Уэйн Брайн
Текст: Илья Рывлин
Фото: Илья Рывлин, «Чемпионат»

Брайан: ещё в детстве нужно ставить цели и постоянно к ним идти

Уэйн Брайан в беседе с корреспондентом «Чемпионата» рассказал о том, как воспитать сильнейшую пару в истории и многом другом.
10 апреля 2016, воскресенье. 13:45 Теннис

Если споры по поводу лучших теннисистов в одиночных разрядах никогда не утихают, то в парных всё более очевидно. У женщин никто не может сравниться с потрясающим дуэтом Мартина Навратилова / Пэм Шрайвер, который завоевал 20 совместных «Шлемов». Всего же на счету Мартины невероятные 177 трофеев в паре, а у Пэм — 112. У мужчин тоже всё однозначно: братья Боб и Майк Брайан выиграли вместе 16 турниров самой престижной категории. А если говорить обо всех титулах, то их накопилось 110 (у Майка, кстати, 112 — ещё два трофея он в начале карьеры завоевал с другими партнёрами). Брайаны

побили почти все рекорды — и по времени пребывания на первой строчке, и по количеству выигранных матчей, и по количеству титулов. На втором месте остались Тодд Вудбридж и Марк Вудфорд, которые имеют в своём активе 61 трофей.

В субботу, 9 апреля, Брайаны завоевали 110-й титул на турнире в Хьюстоне. В сложном матче против Сантьяго Гонсалеса и Виктора Эстрелья-Бургоса они смогли показать свой лучший теннис в концовке и вырвали победу со счётом 10:8 на чемпионском тай-брейке — к радости почти заполненного стадиона. Да, Майк и Боб были первыми сеяными, но сейчас победы к ним приходят намного труднее, чем, к примеру, 10 лет назад. Для братьев этот трофей стал первым с августа 2015 года. Церемонию награждения проводил Уэйн Брайан, отец чемпионов. Одним из первых с этим успехом его поздравил корреспондент «Чемпионата».

Уже много лет мистер Брайан является мастером церемоний на турнире в Хьюстоне, а кроме того — теннисным тренером, адвокатом, музыкантом и писателем. В начале апреля на протяжении всей недели Уэйн Брайан становится «голосом» центрального корта. Он не только объявляет всех игроков, но и развлекает зрителей между матчами — устраивает конкурсы, дарит мячи и разговаривает с трибунами. На протяжении практически всего дня отец лучшей пары мира чем-то занят — он находится или на корте, или в пресс-центре, или бегает по большой территории теннисного комплекса. Когда корреспондент «Чемпионата» спрашивал его о возможности дать интервью, мистер Брайан поинтересовался, на какое издание тот работает. Вряд ли надпись Championat.com на аккредитации ему что-то говорила, но фраза: «В России это как ESPN.com», видимо, ему понравилась. Буквально через 20 минут после того, как братья получили свой шестой кубок в Хьюстоне, Уэйн Брайан уже был в комнате отдыха для игроков и любезно согласился ответить на несколько вопросов.

— Мистер Брайан, во-первых, поздравляю с победой сыновей.
— Спасибо большое.

— Вы вообще могли себе представить 20 лет назад, что ваши сыновья завоюют 110 титулов?
— Нет, об этом я и подумать не мог, потому что предыдущий рекорд был 61. Я думал, что они станут лучшей парой мира, выиграют все «Шлемы», Кубок Дэвиса…

Я говорил им, что ставить перед собой цели нужно — как на ближайшее время, так и глобально, на всю карьеру. Как только ты это сделал, необходимо контролировать процесс — удаётся ли тебе приблизиться к поставленной задаче.

Они поставили перед собой цели ещё в шестилетнем возрасте. Уже тогда они обожали парный теннис. Всё, о чём они тогда говорили, сбылось — все задачи оказались выполнены. Я говорил им, что ставить перед собой цели нужно — как на ближайшее время, так и глобально, на всю карьеру. Как только ты это сделал, необходимо контролировать процесс — удаётся ли тебе приблизиться к поставленной задаче. Мы никогда не говорили о 110 титулах. В какой-то момент у них было 40 трофеев, и тогда число 61 казалось таким далёким. Но как только они добрались до рекорда Вудфорда и Вудбриджа, победы стали приходить одна за другой. Я знаю, что их рекорд никогда не будет побит. Люди любят говорить, что любые достижения можно превзойти, но не думаю, что это тот случай. Особенно с учётом того, что предыдущая лучшая пара выиграла 61 титул. Отвечая на ваш вопрос, я предполагал, что они могут добиться почти всего того, чего они добились, но 110 титулов — нет, это не приходило мне в голову.

— Сейчас вы по-прежнему так же сильно переживаете за результаты своих сыновей, как 10-15 лет назад?
— Думаю, что на протяжении всей их карьеры я очень волнуюсь. Когда я оказываюсь с ними на одном турнире, то переживаю ещё больше. Я знаю, что, когда они выигрывают, трибуны взрываются от восторга. Именно по этой причине я стараюсь отойти как можно дальше, порой на пару километров. Здесь рядом поле для гольфа, и иногда я 30-40 минут просто гуляю по нему, чтобы ничего не слышать. При этом я всё время держу в руках телефон и смотрю на изменение счёта. Несколько дней назад Боб и Майк взяли первый сет, во втором вели 4:3, но играли на приёме. Всё шло к равной концовке, но вдруг мои дети сделали брейк. Они повели 5:3, а я нахожусь в нескольких километрах от стадиона! Тогда я подумал: «Боже мой!» Я побежал так быстро, как только могу. Матч уже закончился, а я всё ещё не на корте. Я залетел в офис, взял микрофон, он ещё и не работал, но мне, к счастью, дали другой. Я примчался на корт как раз к началу телевизионного интервью. Мне было очень тяжело говорить, потому что сбилось дыхание. Так что да, я невероятно волнуюсь, но стараюсь не показывать свои эмоции парням. Я никогда на них не давлю, никогда не ругаю их после поражений. В этом плане я хороший папа. Но внутри очень переживаю за них. Я помню, что родители Пита Сампраса не могли смотреть его матчи. Во время Уимблдона они просто гуляли и боялись подойти к витрине магазинов, потому что там мог стоять телевизор с теннисной трансляцией. Тогда мои дети были ещё малы, и я не мог понять: «Как это так? Играет ваш сын, сам Пит Сампрас, а вы не смотрите?» А сейчас я сам стал таким же (смеётся).

— Что же делает братьев Брайан сильнейшей парой в истории тенниса?
— Очень много факторов. Пожалуй, главный из них — они играют вместе с пятилетнего возраста. Нет ни одной другой пары в истории тенниса, которая бы начала тренироваться так рано. Мои дети играют вместе уже очень долго. Многие думают, что секрет их успеха кроется в том, что они близнецы, они отлично понимают друг друга. Дело не в этом. Они настолько успешны, потому что играют вместе и не меняют партнёров. Столько пар постоянно совершают рокировки, но мои дети всегда выступают вместе.

Вторая причина их успеха: один — левша, второй — правша. Это ключ к победам для всех сильнейших пар в истории. Ньюкомб и Роуч, Лэйвер и Эмерсон, Вудфорд и Вудбридж, Макинрой и Флеминг — во всех этих дуэтах были левши и правши. Я могу говорить два часа о том, насколько это важно. Ещё момент: Майк и Боб дополняют друг друга. Я думаю, что Майк — лучший игрок на приёме в Туре, а Боб великолепно подаёт. В сете, который завершается со счётом 6:4, один игрок подаёт трижды, а второй — дважды. Так вот трижды на подаче всегда Боб. В гейме из семи розыгрышей (поскольку в парном теннисе нет «больше — меньше», то это максимальное количество розыгрышей) Майк выполнит четыре приёма, а Боб — три. Всё это позволяет каждому по максимуму использовать свои сильные стороны. Каждый заряжает позитивной энергией другого. Кроме того, парни получают огромную поддержку от зрителей, потому что они хотят смотреть на их теннис. У обоих хорошие удары с задней линии, оба успешно действуют у сетки. Мои сыновья имеют полный набор. Вообще, в паре нужно обладать всем арсеналом. В одиночке это не обязательно. Иногда достаточно иметь хорошую подачу и удар справа. Порой может хватать только выносливости. В паре же надо уметь делать всё, так уж устроен парный теннис. Если ты не умеешь играть с лёта, тебе будет очень непросто в паре. Тебе нужна хорошая подача, нужно обладать точным приёмом, уметь играть кроссом — этот удар особенно важен в паре. Словом, необходимо владеть всеми ударами. Вы ведь пишете для российского издания?

— Да.
— Я думаю, что чем больше упор на тренерской работе, чем больше будет учебных программ для парного тенниса, тем лучше будут результаты ваших спортсменов. Парный теннис придаёт игре больше красок. Именно в паре можно лучше увидеть все сильные стороны ребёнка. Детям нравится пара, потому что если ты проиграл в одиночке, у тебя остаётся ещё один разряд. А многие просто больше любят играть с кем-то вместе, чем в одиночку, и именно парный разряд удерживает их в теннисе. Кроме того, в парных встречах всегда больше улыбок. Возьмём, к примеру, фигурное катание. Есть длинная программа и короткая

Каждый ребёнок хочет любви. Как только ты хвалишь одного, ты должен похвалить и другого, иначе он расстроится и опустит голову. Воспитывая близнецов, я понял, что должен одинаково хорошо относиться к каждому — на корте и за его пределами.

программа, есть танцы на льду и парное катание. Для каждой дисциплины требуются разные навыки. Кому-то нравится одно, кому-то другое. Кто-то успешен в одном, кто-то в другом. Мои парни хороши в парном теннисе. Могли бы они играть в одиночке? Конечно. Но тогда им нужно было бы закончить совместные выступления и сконцентрироваться на этом. Майк и Боб стали такой сильной парой, потому что они очень много играют вместе. Я считаю, что парный разряд очень важен для тенниса в целом. Вы видите, как парный теннис нравится зрителям. Если есть хорошая вывеска и парный матч ставят в хорошее время, то на него идут. На всех встречах моих парней на этой неделе был аншлаг. В Индиан-Уэллсе они играли с Рафаэлем Надалем и Фернандо Вердаско в первом раунде. Восемь тысяч было на стадионе, а ещё пять пытались туда попасть. Люди, кстати, говорили, что сильные одиночники победят. Но Майк и Боб обыграли Надаля семь раз подряд, а Федерера — пять. При этом, конечно, они потрясающие теннисисты, но не так хороши в паре. Рафаэль и Роджер — великолепные игроки, но пара — это немного другое. Здесь нужны другие умения. Могут ли сильные одиночники победить сыгранную пару? Да, но после упорных тренировок, после того, как они сконцентрируются на парном теннисе. Кстати, Боб и Майк были лучшими юниорами США в одиночке. Они всегда были очень талантливыми.

— Как вам кажется, тяжелее тренировать двух детей или одного?
— Мне было тяжело. Я многое понял в процессе их взросления. Я говорю не только о теннисе, а о музыке и вообще о жизни. Если я скажу: «Боб, у тебя такой красивый зелёный свитер», то я должен тут же подойти к Майку и сказать: «Майк, мне очень нравится твоя футболка». Если Боб выполнил отличный удар справа, то я скажу: «Прекрасный форхэнд, Боб». А затем я похвалю его брата: «Замечательный бекхэнд, Майк». Каждый ребёнок хочет любви. Как только ты хвалишь одного, ты должен похвалить и другого, иначе он расстроится и опустит голову. Воспитывая близнецов, я понял, что должен одинаково хорошо относиться к каждому — на корте и за его пределами. Если этого нет, то начинаются проблемы. Я часто наблюдал, как среди братьев и сестёр есть лидер и есть отстающий. Очень трудно сделать так, чтобы оба брата или обе сестры были одинаково успешны. Все родители хотят, чтобы все их дети достигли больших высот, но это не всегда получается. Когда к Майку и Бобу пришли первые хорошие результаты, им было по 6-7 лет, они стали тренироваться с лучшими парными теннисистами США. Так что все тренировки давали им очень многое. Если ты сказал что-то хорошее одному и ничего другому, это может иметь негативные последствия. Но если ты стараешься сохранять баланс, то можешь достичь отличных результатов.

— Боб и Майк играют почти в каждом матче Кубка Дэвиса. Они уже побеждали в этом турнире. Что для них значит выступление за страну?
— Они обожают играть в Кубке Дэвиса. Боб и Майк любят быть в команде. Парный теннис — это уже команда. Они много играли в юниорских командных турнирах. Я думаю, что вот где кроется потенциал России. Дети любят играть в команде. Им нравится надевать форму своей команды и играть против другой. Это отличный способ развития для детей. Майк и Боб играли в школе, затем в университете, потом в Кубке Дэвиса. Для них матч в Кубке Дэвиса — это как финал «Большого шлема» или финал Олимпиады. Никакой разницы. Им просто нравится этот турнир. Иногда они играют и в воскресенье, когда судьба матча уже ясна. Парни победили в 24 встречах — это ещё один рекорд. Они выиграли пять олимпийских медалей, две золотые и три бронзовые, так что любое выступление за свою страну для них является очень важным событием. Кстати, в 2007 году они победили в финале Россию. Именно Боб и Майк принесли решающее очко. Я плакал как ребёнок. Я всегда мечтал, чтобы они завоевали Кубок Дэвиса. Но знаете, что самое примечательное? Сразу после победы они традиционно прыгнули друг на друга грудью вперёд, затем выбежали все остальные игроки сборной США, образовался огромный круг. Но уже через 15 секунд они прекратили празднование, подошли к российской скамейке и пожали руки тренерам и теннисистам. Я не хочу называть конкретные страны, но иногда, когда мои парни проигрывают, победившие теннисисты могут отмечать успех чуть ли не час. Майк и Боб пожали всем руки через 15 секунд, это показывает их спортивный дух. У них очень хорошие отношения с Михаилом Южным, Дмитрием Турсуновым и другими ребятами. Я тоже хорошо знаю Дмитрия по World Team Tennis. Он очень талантливый игрок, но его постоянно беспокоят травмы. А так он очень хороший парень, прекрасный писатель и весёлый человек. Что же касается титула в Кубке Дэвиса, то это была очень важная победа для моих детей.

Уэйн Брайан и Илья Рывлин

Уэйн Брайан и Илья Рывлин

Фото: "Чемпионат"
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 сентября 2017, среда
19 сентября 2017, вторник
18 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент