Все новости

Мой дядя самых честных правил. Часть 2

Очевидно, что главным вдохновителем побед Рафаэля Надаля является его дядя и тренер — Тони Надаль. О наставнике звёздного испанца рассказывается в материале Пита Бодо из Tennis.com.
Теннис

Окончание. Начало читайте здесь

Именно Тони Надаля следует благодарить за то, что Рафа не стал очередным парнем, приходящим на турнир лишь для того, чтобы сорвать свой куш, а также не завис в клубке из уважения, зависти и негодования по отношению к именитому швейцарцу. Причём Тони достиг всего этого, ни разу не прибегнув к таким банальностям, как то, что победа — это всё, и что быть номером один — престижно.

Тони вообще не объясняется в таких терминах. Он говорит о дисциплине, самодостаточности (Тони отказывается относить ракетки Надаля на перетяжку, ведь на корте именно Рафаэлю придётся иметь дело с болтающейся струной, да и времени, чтобы сделать это самому, у него достаточно), трудолюбии и уважении ко всем людям вне зависимости от их положения. Это, быть может, звучит напыщенно, смахивает на специально обыгранный имидж Тони и Рафаэля. Однако я пробеседовал с Тони целый час и беру на себя смелость это утверждать.

Религия порождена невежеством. Первобытные племена, завидев молнию, говорили, что её послал Волшебник. А потом, когда общество двинулось вперёд и нашло толкование большинству происходящих явлений, религия сконцентрировалась на прошлом.

Физически тренер Рафы выглядит не так впечатляюще, как иной раз кажется по телевидению. У него плотная фигура, он смуглый, а глаза у него иногда светятся совершенно детским огоньком. Он реалист, но не обходит аллегорий, философствования. Говоря с Тони, понимаешь, откуда у Рафаэля талант к уходу от колких вопросов на тему его противостояния с Федерером. В то время когда Рафа был номером два, он просто отвечал, что Роджер Федерер неоспоримо лучший игрок на планете, исходя из титулов и рейтинга. А всё остальное, говорил он, лишь спекуляции на тему.

Тони изучал историю в университете, но образ заумного интеллигента не про него. Он много смеётся. Вот некоторые из вопросов, которые я задал Тони:

— Какую роль в вашей жизни играет религия?
— Никакую. Я не верующий. Я изучал историю в университете. Религия порождена невежеством. Первобытные племена, завидев молнию, говорили, что её послал Волшебник. А потом, когда общество двинулось вперёд и нашло толкование большинству происходящих явлений, религия сконцентрировалась на прошлом. Для меня важно быть нравственным, хорошим человеком. Но религия здесь ни при чём.

— Что будет делать Рафа, если больше не сможет играть в теннис?
— Я бы хотел, чтобы он участвовал в испанском олимпийском движении, занимался благотворительностью, чем-то, что улучшило бы общество. Чем конкретно, пусть решает сам.

— Вас не волнует, что, работая как лошадь, Рафаэль многое упускает в жизни, например, образование?
— Я учился в университете, но для меня это не имеет большого значения. Для меня важно быть в чём-то заинтересованным. Находясь в Америке, мне интересно узнать что-нибудь об американцах. Я люблю смотреть местное телевидение, которое тут популярно. Главное — интересоваться, читать газеты. В наше время молодёжь не очень-то интересуется чем-либо — это печально. Но когда ты тратишь столько времени на то, чтобы стать хорошим теннисистом, журналистом или менеджером, на большее остаётся мало времени. Всегда приходится чем-то жертвовать. Если я где-то сейчас с девушкой, то я не могу быть в то же время тут. Когда Рафаэль тут, он упускает возможность побыть с друзьями на пляже. Но будь он на пляже — не смог бы быть здесь. Нельзя получить всё. В этой жизни надо выбирать. И у меня, и у Рафаэля сейчас хорошая жизнь. Я люблю сидеть дома перед садом и пляжем, но, если я там нахожусь постоянно, мне становится скучно. Когда я говорю с одним из своих детей, мне кажется, что лучше бы я был всё время с ними. Но тогда меня бы не было на US Open. Всегда стоит выбор.

Если я где-то сейчас с девушкой, то я не могу быть в то же время тут. Когда Рафаэль тут, он упускает возможность побыть с друзьями на пляже. Но будь он на пляже — не смог бы быть здесь. Нельзя получить всё. В этой жизни надо выбирать.

— Вы не носите обручального кольца...
— У меня трое детей, но нет кольца. Я не женат, так как это противоречит моей философии. Если я с кем-то дружу, я не обязан говорить всем остальным: «Это мой друг!». У меня не один друг, а моя девушка — мой друг.

— Юнец Рафаэль и такой человек как вы… Вам вместе комфортно? Скажем, в культурном плане? Например, в таком месте, как Уимблдон?
— Ну, у меня другая жизненная концепция. Я понимаю, что все эти формальности Уимблдона вызваны только месторасположением. Но я люблю более нормальную жизнь и думаю, Рафаэль более нормальный человек. Например, Карлос Мойя очень воспитанный, но когда ему понадобилась машина, он сказал своему тренеру: «Позвони водителю». Если привыкнуть ничего не делать самостоятельно, становится слишком легко. Рафаэлю бы я в такой ситуации сказал позвонить самому. Так лучше. Так я с ним и работал. Мне кажется, молодёжь так мало чем-то интересуется в наши дни из-за того, что им всё слишком легко достаётся. Если у тебя есть мобильный, встретиться с другом элементарно — дзынь-дзынь, и всё. В период моей молодости, когда я учился в Барселоне, я приходил домой и не знал, где мои друзья. Мне приходилось их отыскивать. Сейчас всё проще, но люди потеряли интерес к новым знаниям. Это закономерно, но, вероятно, плохо. В этой жизни самые важные вещи не удаётся взять под полный контроль. Например, ваша девушка может захотеть с вами расстаться — и у вас сразу проблема. Вы должны быть к этому готовы. Когда всё идёт хорошо, и всё получаешь быстро и дёшево, ты не готов к тому, что что-то пойдёт плохо. Я всегда стараюсь подготовить Рафаэля ко всему.

Если привыкнуть ничего не делать самостоятельно, становится слишком легко. Рафаэлю бы я в такой ситуации сказал позвонить самому. Так лучше. Так я с ним и работал. Мне кажется, молодёжь так мало чем-то интересуется в наши дни из-за того, что им всё слишком легко достаётся.

— У многих профессионалов есть по пять машин, по три дома, чуть ли не по самолету. А что есть у Рафы?
— В данный момент ничего. У него нет дома, потому что у его родителей есть деньги и хорошие дома. У него есть машины — одна от спонсора (KIA) и Mercedes, который он выиграл в Штутгарте. Но лично мне не нравится, когда у молодого человека хорошая машина.

— Чем вы занимаетесь вместе помимо тенниса?
— Рафаэль очень любит рыбалку. Нам обоим нравится футбол и гольф. Мы играем в гольф вместе с ещё одним моим братом (Мигель Надаль, бывший футболист).

По материалам tennis.com

Комментарии (0)
Партнерский контент