Милош Раонич
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Раонич: данные о терапевтических исключениях должны быть закрыты

Канадец Милош Раонич поделился мнением о том, должны ли разглашаться данные о терапевтическом приёме запрещённых препаратов.
19 сентября 2016, понедельник. 19:30. Теннис
Действующий чемпион турнира в Санкт-Петербурге Милош Раонич перед стартом нового розыгрыша рассказал об организации соревнований, о желании пойти в Эрмитаж, об Уимблдоне и многом другом. Представители СМИ, среди которых был и спецкор «Чемпионата», спросили канадца про то, насколько сложно ему будет защитить титул, а также о мотивации на концовку сезона.

— Милош, вы проиграли во втором круге US Open, пропустили матч Кубка Дэвиса Канада – Чили. В каком вы сейчас состоянии и где проводили подготовку всё это время?
— Я провёл это время на юге Франции, чтобы восстановиться. У меня были физические проблемы в течение US Open, но сейчас они остались позади. Я рад, что вновь нахожусь в хорошей форме. И я готов хорошо сыграть здесь, в Санкт-Петербурге, и на других турнирах, оставшихся в этом сезоне.

— Насколько для вас принципиально защитить звание действующего обладателя St. Petersburg Open?
— Во-первых, мне лично хочется защитить свой титул. Это вопрос профессиональной теннисной гордости. Во-вторых, сейчас идёт борьба за то, кто займёт 3-е место в гонке ATP. Дистанция между мной, Стэном Вавринкой и Кеем Нисикори очень мала, поэтому победа здесь была бы важна и с этой точки зрения.

— Все победители прошлых турниров в Питере обещали защитить титул, но далеко не все это обещание выполняли. Что стало главным мотивом для вас – вам понравился город и условия на турнире, вам крайне важно защитить свой титул или свою роль сыграли стартовые, которые выплачиваются теннисистам вашего уровня, что ни для кого не является секретом?
— Прежде всего для меня важна спортивная точка зрения. Для меня прошлогодняя победа была очень важна – это был мой личный спортивный успех. Во-вторых, я отлично провёл здесь время, мне очень нравится этот турнир, мне нравится сама организация, она действительно на высоком уровне, и мне нравятся люди, которые связаны с работой по организации турнира. Они окружают заботой игроков, им действительно не всё равно. Плюс у меня много личного связано с городом Санкт-Петербург в плане моих интересов. В прошлом году я побывал в Эрмитаже, и я хочу воспользоваться своим нынешним приездом, чтобы ещё много чего посмотреть здесь.

— Лендл как-то сказал, что он отдал все бы свои победы за одну победу на Уимблдоне. На ваш взгляд, почему Уимблдон для многих теннисистов является самым престижным турниром и победа там очень важна?
Я отлично провёл здесь время, мне очень нравится этот турнир, мне нравится сама организация, она действительно на высоком уровне, и мне нравятся люди, которые связаны с работой по организации турнира.
— Традиции. Всё дело в них. Это единственный турнир, которому удалось сохранить эти традиции. Он следовал им твёрдо, и эти традиции накопились в своеобразное наследство. Он также улучшался с годами, как и другие турниры «Большого шлема», но, тем не менее, он особенный, уникальный. И ты ощущаешь эту особую атмосферу. Не только ты как игрок, но и зрители, и телезрители. И это единственный турнир, который не продался, в том смысле, что на корте не видно рекламы спонсоров, и это здорово. Они свято чтут свои традиции.

— Сравните прошлогодний турнир и этот. Насколько сложнее вам будет защитить свой титул? И кого из нынешних участников вы считаете своим главным конкурентом?
— Я думаю, что если мы посмотрим на состав, то, в принципе, он не так уж и сильно отличается. В прошлом году было два игрока топ-10, в этом году – три игрока мировой десятки. В этом разница. Что касается вопроса по поводу оппонента, которого я больше всего опасаюсь, то я предпочитаю сосредоточиться исключительно на предстоящем матче. Это будет либо Михаил Южный, либо Янко Типсаревич, и я буду именно так настраиваться на каждый матч – день за днём, не загадывая вперёд.

— Как вы используете паузы, чтобы восстановиться? И во время минутного перехода и просто между розыгрышами, когда готовитесь к подаче?
— Есть два вида напряжения в теннисе – физическое и психологическое. Что касается физического, то у каждого есть своя схема, свой некий ритуал между розыгрышами очков. Лично я стараюсь думать о дыхании, правильно дышать и таким образом расслабляюсь. Не хочу думать о том, что произошло или о том, что может произойти. Такой у меня способ.

Завтра я отправляюсь на экскурсию в Исаакиевский собор, также побываю в соборе Спаса на Крови. Но я ещё хочу побывать в Эрмитаже, потому что в прошлом году я провёл там всего три часа и посмотрел всё буквально бегом.
— Были ли у вас какие-то приметы и есть ли сейчас? И если они есть, верите ли вы в них?
— Мне бы хотелось думать, что я не верю в них, но в подсознании я всё равно верю в эти приметы, какие-то вещи я повторяю, потому что раньше они принесли мне удачу и они работают.

— На нынешнем турнире будет применена технология 3D-«хоук-ай», которая раньше нигде не применялась. Насколько важны подобные технические новинки для вас? Есть ли какая-то причина, по которой вас не устраивает нынешний «хоук-ай»?
— Я думаю, что в данном случае самое важное, что организаторы турнира открыты для инноваций и они готовы инвестировать средства в то, чтобы турнир стал ещё лучше с точки зрения зрителей, игроков и того опыта, который они получат на этом турнире. Насчёт того отличия двух версий «хоук-ай» я не могу вам сказать, мне неизвестна статистика по этому поводу. Подчёркиваю ещё раз, что самое главное – желание и готовность организаторов турнир пробовать новое, быть готовыми к инновациям и инвестировать в них.

— Как обычно вы узнаёте результаты жеребьёвки?
— Чаще всего об этом первым узнаёт мой тренер. Но если уж меня совсем любопытство съедает, тогда я проверяю в своём телефоне.

Что касается вопроса по поводу оппонента, которого я больше всего опасаюсь, то я предпочитаю сосредоточиться исключительно на предстоящем матче. Это будет либо Михаил Южный, либо Янко Типсаревич, и я буду именно так настраиваться на каждый матч – день за днём, не загадывая вперёд.
— Вы сказали, что были в Эрмитаже. Какая у вас культурная программа в Петербурге в этом году?
— Завтра я отправляюсь на экскурсию в Исаакиевский собор, также побываю в соборе Спаса на Крови. Но я ещё хочу побывать в Эрмитаже, потому что в прошлом году я провёл там всего три часа и посмотрел всё буквально бегом. Хочу более обстоятельно познакомиться с этой коллекцией.

— В связи с последними событиями хотелось бы узнать ваше мнение по поводу терапевтического использования запрещённых препаратов. На ваш взгляд, должна ли эта система оставаться такой же закрытой, как сейчас, или общественность и сами спортсмены должны знать, что применяют их коллеги?
— Я не знаком в деталях с теми утверждениями, которые сейчас делаются по затронутой вами проблеме. Но, в общем и целом, я думаю, что лучше эти данные не предавать широкой огласке, и, на мой взгляд, они не должны быть доступны широкой публике, потому что часто есть определённые обстоятельства, какие-то маленькие детали, какие-то, может быть, серьёзные заболевания, с которыми тот или иной человек сталкивается и должен с ними бороться, лечить их. Поэтому я думаю, что лучше в данном случае уважать конфиденциальность и не предавать эти моменты огласке.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →