Рафаэль Надаль
Фото: Reuters
Текст: Анастасия Филиппова

Надаль взял курс на «Ролан Гаррос»

Рафаэль Надаль рассказал о своих успехах, планах по завоеванию «Большого шлема», теннисных тенденциях, Олимпийских играх и любимой стране.
20 апреля 2016, среда. 12:45. Теннис
Рафаэль Надаль, на прошлой неделе выигравший «Мастерс-1000» в Монте-Карло, посвятил свою победу дедушке. Это его первый титул с момента смерти близкого родственника. «Это для тебя, дедушка», — именно это он и написал на объективе камеры.


Другой член его семьи и по совместительству суровый тренер дядя Тони не сомневался, что успех снова придёт к племяннику. А после недавнего триумфа он и вовсе заявил, что испанцу по силам выиграть «Ролан Гаррос».

В беседе с директором по коммуникации испанского Банка Сабадель Рамоном Равирой пятая ракетка мира рассказал о своих ощущениях после победы, поделился планами на сезон, оценил современные тенденции в спорте и не забыл о политике.

— Рафаэль, как вы чувствуете себя после победы в Монте-Карло и какие вообще ожидания?
— Чувствую себя хорошо. Пожалуй, куда лучше, чем в прошлом году, но если эти ощущения каждый раз не подкрепляются достойным результатом, ты немного сникаешь, тебе становится хуже, поэтому прошлая неделя оказалась очень важной и показательной для меня.
Что касается ожиданий, то я стараюсь думать в первую очередь о каждом следующем матче, а не о финалах, потому что каждый соревновательный раунд сложный, и именно он твоя ближайшая цель. Даже непобедимый Новак Джокович выступал в Монте-Карло и уступил в первом круге. Сейчас у меня большие ожидания и огромная мотивация хорошо выступить в Барселоне.

— Есть в планах пункт снова завоевать титул «Большого шлема», не за горами «Ролан Гаррос»?
— Пока не хочу думать об Открытом чемпионате Франции. Мне предстоят турниры в Барселоне, Мадриде и Риме, хотя, безусловно, огромное желание вновь завоевать титул «Большого шлема» у меня есть, и сейчас моя задача — улучшать игру от матча к матчу.

— Что изменилось в этом году по сравнению с прошлым?
— В прошлом году я не контролировал своё дыхание и нервы, а тревожное и порой подавленное состояние не позволяло мне показывать ровную и качественную игру. Пришлось преодолеть это, говоря себе: «Это всего лишь теннисный матч», это та работа, которая заставляет тебя совершенствоваться день ото дня. Я из тех людей, которые работают на долгосрочную перспективу.

— И вы продолжаете работать над этим?
— Да, потому что моя работа была сконцентрирована на том, чтобы снова выходить на корт и ощущать себя хорошо, и когда ты осознаёшь, что это получается, сразу достигается результат выше среднего. Я смог этого добиться примерно после US Open в прошлом сезоне, а в этом году — на турнире в Индиан-Уэллсе и Монте-Карло, где психологически я был готов очень хорошо.

— А в какие-то моменты неудач думали о том, чтобы всё бросить?
— Я никогда не думал об уходе из тенниса. Всегда стараюсь мыслить позитивно, а в трудные моменты жизни просто представляю времена, когда вещи снова наладятся и всё будет хорошо. И я хочу страдать и бороться, но, если ничего не меняется, нужно немного подождать и не соревноваться месяцок, но не переставать тренироваться, пока всё не встанет на круги своя. В течение года потихонечку дела пошли лучше.

— Удар справа — ваша сильная сторона в игре, и в этом вы вернули себе былую мощь. Для вас это свидетельство улучшения дел?
— Агрессивная игра, прохождение вглубь по турнирным сеткам — вот основные показатели того, что дела идут в гору. Это не случайность. Что касается удара справа, то, пожалуй, могу и добавить. В Монте-Карло он у меня отлично получался в матче против Энди Маррея и в финале, хотя я и уступил второй сет. Я очень агрессивно бил справа и, что важно, и в психологическом плане чувствовал себя превосходно. Я понимал, что не он контролирует ход матча, хотя игра была и не в моих руках, но я хотел, чтобы всё зависело от меня. Выигрывал я или проигрывал по ходу встречи, всё равно продолжал мощно атаковать справа.
— Тенденция нового поколения — мощные удары?
— На грунте это не так ощущается, но на быстрых покрытиях новое поколение придерживается агрессивной манеры, строя свою игру на подаче и мощных ударах. Меньше уделяя внимание стратегии, они лупят по мячу так сильно, как только могут.

— Может быть, стоит изменить правила, чтобы вернуться к более зрелищной игре?
— В теннисе уже произошли некоторые изменения в правилах. Думаю, что мы должны идти к тому, чтобы делать наш вид спорта более зрелищным. Хотя на меня это в любом случае не повлияет, потому что должны пройти годы, чтобы что-то изменилось и усвоилось.

— У вас есть какие-то предложения на этот счёт?
— Пока я сам играю в туре, не буду вносить никаких конкретных идей, потому что это не так просто, к тому же наверняка все подумают, что я специально предлагаю что-то, чтобы это сыграло мне на руку. Поэтому пока я следую тому, что есть, но, возможно, в будущем внесу свою лепту.

— Календарь тоже стоит изменить?
— Проблема не в том, что соревновательный сезон длинный. Чем больше — тем лучше, ведь это значит, что больше игроков могут жить этим спортом. Дай бог, чтоб турниры были каждую неделю. Дело в рейтинге: чтобы удержаться на высшем уровне, нужно играть достаточно много недель и показывать одинаково высокие результаты. Сейчас часто идут разговоры о том, что двухлетний рейтинг был бы куда более честным и объективным, потому что в течение этого периода можно было бы находить перерывы для отдыха, спокойно всё планировать и помогать тем игрокам, которые заслуживают стоять выше. Ранжирование за два года доставляло бы всем меньший стресс.

— Вы будете знаменосцем Испании на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро?
— Конечно, мне бы очень этого хотелось, но я пока не знаю, предоставят ли мне такую честь. В 2012 году мне не удалось это осуществить, потому что у меня была травма ноги, но тогда знаменосцем был мой хороший друг По Газоль. А я нёс флаг в Пекине в 2008 году и был очень счастлив. Я не участвовал во многих турнирах в своей карьере, но ничто не сравнимо с пропуском Олимпийских игр.

— Есть разница между любителями и профессионалами на Играх?
— Теннисисты, футболисты, баскетболисты и многие другие имеют свои профессиональные сообщества, которые тоже стоит совершенствовать. У нас есть свои привилегии, в то время как у других спортсменов только точечное признание. Хотя мне кажется, что спортсмены из менее популярных видов спорта заслуживают вознаграждения не меньше, потому что они открываются людям и пытаются развивать свои новые дисциплины.

— Как долго ещё собирается выступать Рафаэль Надаль?
— Мне скоро исполнится 30 лет, но я не собираюсь опускать планку. Морально я готов продолжать выступать и соревноваться, и мне пришлось проделать большую работу, чтобы достичь этого. Конечно, я понимаю, что когда-то это время наступит и вряд ли оно будет счастливым для меня, ведь тогда моя физическая форма не позволит продолжать мне играть. Но сейчас я наслаждаюсь тренировками и нахожусь в полной боевой готовности. А для других вещей у меня ещё вся жизнь впереди.

— Когда-нибудь задумывались о переезде из Испании, чтобы платить меньше налогов?
— Если бы я и думал, то надо было раньше размышлять на эту тему, деньги в жизни — это ещё не всё. К тому же мне очень повезло: я зарабатываю, делая то, что мне нравится. Я счастлив в Испании, соревнуясь в Барселоне, Мадриде и т.д. и продолжаю жить здесь, чтобы платить налоги, как и любой другой гражданин этой страны. Я родился на Майорке, и мне очень нравится там бывать. Ничто бы не смогло заменить мне возможность быть со своей семьёй у себя на родине.

— Что думаете насчёт коррупции в Испании?
— Нужно прекратить это безобразие раз и навсегда, а виновные должны быть наказаны. А начать нужно с политических партий, потому что сейчас делается всё, чтобы закрепить власть в своих руках, нет заботы о будущем страны. Нужно заканчивать с таким подходом, ведь мы великая страна. Если победим коррупцию, это пойдёт нам только на пользу.

— А какое ваше мнение по поводу того, что Каталония хочет независимости?
— В этом вопросе у меня никаких сомнений нет. Я с Майорки, которая находится рядом с Каталонией, язык и очень многие вещи у нас похожи. Я не понимаю этой конфронтации и ненависти к особенностям и разным мнениям. Необходимо уважать друг друга. Я, как испанец и балеарец, хотел бы, чтобы Каталония продолжала оставаться частью Испании, чтобы всё было мирно, а не как в прошлом году, когда вся обстановка была накалённой. Я люблю Каталонию, Испанию и Балеарские острова и хочу, чтобы они были единым целым.
Источник: tenis.as.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →