Все новости

Сафин: не хочу, чтобы мне снился Надаль

Марат Сафин к радости многочисленных болельщиков вышел в четверг в четвертьфинал Кубка Кремля. На пресс-конференции после окончания поединка победитель пребывал в отличном настроении.
Теннис

Марат Сафин к радости многочисленных болельщиков вышел в четвертьфинал Кубка Кремля, одолев в матче второго круга француза Жюльена Беннето — 6:4, 0:6, 6:2. На пресс-конференции после окончания поединка победитель пребывал в отличном настроении.

А что ещё может сказать мой тренер? Я ему деньги за это плачу. Он должен меня поддерживать, даже когда я плохо играю, он должен говорить, что всё нормально.

— Как можете оценить свою нынешнюю форму?
— До формы ещё далеко. Матч был странный, ничего сверхинтересного никто не делал. Во втором сете у меня не сложилось. Если бы я играл так, как в первой и третьей партиях, то всё закончилось бы раньше.

— На вашем матче присутствовала группа особо крикливых болельщиков. Вам этот шум помогает или отвлекает?
— Там три мальчика сидят в углу, да. Иногда очень тяжело, когда они кричат «Россия! Россия», «Марат! Марат». Иногда перебарщивают, но они же стараются.

— «Баранка» во втором сете вас как-то расстроила? Часто вы их получали?
— Часто, да, очень часто. Но ничего такого удивительного в этом нет. Если бы я выиграл первый гейм или воспользовался шансами во втором гейме, то её бы не было. А потом пошло-поехало, отыгрываться мне было сложно. Смысл? Если ты видишь, что ты потерял нить игры, то смысл бороться дальше? Чтобы ты сыграл не 6:0, а 6:1 — зачем? Ни туда, ни сюда. Плакать, что ты проиграл 0:6? Рвать на себе волосы? Проиграл и проиграл.

— После матча ваш тренер сказал, что сейчас вы можете победить любого теннисиста. Вы разделяете его точку зрения?
— А что ещё может сказать мой тренер? Я ему деньги за это плачу. Он должен говорить такие вещи, должен меня поддерживать, даже когда я плохо играю, он должен говорить, что всё нормально. Я надеюсь, что он верит в это искренне. Может быть, он прав. Но что-то результата какого-то заметного нет.

— Что можете сказать о своём следующем сопернике — Николае Давыденко? Вам по силам его одолеть и будет ли для вас этот матч носить принципиальный характер?
— Для него этот матч будет важнее, чем для меня, так как перед ним стоит задача попасть в восьмёрку сильнейших. Ему нужно набрать определённую форму к турнирам в Мадриде и Париже. А для меня эта победа не будет принципиальной, мне терять нечего, я никуда особо не попадаю. Мне немного легче, но я посмотрел его предыдущий матч и могу сказать, что он здорово двигается, в неплохой форме. Я думаю, на это будет интересно посмотреть, но шансов у меня мало.

— Прошла информация, что вы готовились к турниру в Бангкоке вместе с Евгением Кафельниковым. Это правда?
— Да. Ни к чему хорошему это не привело. Я проиграл в Бангкоке, он проиграл три матча в Голландии, поэтому ничего хорошего из этого не вышло. Тренироваться мне было не с кем, а у него было желание поиграть со мной. Так что я выступил в роли спарринга для Жени.

— А вы какую часть корта держали?
— Углы в основном.

— Вы ни разу не пожалели о своём решении не играть в полуфинальном матче Кубка Дэвиса в Аргентине?
— Если честно, то нет. Я самый старший в команде, могу себе это позволить. Шамиль Анвярович меня поддержал. Я уже выигрывал Кубок два раза. В той форме, в которой находился на протяжении последних недель пяти, в Аргентине я не особо мог бы что-то наиграть, так что решил не ехать. С аргентинскими болельщиками мне особенно тяжело играть, ведь я всё слышу, всё понимаю, что они кричат. На протяжении шести часов в день это слушать немного сложно. Коля мало понимает по-испански, только вот Андрееву не повезло. Я бы ничего там интересного не наиграл и, наверное, очков бы не принёс.

— В полуфинале US Open сыграли Энди Маррей и Рафаэль Надаль. Победил британец. Что вы об этом думаете?
— Да я вообще не знал, кто там играл. Не особо обращал внимания. Увидел только на следующий день бегущей строкой. Я вообще далёк от этого.

— Как вы оцениваете игру Маррея? Эта победа вас удивила?
— Да мне вообще всё равно, как он там, что он там.

— Вы говорите, что US Open не смотрели и за результатами не следили. Осталось ли в теннисе что-то такое, что вы не смогли бы пропустить?

У Титова с Парфёновым очень хорошие отношения с Тарпищевым, поэтому билеты они не покупают. Сидят на хорошей трибуне, так почему же не прийти и не посмотреть на халяву теннис, если есть время.

— Это всё равно что человек, который работает брокером на Уолл-Стрит, всё время будет смотреть в «Блумберг». Он с ума тогда сойдёт, ему «Матрица» будет сниться. Нет, к сожалению. Я хочу спать спокойно, не хочется, чтобы мне снилась ракетка, мячики и корт. И Надаль на другой стороне.

— На вашем матче присутствовали Дмитрий Парфёнов и Егор Титов. Вы с ними знакомы? Ходили болеть на их матчи?
— Нет, я не ходил, билетов они мне не давали. Да, мы общаемся, они весёлые ребята. Спасибо, что пришли поддержать. Просто у них очень хорошие отношения с Шамилем Анвяровичем Тарпищевым, поэтому билеты они не покупают. Сидят на хорошей трибуне, так почему же не прийти и не посмотреть на халяву, если есть время.

— Как вы думаете, мировой финансовый кризис может затронуть и теннис?
— Я думаю, нет. Я думаю, будут проблемы с крупными спонсорами, типа Sony Ericsson в женском туре и… Ой, а у нас уже никого не осталось. Я не знаю, что будет в следующем году, так как многое в мужском туре изменилось. Ушёл главный, главного сейчас у нас нет. Никто ни за что не отвечает. Проблема найти спонсора есть. Какие-то турниры эта проблема, может быть, затронет.

— Какие у вас дальнейшие планы?
— Санкт-Петербург, Мадрид и Париж.

— Вы заявляли, что больше не будете играть в Санкт-Петербурге. Что изменилось с тех пор?
— Директор турнира сделал мне предложение, от которого я не мог отказаться, что он не делал до этого. Поэтому если у меня раньше был какой-то выбор, я мог выбирать, то сейчас он сделал так, что я мог не выбирать. Это вполне нормально.

Комментарии (0)
Партнерский контент