Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: Даниэль Виленчук
Фото: Reuters

Билет в будущее. Что ждёт теннис через 20 лет

Только кажется, что теннис остановился в развитии, но за 40 лет он в корне изменился. Прикинем, что ещё может произойти в ближайшие годы.
16 июня 2016, четверг. 11:00 Теннис

Теннис кардинально изменился с тех пор, как 1968 год был ознаменован началом Открытой эры. Всего через пять лет после того как Род Лэйвер стал первым и пока единственным теннисистом-профессионалом, выигравшим «Большой шлем», настало время Билли Джин Кинг, которая от лица всех теннисисток вышла на корт хьюстонского Astrodome против Бобби Риггса.

Это была знаменитая Битва полов. Ажиотаж вокруг этого матча помог теннису завоевать внимание болельщика, увеличить интерес публики к этому виду спорта, а впоследствии профессионалы и любители смогли играть в одном туре.

В те времена все изменения, коснувшиеся тенниса, были очень громкими, хотя и, если оглядываться на них сейчас, зачастую экстравагантными: лига World Team Tennis со своими разноцветными кортами; платья Теда Тинлинга, который решился привнести в консервативную теннисную моду яркие цвета и неожиданные формы; создание ATP и WTA; повсеместное увеличение призовых.

В 1970-м значительное изменение коснулось и правил – впервые был опробован, а затем и введён привычный нам сейчас тай-брейк. Правда, изначально судьба сета решалась при счёте 8:8 по геймам.

Неизбежно эта эволюция замедлялась. Всё, что продолжало сменяться, – это поколения игроков. Уровень игры быстро вырос, средние игроки постепенно становились хорошими, хорошие – великими. Теннисисты-любители перестали существовать. В теннисе так и осталось четыре турнира «Большого шлема», почти год длится каждый новый сезон, действует честная и прозрачная система рейтингов, теннисисты по-прежнему играют на трёх различных покрытиях, а на Уимблдоне носят неизменно белую одежду.

Теннисный болельщик, вопрошающий из 1968 года, какие изменения случатся с игрой в последующие годы, был бы немало удивлён нашими ответами. Но что, если и мы зададимся таким вопросом – что ждёт нас через 20 лет? Что будет нового и какие изменения произойдут? У портала Tennis.com есть на этот счёт несколько соображений.

Пятый турнир «Большого шлема» — в Индиан-Уэллсе

Ион Цириак, эпатажный владелец турнира в Мадриде, познакомивший мир с синим грунтом, однажды задал риторический вопрос: «Где это написано, что у нас может быть только четыре мэйджора?»

Бывший теннисист, а ныне миллиардер Цириак подумывал о том, чтобы сделать свой турнир пятым ТБШ, но перехитрил самого себя – Madrid Open в календаре стоит слишком близко к «Ролан Гаррос». А вот у другого миллиардера, Ларри Эллисона, есть гораздо больше причин для таких разговоров. По сути, он уже превратил турнир в Индиан-Уэллсе в мини-мэйджор.

10-дневный турнир, на котором играют и мужчины, и женщины, — настоящий оазис посреди калифорнийской пустыни. Он одинаково нравится и игрокам, и болельщикам. BNP Paribas Open начинается спустя шесть недель после окончания Australian Open, заполняя большую пустоту между первыми двумя турнирами «Большого шлема» в сезоне.

Эллисону не нужен дополнительный заработок, но, возможно, он захочет войти в историю тенниса как «отец пятого мэйджора».

Hawk-Eye помогает игрокам и на грунте

Мы всегда наслаждаемся зрелищем, когда судья на вышке, засидевшийся на месте, с радостью спрыгивает на корт и бежит к месту спорного попадания мяча. Попал или нет? Судья наклоняется, на короткое время сомневается, приглядывается и показывает – аут! Или всё-таки нет?..

Телевидение уже использует Hawk-Eye на грунтовых кортах, чтобы показывать зрителям то, что видит судья. Но во время «Ролан Гаррос»-2016 мы неоднократно могли заметить, что электронная система противоречит решению судьи. Это неприемлемо.

Использование технологий более надёжно, чем доверие невооружённому глазу. Если на турнире есть Hawk-Eye, его необходимо использовать. Соблюдение традиций, консерватизм – это здорово, но если из-за этих традиций страдают игроки, то в игру необходимо вносить изменения.

Изменения в календаре

Теннисный календарь должен быть изменён. Сейчас слишком длительное межсезонье, а теннисное руководство не упустит возможность заработать большие деньги на различных выставочных турнирах, которые, как оказывается, очень популярны среди болельщиков. Международная теннисная Премьер-лига (IPTL) с каждым годом становится всё привлекательнее.

Мастерсы и турниры Premier, участие в которых для топ-игроков обязательно, помогли выстроить чёткое расписание – календарь Новака Джоковича и Серены Уильямс расписан на годы вперёд. Но возможно эта идея с “обязаловкой” исчерпала себя. Никогда раньше ведущие теннисисты мира не пренебрегали мелкими, разогревочными турнирами перед ТБШ в таких масштабах. Но и их можно понять – шесть из девяти крупнейших Мастерсов проходят парами друг за другом (Индиан-Уэллс/Майами, Мадрид/Рим, Канада/Цинциннати). Физически это невероятно тяжело. Игра как никогда требовательна к физической подготовке спортсменов.

Поэтому в календаре произойдут большие изменения. ITF, ATP и WTA обратят внимание на растущую популярность командных турниров наподобие IPTL. Когда в Индиан-Уэллсе начнёт проходить пятый турнир «Большого шлема», Майами и Цинциннати переориентируются на командные соревнования типа Кубка Хопмана. Между собой начнут соревноваться страны. Формат простой – три матча: мужская и женская одиночки, а затем решающий матч в миксте. Болельщики с большим удовольствием будут заполнять стадионы, как это обычно и бывает в январе в Перте.

Таймер, отмеряющий время между подачами

Понимая, что правило о нарушении времени между розыгрышами (20 секунд – у ITF и WTA, 25 – у ATP) не всегда справедливо по отношению к игрокам и зрителям, теннисное руководство введёт в теннис ещё один элемент шоу – таймер, проецирующийся на корт.

Он будет запускаться по решению судьи на вышке, но его увидят все. Такое неожиданное появление часов, демонстрирующих теннисисту его неправоту, будет куда полезнее, чем предупреждение от судьи, который и сам мог ошибиться в подсчётах.

Кто-нибудь непременно выиграет «Большой шлем»

Буквально в начале 2000-х казалось невероятным, что кто-то может выиграть календарный «Большой шлем». Уровень игры вырос, разница в покрытиях была очень большой. Даже Пит Сампрас, который до прихода Роджера Федерера выиграл наибольшее число турниров «Большого шлема» в истории, так и не смог стать по-настоящему универсальным игроком.

Теперь же всё изменилось. Корты Уимблдона стали медленнее из-за изменений в технологии посева травы. Грунт стал быстрее благодаря тому, что в теннис пришли суператлеты, использующие современные струны и ракетки. Хард теперь тоже в среднем медленнее, чем раньше, чтобы зрители могли насладиться игрой, основанной на длительных розыгрышах и комбинациях. В результате разница в покрытиях стала практически незаметной.

Возможно, мы станем свидетелями истории уже в этом году, так как Новаку Джоковичу наконец-то покорился «Ролан Гаррос». Но даже если Новак не выиграет все четыре «Шлема» в этом сезоне, это всё равно рано или поздно случится – это сделает или он, или кто-нибудь другой. Серена Уильямс в прошлом году подошла к «Большому шлему» на расстояние двух побед.

Когда Джоковича после победы в Париже спросили о возможности выигрыша «Большого шлема», серб ответил журналистам: «Я не хочу показаться самонадеянным, но я правда думаю, что всё возможно в этой жизни».

Действительно, очень актуальные слова. Следующие 20 лет должны быть невероятно захватывающими и непредсказуемыми. Даже если Уимблдон по-прежнему будет требовать от игроков надевать на матчи исключительно белую одежду.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 октября 2017, понедельник
22 октября 2017, воскресенье
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент