Кудрявцев: пить и тусоваться – это лишнее
Текст: Роман Семёнов

Кудрявцев: пить и тусоваться – это лишнее

22-летний Александр Кудрявцев, получивший от организаторов турнира специальное приглашение, дал интервью корреспонденту "Чемпионат.ру".
8 октября 2008, среда. 14:15. Теннис
В первом круге Кубка Кремля Александр Кудрявцев, получивший от организаторов турнира специальное приглашение, дал настоящий бой опытному сербу Янко Типсаревичу (8) – 6:4, 3:6, 6:7 (6:8). Корреспондент "Чемпионат.ру" побеседовал с 22-летним россиянином.

— На этот турнир вы получили wild card . Как думаете, почему его дали именно вам? И довольны ли тем, какой теннис сумели показать?
— Нет, тем, что показал, конечно же, недоволен. Я считаю, что результат должен быть всегда положительным. Сейчас у меня уже не совсем тот возраст, чтобы заявлять, что я доволен тем, как провёл не выигранный матч. Это могут делать юные игроки, которые сыграют, например, с Агасси до тай-брейка, и для них это уже будет очень большим достижением. Сказать, почему пригласили именно меня, я не могу. Могу сказать, почему дали, например, Жене Донскому. Он молодой, перспективный, у него хорошие тренеры. Но мне, безусловно, очень приятно.

— Вы сыграли в этом матче на своём сегодняшнем уровне или могли сделать больше? У вас по ходу встречи было много возможностей выиграть, но в решающие моменты вы проигрывали очки. Почему?
— Не знаю. Может быть, я не до конца верил в то, что могу победить?

Мама меня поддерживала в любых вопросах. Хотел играть – играй, не хотел – не надо. Лишь бы мне было хорошо. Наверное, если бы я пошёл в прыжки в сторону – она бы меня поддержала. А папа всегда верил, что я буду классным теннисистом.
— Это объясняется малым игровым опытом?
— Это и уровень, и расстояние в рейтинге, и многое другое. Я точно не могу сказать, надо обдумать.

— Вы отличаетесь взрывным, импульсивным характером. Наверное, это вам мешает?
— И тренер, и отец говорят в один голос, что это мне мешает. Но я не знаю, я весь в игре и не замечаю этого. Многие вещи по ходу матча ты не можешь понять: вроде бы, играешь, всё хорошо, а что-то не получается. Тебе говорят, что ты не подошёл к мячу, а тебе казалось, что ты сделал всё правильно. Со стороны виднее.

— Не пробовали смотреть собственные матчи в записи?
— Да кто же мои матчи будет записывать? (смеётся)

— Ваш нрав не мешает вам в повседневной жизни? Или же у вас столько эмоций бывает лишь в игре? — Я, в принципе, такой человек – скорпион. У меня многое зависит от настроения. И хотя я стараюсь иногда сдерживаться – не всегда получается. Жене частенько попадает (улыбается). Есть такие люди, которые копят в себе различные переживания, вроде бы, всё у них нормально, а потом их переполняет, и выходит что-то нехорошее.

— То есть лучше всё-таки периодически выплёскивать свои эмоции, чтобы не портить психологическое здоровье?
— Да, я покричал и успокоился.

— А отходите вы быстро?
— Да, но нельзя сказать, что я к людям плохо отношусь. Это не так.

— Вы родились в Екатеринбурге, сейчас проживаете в Санкт-Петербурге. Почему не Москва, где для тренировок больше возможностей?
— Я уехал из Екатеринбурга, не закончив институт – после первого курса. Много мотался, искал, где мне быть. Надо сказать, что в Москве меня никто особенно не ждал, хотя знакомые были. Но потом получилось так, что я уехал в Киев, где тренировался год. Там были хорошие условия и мне было комфортно. Потом я начал тренироваться в Питере, где у меня были очень хорошие условия для тренировок и занятий ОФП. Там же познакомился с женой, она там родила ребёнка. Через некоторое время сошёлся с Андреем Южным, и у нас встал вопрос о том, где тренироваться: Питер или Москва. У меня к тому времени ребёнок немного подрос, и я сказал, что всё зависит от его решения – как скажет, туда и поеду. Вышло так, что он решил в пользу северной столицы. К тому же у меня там есть знакомые, они предоставляют мне для тренировок бесплатные корты. В Москве всё это гораздо дороже. К тому же, там от кортов до моего дома не очень далеко и не приходится стоять по три-четыре часа в пробках, как в Москве. Там они тоже есть, но гораздо меньше.

— А какой город вам нравится больше – Москва или Петербург?
— Москва мне меньше нравится. Здесь всё очень быстро меняется, крутится и люди более озлобленные.

— Вы водите машину?
— Да, с 18 лет. Люблю это дело.

Я, конечно, стремлюсь к первой строчке, но не считаю, что всю жизнь должен думать только о том, как бы лучше научиться стучать мячом. А вдруг будет травма – что делать тогда?
— Почему уехали из Екатеринбурга? Понимали, что там достигли потолка и не видели дальнейших перспектив?
— У меня и раньше было много возможностей уехать, но то родители не хотели, то я. Всё-таки Екатеринбург - мой родной город, я там всех знаю. Мне там было хорошо. Плюс я учился в школе, а теннис никогда не был для меня главным приоритетом. Но потом понял, что раз уж делаю это, надо выходить на более широкие горизонты.

— Вы играете с шести с половиной лет. Вас в теннис привёл папа Михаил – футболист и поклонник тенниса. Скажите, вам этот вид спорта нравился самому или всё-таки было давление со стороны родителей?
— Давление со стороны отца было всегда. Мама меня поддерживала в любых вопросах. Хотел играть – играй, не хотел – не надо. Лишь бы мне было хорошо. Наверное, если бы я пошёл в прыжки в сторону – она бы меня поддержала. А папа всегда верил, что я буду классным теннисистом.

— Ваш папа так сильно увлечён теннисом?
— Да, он настоящий поклонник. Я лучше посмотрю футбол или хоккей, а он только теннис и смотрит. Всё знает, везде в курсе событий, следит за всеми результатами.

— Когда люди говорят о Рафаэле Надале, то отмечают, что он зациклен на теннисе. Говорит о теннисе, занимается лишь теннисом. Сегодня он – первая ракетка мира. Вам не кажется, что вы не так серьёзно увлечены этим делом?
— Я, конечно, стремлюсь к первой строчке, но не считаю, что всю жизнь должен думать только о том, как бы лучше научиться стучать мячом. А вдруг будет травма – что делать тогда? Например, сейчас тренер даёт мне план: во сколько надо придти, когда тренировка, и что делать дальше. Я всему этому следую, а по окончании этого плана занимаюсь своими делами. Трачу время на увлечения. Конечно, не нужно пить или тусоваться на дискотеках – это лишнее. Думаю, что у меня должно быть свободное от тенниса время, когда я могу послушать музыку, посмотреть фильм, полазить по Интернету или, в конце концов, побегать по городу в трусах. Если зациклиться только на теннисе, можно быстро перегореть.

— Тогда что для вас теннис? Работа, страсть или нечто иное?
— Конечно, работа. Наверное, внутри меня что-то сидит такое, ведь мне нравится соревноваться, играть, общаться с людьми. Наверное, когда я закончу карьеру – буду по всему этому скучать, хотя не говорю о том, что покончить с теннисом легко. Я буду стараться добиться чего-то, ведь я положил на это дело много лет. И так просто я не сдамся. Если не получится – ну что поделать, я убиваться не буду.

— Чем будете после тенниса заниматься? Чем-то в спортивной отрасли – менеджером или тренером? Или в совершенно иной сфере? — Менеджеров и тренеров сегодня очень много. Я буду учиться, но пока не загадываю. Может быть, займусь бизнесом. Хочется, чтобы деньги приносила работа головой, а не ногами.

— С мая этого года вы работаете с Андреем Южным. Как нашли друг друга и на каких основаниях сотрудничаете?
— С Андреем связывался папа. Они общались, договорились, встретились. Мы с ним поговорили о том, чего хочет он, чего хочу я, и начали работать.

— Он с вами путешествует?
— Да, это первый турнир, когда он не смог приехать. Да и нужно иногда отдыхать друг от друга. Ведь невозможно находиться постоянно вместе.

— Как будете готовиться к следующему году в межсезонье?
— Обычно я это делаю вместе с Мишей Южным. Первый раз он позвал меня, когда ему нужен был спарринг. Потом пошло-поехало.

— А какие у вас отношения с командой в Кубке Дэвиса? Вы же, вроде бы, помогаете нашим ребятам на тренировках?
— Да. Это было в этом году. Мне надо было тренироваться, мы все были в Москве, ну и меня позвали поиграть с ребятами. Для меня это большая честь, хороший опыт, а для них спарринг-партнёр.

— С кем из команды вы общаетесь лучше всего?
— Наверное, поближе Миша и Митя Турсунов. А вот с Давыденко я общаюсь меньше всего.

Я буду учиться, но пока не загадываю. Может быть, займусь бизнесом. Хочется, чтобы деньги приносила работа головой, а не ногами.
— Вы женаты, у вас есть ребенок. Расскажите об этом.
— Жену зовут Рушанна. Мы познакомились в кинотеатре. Она не имеет никакого отношения к теннису и спорту, совершенно обычная девушка. Сейчас она хотя бы немного начинает вникать в правила тенниса, а раньше было совсем плохо (смеётся). Начали встречаться, и у нас уже были серьёзные отношения, когда мне надо было уезжать в Киев – готовиться, тренироваться. Я предложил ей поехать со мной, и она бросила всё. Больше мы не расставались. У нас родился ребёнок – мы назвали его Егором. Когда родился сын, я даже присутствовал в это время в родильном зале.

— Не страшно было?
— Не так страшно, как мне это описывали. Друг рассказывал, что упал в обморок, ну а я к таким вещам более спокойно отношусь.

— А как на вас действуют травмы? Угнетают, пугают?
— Раздражают. Выходишь на пик формы, тренируешься, хорошо играешь – и раз. Но тут ничего не поделаешь, это у всех бывает.

— Есть ли в теннисе кто-то, на кого вы хотите равняться?
— Агасси. Он уникальный теннисист, выиграл всё что можно – и Олимпиаду, и все четыре турнира "Большого шлема", и Кубок Дэвиса. Но наши с ним стили игры совершенно не похожи. Нравилось, как играл Сафин, особенно тот полуфинальный матч с Федерером в Австралии в 2005 году. Что касается меня, то хочу добиться в теннисе максимума. Выжать из себя то, что есть, а что выйдет – покажет время.

Заказ и доставка билетов на сайте: www.kremlincup.ru
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →