты, там тоже по-разному относятся к этой теме. Разные страны — разные традиции. Для начала все должны правильно понимать этот вопрос, а он весьма деликатный. Для россиян он тоже очень тонкий. Безусловно, споров будет много. Мне кажется, должно пройти ещё какое-то время, чтобы перемены настали. К тому же многое будет зависеть от людей, захотят ли они.

— А вы бы сами хотели видеть эти перемены в российской действительности, принятие прав геев?
Марат Сафин: Каждый делает свой выбор. Дело не только во мне и том, что я думаю. Повторюсь, что многое зависит от людей, они выбирают и они имеют право, поэтому это и называется свобода. К тому же у нас молодая страна. Если это произойдёт, я буду рад, но главное, чтобы люди были довольны и вольны выбирать. На всё нужно время.

— Марат, если бы вы могли дать совет себе молодому, поделиться какими-то соображениями, что бы это было?
Марат Сафин: Сложно сказать, потому что тогда бы перед вами сейчас уже сидел не совсем тот я. Меня вполне устраивает то, какой я есть. Если бы поменял что-то на ранней стадии своего становления, был бы другим человеком и не уверен, что стал именно таким, какой я есть сейчас.

— Марат, вы сказали, что удивлены тем, что ваше имя внесут в Зал славы. Думаю, что некоторые поражены тем, что это стало для вас такой неожиданностью. Почему это такой большой сюрприз для вас и что вы ощущаете, оглядываясь на вашу карьеру? Считаете ли вы, что полностью израсходовали свой теннисный потенциал?
Марат Сафин: Спасибо вам большое. Надо сказать, что в начале карьеры было непросто, потому что я родился в стране, откуда было трудно выехать куда-либо. Не было денег на то, чтобы путешествовать и играть на мировом уровне. Так что считаю, что это серьёзное достижение. Конечно, бросая взгляд в
Достижения Марата Сафина:
Титулы в одиночном разряде — 15. Титулы в парном разряде — 2.

Обладатель Кубка Дэвиса (2002, 2006).

Турниры «Большого шлема»: Australian Open – победа (2005). «Ролан Гаррос» — полуфинал (2002). Уимблдон — полуфинал (2008). US Open – победа (2000).
прошлое, понимаю, что хотел бы выиграть больше турниров, завоевать больше титулов «Большого шлема», но, к сожалению, в течение моей карьеры меня постоянно преследовали травмы. Иногда, возможно, я был не очень готов к тому, через что мне в итоге пришлось пройти, сказался недостаток опыта и наспех предпринятые неверные шаги. Опять же сюрприз, потому что, на мой взгляд, Евгений Кафельников больше меня этого заслуживает. Мне кажется, он большего достиг. Да, я был удивлён, потому что для меня он лучший игрок. В любом случае я очень признателен.

— Марат, вы уже удостоились такой чести быть зачисленным в Зал славы, как вам кажется, Евгений тоже заслуживает?
Марат Сафин: Хотелось бы его там увидеть, хотя бы потому, что он был первым, кто вывел теннис в России на новый уровень. Он был первым, кто выиграл титул «Большого шлема» и достиг высшей строчки мирового рейтинга. Он выигрывал титулы «Большого шлема» в одиночке и в паре, завоевал золотую медаль Олимпийских игр. Мне кажется, он заслуживает. Когда-нибудь он будет удостоен такой чести, и это будет приятным событием.

— Марат, US Open-2000 стал первым турниром, где вы завоевали трофей «Большого шлема». Можете рассказать, насколько особенным стал он в вашей карьере?
Марат Сафин: Этот первый титул стал неожиданным, потому что начало сезона было неудачным. На протяжении семи недель я не выиграл ни одного матча. К середине года стоял 45-м в мире. Затем за полтора месяца мне удалось всё в корне изменить и выиграть US Open, притом показывая не лучший теннис, не зная, что вообще делаю. На самом турнире у меня было несколько матчей, который очевидно я должен был проиграть, но что-то всегда приходило мне на помощь, и я побеждал. Я переиграл Тодда Мартина в полуфинале, кстати, спасибо тебе, Тодд, за это.

Тодд Мартин: Да, тогда всё шло к тому, что ты должен был мне уступить.

Марат Сафин: Именно. Я и до полуфинала-то не должен был добраться. Я должен был тогда проиграть [Джанлуке] Поцци во втором круге. Ну и очевидно, что относительно моей встречи с Питом [Сампрасом] в финале никто не ожидал, что я смогу его одолеть, потому что он играл на другом уровне, а если он попадал в финал, демонстрировал что-то невероятное. Популярность, которую он имел, плюс турнир в Штатах — всё было против меня. Может быть, это и сыграло мне на руку, что никто не ожидал от меня, поэтому я просто играл в свой теннис, и всё удачно для меня сложилось. Единственное, о чём я думал, не проиграть слишком просто, а сотворить шоу на корте, но вот о том, чтоб выиграть, даже и близко не думал!

— Вопрос: Жюстин, у вас такая впечатляющая карьера, в том числе и выступления на US Open, и незабываемый полуфинальный матч 2003 года. Не могли бы вкратце рассказать?
Жюстин Энен: Да, с Нью-Йорком у меня связано много хороших воспоминаний. Было непросто играть здесь в начале моей карьеры, ощущала себя не так уж уверено. Затем мне удалось победить Дженнифер [Каприати]. Это было потрясающе. 22 000 зрителей тогда болели против меня. Три часа длился наш поединок, это был просто незабываемый матч. Тогда я была какой-то зажатой, но после такого опыта стала увереннее чувствовать себя, выступая на больших стадионах. Я выигрывала дважды (2003, 2007). Возможно, одни из самых ярких матчей в моей карьере и вне всякого сомнения, они навсегда останутся в моей памяти.

— Жюстин, у вас в копилке большое количество выигранных мейджоров и олимпийское золото. Дважды вы играли в финале Уимблдона — против Винус [Уильямс] и [Амели ] Моресмо, оба раза поражение в трёх сетах. Есть какое-то сожаление на это счёт? И, Марат, хотел бы вернуться к матчу против [Пита] Сампраса на US Open-2000. Тогда вы сказали, что, возможно, вам больше никогда не удастся сыграть так же хорошо, как в том матче. Это было интересно услышать от молодого теннисиста. И всё-таки удалось вам подняться до того же уровня тенниса хотя бы ещё раз, может быть, в полуфинале Australian Open-2005, вы обыграли [Роджера] Федерера, как когда-то Пита?
Жюстин Энен: Да, сожаление есть. Это то, над чем я много размышляла, единственный турнир серии «Большого шлема», который мне так и не удалось покорить. Хотя я не уверена, что задавалась такой целью, потому что моей мечтой было выиграть хотя бы один трофей такого уровня и стать номером один. Я стала чемпионкой «Ролан Гаррос», затем мне удалось повторить этот успех. Следом случилась победа на US Open, на Australian Open, снова на Открытом чемпионате Франции. Потом наступила пора Уимблдона и эти возможности, которые у меня были, особенно в матче против Амели Моресмо, где я выиграла первый сет со счётом 6:2, полностью контролируя ход встречи… Я такой человек, что постоянно думаю о совершенствовании, хотя идеала не существует. Но, мне кажется, не так уж и плохо, что остались какие-то вещи в моей карьере, которые мне так и не удалось осуществить, и просто надо это принять. Я отдала теннису всё, что могла. Конечно, оглядываясь назад, в прошлое, ты всегда можешь сказать: «Сделала ли я всё, что могла? Надо было ещё вот этого достичь». Но это не дело — жить в сожалениях, я и так много работала над тем, чтобы воплотить свои мечты в жизнь. Уимблдон оказался мне не по силам. В конечном итоге у меня сохранились приятные воспоминания, да и так много времени уже прошло с тех пор. И теперь я уже не отношусь к этому как к великому разочарованию всех времён. Наоборот, я вижу в этом шанс, что я могла победить, но не случилось, и я счастлива, что у меня была эта возможность. Много воды утекло. Жизнь изменилась, и я очень рада тому, чего мне удалось достичь за свою карьеру.

Марат Сафин: Для меня тот матч стал первым, когда я показал невероятный теннис. Это оказало такое большое влияние на меня и мою карьеру в целом, что я завоевал титул «Большого шлема». После этого триумфа на US Open, мне хотелось побеждать ещё больше. Я был буквально захвачен этой мыслью, стал думать о том, что могу выиграть намного больше титулов. Но, к сожалению, не смог. Два финала в Австралии, полуфинал на Уимблдоне, полуфинал на «Ролан Гаррос». Тот матч был большой переменой в моей жизни. Невероятной. Я выиграл титул «Большого шлема» и продемонстрировал свой лучший теннис, на который я только был способен. Это позволило мне стать номером один и подняться на высший уровень, вот так я себя тогда ощущал.

— Когда вы переиграли [Роджера] Федерера, с чем можно сравнить эту победу?
Марат Сафин: Это уже совсем другая история, совсем другой матч. Это более трудовой поединок, в котором у меня было много шансов против
Достижения Жюстин Энен:

Титулы в одиночном разряде — 43. Титула в парном разряде — 2.

Обладательница Кубка Федерации 2001.

Олимпийская чемпионка ОИ-2004 (Афины).

Турниры «Большого шлема»: Australian Open – победа (2004). «Ролан Гаррос» — победа (2003, 2005-2007). Уимблдон — финал (2001, 2006). US Open – победа (2002, 2007).
Федерера. Мы играли несколько подобных встреч, когда я мог бы его переиграть, но мне никак это не удавалось. Поэтому так хотелось обыграть его на Australian Open, что от этого задача становилась ещё более трудной. Возможно, я не играл так же здорово, как против Пита Сампраса, но всё-таки это был другой матч, другой игрок, иная ситуация. Пришлось упорно потрудиться. Уровень тенниса, пожалуй, был вторым лучшим по качеству с моей стороны, который я когда-либо демонстрировал. Это было чистым удовольствием, которое я толком даже тогда и не осознал.

— Жюстин, у вас были очень хорошие взаимоотношения с вашим тренером Карлосом [Родригесом]. Как вы переняли этот опыт в свою тренерскую карьеру?
Жюстин Энен: Да, мы работали с Карлосом на протяжении 15 лет, и это потрясающе. Не каждый теннисист может похвастать таким опытом — сотрудничать с одним тренером в течение стольких лет. Мы начали работать, когда я была совсем молодой. Я тогда играла по юниорам, происходило становление характера и меня как спортсменки. У Элины [Свитолиной] есть свой тренер, я лишь приезжаю на несколько недель в течение года. Так что тут немного другая ситуация, она уже в топ-20, и мне приходится её узнавать, чтобы понять, чем я могу быть полезной. Мне нужно с полным уважением относиться к тому, чего ей уже удалось достичь, поделиться своим опытом и рассказать о своём видении того, где она ещё может прибавить и что усовершенствовать. Я делюсь с ней своим былым опытом топ-игрока. Поэтому это немного другое, сложно даже сказать, что это полноценная должность тренера, скорее я консультант. Я пытаюсь давать советы, делиться какими-то ментальными и эмоциональными нюансами из своего опыта нескольких важных матчей. Мы такие разные. Что работает для одного игрока, не факт, что подойдёт и для другого. Поэтому приходится подстраиваться под личность самого спортсмена. Играть, быть тренером, давать советы — это всё слишком разные вещи. То, чему я научилась от своего тренера, — это быть сфокусированной на своей цели, делать всё, чтобы её достичь, быть очень профессиональной, дисциплинированной, мыслить позитивно и амбициозно. И это очень многое. Я настоящий счастливчик.

— Что вы предполагаете привнести в игру Свитолиной, которая уже сформировалась как игрок?
Жюстин Энен: Пожалуй, не стану раскрывать всех секретов. У неё очень прочные взаимоотношения с её тренером. Быть в двадцатке — уже достижение. Но я думаю, что у неё есть амбиции добиться чего-то большего. Я просто буду выполнять свою роль, привнося только какие-то отдельные детали, не буду ничего менять кардинально, потому что уже многие вещи и так работают. Я пытаюсь ей помочь. Она молода и у неё есть всё, чтобы сделать следующий шаг вперёд, а я просто делюсь опытом. Тут важнее всего момент того, как я могу ей правильно что-то преподать, а она верно усвоить. Но опять же мы только начали сотрудничать.

— Не могли бы вы оба прокомментировать ситуацию с Марией Шараповой, завалившей допинг-тест? Марат, вы первый россиянин, который удостоен чести быть введённым в теннисный Зал славы. Кто, по вашему мнению, должен быть вторым, третьим?
Марат Сафин: Девушки вперёд.

Жюстин Энен: То, что случилось, не есть хорошо. Мне кажется, мы все очень огорчены случившимся. Это и для тенниса не очень хорошо. Да и вообще для любого: для фанатов, людей, которые поддерживают спорт. Это неприятно и для Марии. Я не имею права судить её, но столько деталей в этом деле остаются под вопросом, поэтому очень сложно выразить своё мнение на этот счёт. Поэтому пока только могу сказать, что это не очень хорошо для нашего вида спорта. Правила важны, к ним надо относиться с уважением. Вот что могу сказать. Но мне правда очень грустно от всего, что происходит.

Марат Сафин: Как уже сказала Жюстин, это не очень хорошо для спорта и для самой Марии. Ситуация непростая. Но, я думаю, вы должны понимать, что существует много технических моментов, взять те же новые вещества, который были включены в запрещённый список. Тут могла быть и техническая ошибка. Но всё зависит от того, как и что было на самом деле. Не думаю, что тут был какой-то особый умысел. Во всяком случае, именно в это мне бы хотелось верить. Думаю, что всё разрешится самым деликатным способом, который только может быть в сложившейся ситуации, что дело не будет раздуто до невероятных размеров, от этого, безусловно, никому лучше не станет. Надеюсь, что всё в скором времени разрешится, и все будут счастливы. Верю, что так и будет. Но, конечно, правила есть правила. Тут никто не спорит.

Определённо я бы хотел увидеть имя Евгения Кафельникова, он заслуживает. Мне кажется, что Елена Дементьева — следующая на очереди. Это два человека, которые много сделали для тенниса с точки зрения развития этого вида спорта в России.

Тодд Мартин: Задам со своей стороны административный и в то же время любопытный вопрос: Зал славы просит предоставить один из значимых для вас артефактов. Вы что-то должны нам будете прислать из важных для вас вещей. Можете уже поделиться мыслями, что это будет?

Жюстин Энен: Это точно будет кепка, которую я всегда носила. Мне кажется, она служила своего рода защитой от многих вещей, помогала сфокусироваться. Не знаю, но я выиграла с ней все мои титулы «Большого шлема». Это будет то, что я пришлю в музей, это то, что, мне кажется, люди должны были запомнить обо мне.

Марат Сафин: А я думаю, что это будет ракетка. Модель Prestige Classic 600, классика. И ей было не так просто играть. Это особенная ракетка. И нужно быть особенным теннисистом, чтобы играть ей. Думаю, что она повлияла на стиль многих спортсменов, кто её выбирал. Это классика, которая должна принадлежать этому месту. А ещё кроссовки и футболка фирмы аdidas, две компании, которые поддерживали меня на протяжении всей моей карьеры. За что я им признателен, за веру в меня и за то, что были частью моей семьи. Думаю, что они тоже заслуживают внимания и все должны знать о них. Это моё им спасибо за веру в российский теннис и его поддержку.

— Жюстин, вы приехали из относительно небольшой страны. Сильных потрясений на протяжении карьеры у вас не было, но в начале жизни были некоторые трудности. Тем не менее вы всегда говорили, что нет ничего невозможного. Расскажите, что это значит.
Жюстин Энен: Предельно просто. Это значит, что если действительно веришь в мечту, то всё возможно. Невозможное — это что-то из компании аdidas. И мне посчастливилось с ними сотрудничать несколько лет. Думаю, что это вдохновило меня на многое, потому что было отражением моей жизни. Я родилась в небольшой стране, невысокая, даже не очень сильная, как и многие другие не с самой простой судьбой в детстве. Не так уж и многие верили в то, что я действительно могу чего-то достичь, что я смогу добиться своей цели — стать первой теннисисткой мира. Тогда это стало моей целью. Многие думали, что это сумасшествие. Но где-то в глубине души я никогда не сомневалась, что могу это сделать. Я всегда говорю молодым: «Не переставайте мечтать, верьте в свои мечты и делайте всё, чтобы достичь их». Это важно. Вот что я думаю, когда произношу фразу «нет ничего невозможного». Если у вас есть цель, делайте всё для её воплощения в жизнь.

— Что вы подумали, когда мама впервые привела вас на «Ролан Гаррос»?
Жюстин Энен: Мне было 10. Когда я смотрела матч Штеффи Граф с Моникой Селеш, я была всего в нескольких метрах от центрального корта.
Сафин: Это сюрприз, потому что, на мой взгляд, Евгений Кафельников больше меня этого заслуживает. Мне кажется, он большего достиг. Да, я был удивлён, потому что для меня он лучший игрок. В любом случае я очень признателен.
Тогда я сказала маме: однажды я буду играть здесь и выиграю турнир. Она посмотрела на меня и сказала почти утешающее «да, да»… Мол, можешь немножко и помечтать. Но я была настолько уверенной и решительной, что даже никаких вопросов не возникало, что это моя судьба. Когда это произошло, моей мамы уже не было рядом. Но это как обещание, которое я сдержала. Конечно, это был очень эмоциональный момент, который отложился у меня в памяти.

— Она была бы рада…
Жюстин Энен: Хочется верить. Конечно, она была бы очень рада. Она была учительницей, школа была всем для неё. Мама меня очень поддерживала, именно она и говорила, что если я хочу играть в теннис, то должна выкладываться на все 100 %. Чем бы ты ни занималась — отдавайся этому максимально. Этому я научилась от неё.

— Жюстин, мы уже разговаривали о тренерах. И непроизвольно приходит на ум Амели Моресмо. Вы удивились, кода она стала тренировать вторую ракетку рейтинга АТР, никогда не думали тренировать мужчину?
Жюстин Энен: Мне кажется, это здорово. И я вовсе не удивлена тому успеху, что им удалось достичь вместе. Говоря о тренере и игроке, мы обращаемся к людям, а это важно — встретить подходящего человека в нужное время и в нужном месте. И, на мой взгляд, в их случае всё сошлось. Амели очень умная, хорошо знает игру. Она сильная личность, была умным игроком, поэтому не удивлена тому, что ей есть чем поделиться с Энди [Марреем].

Когда я услышала эту новость, я подумала, что это очень здорово, а почему нет, в конце концов? Может быть, и не все схожего мнения, но мне кажется, хорошо, когда открываются новые горизонты. Я не буду говорить однозначное «да» или «нет», для меня это прежде всего — тренировать человека. Возможно, это немного по-другому, ко всем людям нужны свои подходы. Такое нечасто встречается, но почему бы и нет. Я бы точно не стала категорично отнекиваться. У меня было пару предложений по тренерству, но они поступали от девушек. Кто знает, может быть, однажды, поживём-увидим.

— Настоящие ценители игры считают, что ваш однорукий бэкхенд был одним из красивейших ударов за всю историю тенниса. Среди мужчин мы не утратили этот компонент игры благодаря Григору Димитрову и Доминику Тиму. Как вам кажется, сложно ли играть одной рукой в современном женском туре? Вы этому учите, если это вообще возможно?
Жюстин Энен: Я-то уже точно не изменюсь в этом плане. Обещаю. Не могу сказать, что это слишком тяжело для современного тура, потому что и я, и Амели Моресмо тоже играли против Винус и Серены [Уильямс] и против многих других сильных игроков, то есть логично что это удар стал редкостью не по этой причине. Игра становится быстрее и быстрее. К тому же, когда ты маленький, куда проще играть двумя руками, потому что так получается бить мощнее. И ты привыкаешь. А потом очень сложно что-либо поменять, да и порой причин особых на то нет.

Я стала играть однорукий бэкхенд, даже не знаю, возможно, потому что была большим фанатом Штеффи Граф и Стефана Эдберга. Я работала над техникой, физикой и над его мощностью. Не могу сказать, что это так уж тяжело реализовать и сейчас. Просто мы не так видим этот удар, потому что с ним сложно поначалу. В детском возрасте нет достаточной силы, мне потребовалось несколько лет, чтобы почувствовать комфорт при ударе слева одной рукой. Конечно, очень эстетически приятно смотреть, когда женщина или мужчина играют однорукий бэкхенд. Но, в конце концов, это не единственный вариант, как можно показывать красивую игру. Есть и много других способов.

— Жюстин, многие фанаты не дадут соврать, что эра, которую вы возглавляли как первая ракетка мира, была последней по-настоящему великой в WTA. И до сих пор многие ждут чего-то похожего. Сейчас уже прошло некоторе время с момента завершения вами карьеры, чем вы думаете отличалось ваше поколение? И за что эту эру так восхваляют фанаты?
Жюстин Энен: Этот вопрос мне уже много за последние дни задавали. Но, если честно, я не уверена, что это последняя эра хорошего тенниса. Думаю, что впереди нас тоже ждёт много интересного. Не знаю, что делает особенным моё поколение. Вдохновение — это то, что имеет свою особую значимость. Я всегда была очень вдохновлённой, думаю, что и как все девочки, против которых я играла. Мы смотрели на своих кумиров с большим уважением, многое перенимали от них, вдохновлялись их игрой. Я до сих пор верю, что и современное молодое поколение способно на это, они могут вдохновляться, а это очень-очень важно. Возможно, мы и не играли так много, но мы старались сосредотачиваться на поставленных целях. Возможно, общество изменилось, поэтому и последующие поколения теннисистов другие. Сейчас много отвлекающих факторов. Даже не знаю, смогли бы мы сохранить ту концентрацию, которая у нас была, играй мы сейчас. Мир коммуникации очень изменился. Многие вещи стали другими и приходится к ним привыкать. И всё-таки без вдохновения никуда. Это очень важно.

— Много действующих игроков невысокого роста постоянно говорят, что вы были для них примером того, как выстраивать свой стиль игры. Уже прошло достаточно много времени с тех пор, как титул «Большого шлема» завоёвывал кто-то небольшого роста. Как, по-вашему, сейчас сложнее придерживаться вашей манеры игры, чтобы она была такой же эффективной, или есть какие-то другие факторы, которые надо учитывать?

Жюстин Энен: Не думаю, что сейчас сложнее, чем мне было тогда. Просто девочки должны верить в то, что это возможно. Это вопрос уверенности в собственных силах. Мне было очень непросто выходить против кого-то высокого на корт или играть, например, против Серены [Уильямс], которая очень мощно бьёт по мячу. Разница была огромной. Но я всегда знала, что могу использовать свои сильные стороны. Я была быстрой, могла предвидеть игру. И над физикой очень много работала, поэтому могла и этим компенсировать недостаток роста. Да я не была мощной, но могла использовать другие качества. Важно верить в себя и повышать пределы своих возможностей. Пределы создаём мы. Мне кажется, многие девушки, поверив в себя, смогут добиться куда большего. Уверена на 100 %.

Напомним, что официальная церемония введения в Международный зал теннисной славы пройдёт 16 июля в Ньюпорте.
Источник: ASAP Sports
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →