Все новости

Цонга предпочитает пленных не брать

В отличие от "настоящих мушкетёров" 1920-30-х, молодым французам не покорился ни один из турниров "Большого шлема". Впрочем, Жо-Вилфрид Цонга не отчаивается.
Теннис

При том что «настоящим мушкетёрам» 1920-30-х годов 20 раз удавалось побеждать в генеральных сражениях мирового тенниса, молодым французам не покорился ни один из турниров «Большого шлема». Впрочем, Жо-Вилфрид Цонга не отчаивается. А поддерживает его известный теннисный эксперт Мэтт Кронин в материале FOXSports.com.

Он с удовольствием вспоминает свой матч против хорвата Марио Анчича в парижском зале: «Я подавал настолько здорово, что выбил ракетку из его рук. Он все ещё держался за грип, но остальная часть ракетки улетела из рук».

Прошло чуть больше месяца с тех пор, как довольный собой Жо-Вилфрид Цонга вальяжно прогуливался по аллеям теннисного центра в австралийском Сиднее, настраиваясь на очередной поединок в рамках местного турнира. К нему подбежала стайка местных мальчишек, собирающих автографы у всех и вся, и один из них расплылся в улыбке: «А вы и вправду Джеймс Блэйк?» — «Отнюдь нет», — разочаровал француз.

Если Жо-Вилфрид Цонга и Джеймс Блэйк хоть в чём-то похожи или близки, то только в рейтинге. Цонга в ранг-листе ATP — 11-й, а Блэйк — 13-й, и с этой точки зрения потенциал 23-летнего Цонги намного больше. Француз наглядно доказал это в четвёртом круге последнего Australian Open. После окончания их очного поединка 29-летний американец сказал, что постоянно атакующий Цонга играл для него «слишком мощно». И добавил, что молодой француз пополнил коллекцию пёстрых и быстрых игроков тура: «Мне кажется, что их становится всё больше и больше. Такова природа игры, что с каждым годом ситуация становится всё лучше».

Так насколько силён человек, которому дали прозвище Большой Жо (Big Jo)? Серьёзно ли нужно относиться, например, к ситуации в его матче против хорвата Марио Анчича в парижском зале, о которой он удовольствием вспоминает так: «Я подавал настолько здорово, что выбил ракетку из его рук. Он всё ещё держался за грип, но остальная часть ракетки улетела из рук».

Хотя финалист Australian Open-2008 Цонга был повержен горячим парнем Фернандо Вердаско в четвертьфинале 2009 года и потерял из-за этого довольно много рейтинговых очков, француз не выглядит подавленным. Никакой депрессии — он продолжает свою попытку взлететь к вершинам рейтинга.

В прошедшее воскресенье Цонга выиграл свой второй титул в этом году, победив в финальном матче турнира в Марселе Микаэля Ллодру — 7:5, 7:6 (7:3). Перед этим он выиграл ещё один титул ATP в Йоханнесбурге, доведя общее количество своих титулов до четырёх, включая победы 2008 года в Бангкоке и триумф на турнире серии «Мастерс» в Париже.

Цонга — настоящий огромный атлет, у которого не так много слабостей в игре. Он обладает мощной первой подачей, хорошим ударом справа, солидной двуручной игрой слева и атакующая игра у сетки под девизом «Пленных не брать».

Француз довёл свой послужной список побед и поражений в 2009 году до лучшего результата в туре — 19/3. В отсутствие второй ракетки мира Роджера Федерера, который пропустит несколько недель из-за травмы спины (хотя, возможно, больше повреждено его эго после опустошающего поражения от Рафаэля Надаля в финале Australian Open), травмы ноги у самого Рафы и продолжающихся поисков формы у третьей ракетки мира Новака Джоковича, Цонга может выйти на первый план на следующей неделе, когда Франция будет принимать в Кубке Дэвиса команду Чехии. Также он может стать самой заметной фигурой и на двух крупнейших весенних турнирах, которые пройдут в Америке: в Индиан-Уэллсе и Майами.

«Для меня это была великолепная неделя. Я играл, возможно, в свой лучший теннис с начала года, и я действительно доволен своей игрой», — сказал Цонга, одержав в Марселе четвёртую победу подряд над Новаком Джоковичем. Цонга, с его ростом 187 см и весом в 91 кг, стал самым многообещающим игроком Франции со времён Янника Ноа, последнего француза, который выиграл титул «Большого шлема» в 1983 году на «Ролан Гаррос». Он любит учиться и делает сейчас задел на будущее.

«Мне нравится, каким образом он меняет скорость полёта мяча, — сказал Патрик Рафтер, наблюдая за одним из матчей Цонги. — Он часто использует для этого медленные перекрученные мячи. Думаю, что он может играть по всему корту: и с задней линии, и у сетки, и с мощной подачей. Одновременно он большой атлет и большой ребёнок. Никто так резко в наши дни не меняет темп игры. Никто так не выполняет резаные удары слева или ошеломительные промежуточные удары так, как это делает он. И это прекрасно».

В то время как Цонга обычно принимает подачу слева и только иногда с форхэнда, Рафтер считает, что этот приём может всё ещё быть эффективным в 21-м столетии. Игра самого Рафтера на задней линии редко производила впечатление, он чаще пользовался форхэндом и только изредка бекхэндом, но его задача заключалась в том, чтобы добраться до сетки и выигрывать очки там, чего бы это не стоило.

Цонга способен выигрывать очки непосредственно и с задней линии, обладая мощнейшим ударом справа, но именно способность забивать мячи с лёта делает его особенным игроком. Цонга — настоящий атлет, у которого не так много слабостей в игре. Он обладает мощной первой подачей, хорошим ударом справа, солидной двуручной игрой слева и атакующей игрой у сетки под девизом «Пленных не брать»!

Однако в этом сезоне именно первая подача помогла ему добиться улучшения результатов. «Думаю, что сейчас это лучшая часть моей игры, — говорит француз. — По сравнению с прошлым годом мне удалось её улучшить, и теперь на важных очках я действительно уверен в себе».

Жиль Симон, Гаэль Монфис и Ришар Гаске — называют Цонга своим лидером. Французская пресса назвала эту четвёрку «новыми мушкетёрами» французского тенниса после оригинальных четырёх мушкетёров — Рене Лакоста, Анри Коше, Жана Боротра и Жака Брюньона.

Но не всегда человеку, похожему на Мухаммеда Али, удаются быстрые нокауты. Он все ещё может быть эксцентричным, а его большой потенциал далеко не всегда реализуется. Не вполне ясно, могут ли выдержать весь сезон его хронически воспалённые колени.

В прошлом году, после того как он подавил Энди Маррея и Рафаэля Надаля на пути к австралийскому финалу, проиграв только Новаку Джоковичу, он был похож на Али и был готов бросить вызов большой троице. Но, получив травму колена, Цонга оказался за бортом родного French Open, Уимблдона и других летних турниров. К концу сезона Цонга возродился и закончил 2008 год в десятке лучших. Сейчас он говорит, что более здоров, чем прежде.

Его друзья из Франции, входящие в топ-25 — Жиль Симон, Гаэль Монфис и Ришар Гаске, — называют Цонгу своим лидером. Французская пресса назвала эту четвёрку «новыми мушкетёрами» французского тенниса после оригинальных четырёх мушкетёров — Рене Лакоста, Анри Коше, Жана Боротра и Жака Брюньона, которые доминировали во второй половине 1920-х и в начале 30-х годов, сообща выиграв 20 титулов «Большого шлема».

Никто из «новых мушкетёров» ещё не выиграл «мейджер», но Цонга уже добирался до главного финала. Возможно, ему повезёт, и его имя будут произносить с тем же придыханием, как имя Лакосты, выигравшего семь больших титулов. В любом случае, опыт в острой конкуренции того стоит. «Таков теннис, — говорит Цонга. — Это — школа жизни».

Комментарии (0)
Партнерский контент