Владимир Платеник
Фото: empire-tennis-academy.com
Текст: Дмитрий Шахов

Платеник: мне проще работать с русскими, чем с кем-то из США

Тренер Владимир Платеник рассказал о сотрудничестве с Дарьей Касаткиной, реформах WTA и работе с другими россиянками.
16 октября 2016, воскресенье. 19:15. Теннис
Дарья Касаткина уже два года работает вместе со словацким специалистом Владимиром Платеником. Под его руководством россиянка добилась существенного прогресса и здорово проявила себя в первом полном сезоне во взрослом теннисе.

В беседе с корреспондентом «Чемпионата» Платеник подвёл итоги сезона для Дарьи, рассказал о планах на межсезонье, важности просмотра собственных и чужих матчей, работе с другими россиянками и многом другом.

«Даша хорошо воспринимает критику»


— Владимир, для первого полного сезона в WTA Дарья справилась весьма неплохо. Как бы вы сами оценили этот сезон?
— Мы работаем вместе уже два года, и я никак не могу сказать, что недоволен. Она добилась существенного прогресса в рейтинге. В этом году мы играли много турниров, так как мне хотелось, чтобы она получила как можно больше опыта. Я не знал, как она себя проявит, но она выступала здорово. В некоторые моменты сезона она была весьма уставшей, ведь она ещё играла и в Кубке Федерации, и на Олимпиаде. В следующем году с лучшим рейтингом проще будет планировать календарь.

Что касается её игры, то она заметно улучшила подачу и бэкхенд. Она продолжает работать над скоростью передвижения по корту. Она работает над своим мышлением на корте, ведь взрослый теннис сильно отличается от юниорского. По юниорам тебе достаточно нанести один-два хороших удара, и розыгрыш завершён. А во взрослом теннисе даже после подачи и следующего хорошего удара соперницы возвращают мяч в корт, ведь это уже более серьёзный уровень. От плохих привычек из юниорского тенниса тяжело избавиться. Но Даша – потрясающий спортсмен, настоящий боец, она хорошо воспринимает критику и хочет совершенствоваться. Для меня это самое важное.

Сезон был удачным. При этом у неё были шансы, которые она не использовала, так что он мог быть ещё лучше. Она проиграла несколько матчей с матчболов, а ещё дважды уступила со счётом 8:10 на «Ролан Гаррос» и Уимблдоне. Я не хочу жаловаться, потому что сезон был хороший, но он мог быть ещё лучше, если бы она использовала свои возможности.

Совсем недавно на турнире в Китае у неё был матчбол против Каролины Плишковой. Я считаю, что она должна была уверенно выигрывать ту встречу. Она усложнила матч для самой себя. Над этим я хочу поработать в предсезонной подготовке. Потому что важно не только играть надёжно и без ошибок, иногда нужно взять инициативу в свои руки и сыграть чуть активнее.

— После Кубка Кремля сезон для Дарьи закончится. Сколько времени у неё будет для полного отдыха?
— У неё будет две недели выходных. Она живёт в Словакии, но хотела бы увидеть свою семью. Я хотел бы дать ей как можно больше времени, но больше двух недель — это слишком много. Затем мы начнём подготовку в Словакии. Она будет работать и над физической подготовкой, и над улучшением её игры в течение двух недель. Затем на 10 дней она отправится в горы в Словакии с тренером по фитнесу и другими игроками нашей академии, такими как Андрей Мартин. Они будут работать в горах только над физической подготовкой. Это очень сложный курс. Это практически военный лагерь. У них будет по четыре занятия фитнесом в день, но разного типа – йога, бег, тренажёрный зал, плавание и многое другое. У нас одни из лучших тренеров в мире в плане фитнеса. Кстати, Дарья уже провела эту подготовку год назад. После этого мы отправимся во Флориду на три недели, где будем работать исключительно над игрой.

Даша – потрясающий спортсмен, настоящий боец, она хорошо воспринимает критику и хочет совершенствоваться. Для меня это самое важное.

«Всегда говорю Даше правду»


Дарья отметила, что выступление в Цинциннати было ошибкой. В следующем году вы будете выбирать турниры более аккуратно?
— Да, мы попробуем не играть столько турниров, как в этом году. Сделаем акцент на крупных соревнованиях, чтобы улучшить рейтинг. В этом году из-за Олимпиады у нас вообще не было времени на подготовку к US Open. И это стало причиной её плохого выступления на турнирах в США. Она хочет играть за страну в Кубке Федерации, и я уважаю это желание. Она по-настоящему гордится тем, что представляет Россию. В следующем году, возможно, мы будем брать неделю отдыха после матчей Кубка Федерации. Будем тренироваться и готовиться к турнирам в это время, чтобы Дарья слишком сильно не уставала.

— Ваши тайм-ауты всегда очень интересно слушать, как зрителю. Но вы бы лично предпочли, чтобы вы говорили без микрофона?
— Нет, я не возражаю. Кто-то любит меня, кто-то ненавидит, потому что я всегда говорю правду и стараюсь быть честным. Вне зависимости от того, есть ли на мне микрофон, я всегда выйду к корту и скажу Дарье то, что думаю. Потому что порой игроки так напряжены в матче, что сами не видят, что происходит на корте. Особенно это относится к женскому теннису. Чаще всего я выхожу на корт и призываю её играть активнее, потому что часто она отходит на заднюю линию и играет в юниорский теннис, считая, что просто достаточно вернуть мяч в корт. Мы над этим работаем, и ей нужно будет это понять. Но при этом она по-настоящему старается. Иногда бывает так, что я прошу сыграть активнее, а она начинает действовать слишком активно и допускает ошибки. Ей важно получить больше опыта и уверенности в себе.

— Вы сильно разозлились, когда узнали, что Дарья пропустила заявку на турнир в Ухане?
— Я не злился. Я тоже допускаю ошибки, да всех их делают. Я просто сказал команде, что тогда поехали играть квалификацию. Я верил, что мы сможем пройти квалификацию, о чём я и сказал, когда услышал новость. Это не был идеальный расклад, но подобное порой происходит. Мы много путешествуем. У её брата немало забот – отели, билеты на самолёт. В тот момент мы были в Монреале и планировали выступление на Олимпиаде. Я не хочу злиться, потому что я тоже могу допустить ошибку. Мы – команда, поэтому мы проходим через сложные моменты вместе. Мне кажется, я должен поддерживать Дарью в такие моменты, что я и сделал. Мы сыграли квалификацию, в итоге она чуть больше очков набрала. Так что в каком-то смысле всё сложилось даже лучше.

По этой причине многие мои бывшие подопечные перестали развиваться. Они предпочитают оставаться в зоне комфорта, поэтому они занимают места во второй половине топ-50. Мне как тренеру, такие игроки не интересны. Я хочу работать с тем, кто хочет улучшать свою игру и в итоге стать первой ракеткой мира.

«Расстраивает, что игроки не смотрят свои матчи»


— Вы уделяете много внимания просмотру матчей вместе с Дарьей. Насколько важно, на ваш взгляд, для теннисистов смотреть свои матчи?
— Многие игроки не любят смотреть свои матчи и чужие тоже. Меня это расстраивает. Да, хорошо полагаться на тренера и его знания, но на корте теннисистка находится одна и ей самой надо принимать решения. Сейчас есть масса возможностей посмотреть игру соперниц на Youtube или можно получить видео от WTA. Мы стараемся пользоваться этим с Дарьей и готовиться к матчам. Это не всегда гарантирует успех, потому что иногда соперники могут удивить. Можно посмотреть множество неудачных встреч какой-то теннисистки, но потом она выйдет на корт и это будет её день — она начнёт пробивать по углам. Но в плане тактики это точно помогает – можно увидеть слабые места, подачу, приём и другие моменты.

— Дарья призналась, что предпочитает смотреть матчи АТР…
— Я всегда говорил, что если теннисистка может учиться у игроков АТР, то это может стать большим преимуществом, ведь у них качество заметно выше. Мне нравится, что Дарья так считает. Она хочет научиться всему. Конечно, у каждого игрока свой стиль, но ведущие игроки должны уметь на корте всё – слайс, воллей, смэш, атака, защита. Если Даша играет против кого-то, кто не любит резаный удар, то она может чаще использовать слайс. Если у соперницы одноручный бэкхенд, то Даша может подавать ей под бэкхенд с верхним вращением и сразу идти к сетке. Поэтому я хочу, чтобы она больше играла в паре, чтобы она могла улучшать все игровые качества. И она согласна с таким подходом.

Я очень доволен этим, потому что в прошлом я сотрудничал с игроками, которые не хотели работать над собой. Они говорили, что это не их игра, но на тренировках надо думать не о своей игре, а о том, что можно улучшить. По этой причине некоторые мои бывшие подопечные перестали развиваться. Они предпочитают оставаться в зоне комфорта, поэтому они занимают места во второй половине топ-50. Мне как тренеру такие игроки не интересны. Я хочу работать с тем, кто хочет улучшать свою игру и в итоге стать первой ракеткой мира. Или по крайней мере теннисист должен верить, что каждый день, выходя на корт, он может что-то улучшить.

«Настоящие болельщики любят затяжные матчи»


— По сравнению с мужским теннисом у девушек больше игроков разного стиля. Мужчины же чаще рассчитывают на силу ударов…
— Мне так не кажется. Например, Маррей играет очень здорово, но при этом он не является тем, кто бьёт по мячу очень сильно. Да и Джоковича тоже в эту категорию нельзя отнести. Конечно, всегда проще иметь мощную подачу и забивать мячи, но, чтобы быть на вершине, нужно быть сбалансированным игроком. Все виды спорта – хоккей, футбол, теннис – становятся более быстрыми, но, чтобы быть чемпионом, нужно быть умным и знать все варианты. Это как в шахматах. Можно играть в атакующем стиле или в защитном, но чемпионом будет тот, кто умеет всё. Чтобы всему этому научиться, требуется немало лет. Если игрок способен учиться, то, вне зависимости от того, займёт это один год или пять, он способен достичь поставленной цели.

По характеру мы близки друг другу по сравнению с западным менталитетом. Мне проще работать с русскими, чем с кем-то из США, Германии или Швейцарии.
— Президент WTA Стив Саймон недавно высказался в пользу изменения формата тенниса с целью сделать его более быстрым и привлечь новую аудиторию. Дарья высказалась против подобных изменений, а что думаете вы?
— Да, я тоже против. Мне кажется, что игрокам не понравятся серьёзные изменения. Я очень удивился, когда услышал об этом пару недель назад. Я понимаю, что порой просмотр трёхчасовых матчей – это слишком долго для зрителей, но других причин для этого нет. В затяжных матчах много драмы… Настоящие поклонники тенниса любят затяжные матчи, когда игроки бьются за каждое очко.

— Вы работали и с другими россиянками – Надеждой Петровой, Ксенией Первак. У россиянок есть что-то общее?
— Они все разные. Они играют по-разному, думают по-разному. Российский менталитет отличается от западного, но между собой они тоже отличаются.

— Россия занимает особое место в вашем сердце?
— У нас есть связь, потому что мы все из восточной Европы. По характеру мы близки друг другу по сравнению с западным менталитетом. Чешские и словацкие школы тенниса известны во всём мире. Многие молодые российские игроки тренируются в этом регионе. Для Дарьи это тоже удобно, она живёт в Словакии, ей там нравится, и это не слишком далеко от России. Мне проще работать с русскими, чем с кем-то из США, Германии или Швейцарии.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 34
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →