Кузнецова: радуюсь, что я такая, как есть
Фото: sonyericssonwtatour.com
Текст: Андрей Скачковский

Кузнецова: радуюсь, что я такая, как есть

В субботу пятой ракетке мира, чемпионке "Ролан Гаррос" и блоггеру "Чемпионат.ру" Светлане Кузнецовой исполняется 24 года. Лучший подарок Света может сделать себе сама, если победит Лисицки.
27 июня 2009, суббота. 15:30. Теннис
В субботу пятой ракетке мира, чемпионке "Ролан Гаррос" и блоггеру "Чемпионат.ру" Светлане Кузнецовой исполняется 24 года. Россиянка посетовала в беседе с журналистами, собравшимися на Уимблдоне, что слишком много работает на корте и забывает о подарках родным и друзьям. Но друзья готовятся поздравить Кузнецову независимо от её результатов на Уимблдоне. Илона Корстин, капитан сборной России по баскетболу, и многие другие собираются поздравить Свету в Лондоне, как бы ни закончился матч 1/16 финала.

— Светлана, здорово выйти в третий круг?
— Да, это здорово. Думаю, что играла я отлично (с Полин Пармантье. - Прим. "Чемпионат.ру"). Я довольна своим выступлением и очень рада, что закончила матч в свою пользу.
Мне становится очень скучно днём после матчей и тренировок. Я хочу пойти по магазинам и посмотреть Лондон. Не ради туризма, это было бы очень утомительно. Мне просто нужно пару-тройку часов, чтобы потратить немного денег.
Думаю, я с самого начала играла как надо. Хотя я и не ожидала, что она так хорошо сыграет. Так что, хотя z выиграла 6:1, 6:3, это был непростой матч. Она хорошо подавала, но и я подавала точно в корт. Даже сама себе удивляюсь сегодня.

— Чем вы занимались после Парижа?
— Да, знаете ли, каждый день вечеринки до 6 утра, отмечания, а дн`м отсыпалась, а сейчас вот два дня как играю в теннис (смеётся). Вообще-то я в Москве была после Парижа с воскресенья до четверга. Пообщалась с друзьями немного. Особо не праздновала. Был один торжественный ужин? и всё. А затем в пятницу улетела в Истбурн и сыграла на траве, старалась приспособиться к покрытию и сегодня наконец-то приспособилась, чему я очень рада.

— Тяжело ли физически дался вам этот переход и игра на другом турнире "Большого шлема"?
— Да, мне было очень сложно. Особенно в Истбурне было очень тяжко. Я не могла играть. Мне было даже как-то неловко за себя, потому что не было достаточно времени, чтобы перейти с грунта на траву.

— Что было самое удивительное из того, что произошло с вами с тех пор, как вы выиграли во Франции?
— Самое удивительное? Да ничего меня не удивило.

— Но есть одна вещь, которая удивляет нас – вас ставят на небольшие корты, хотя вы чемпионка French Open. Dас это не удивляет? Вы толком даже не играли на шоу-кортах.
— Я в порядке, пусть ставят меня, куда хотят поставить. Они не обязаны ставить меня на Центральный корт. Но что касается расписания, то тут есть странности. Если посмотрите расписание, то дело не только во мне. Динара играет на корте № 2, Винус играет на корте № 1, а невысоко сеяные девочки играют на Центральном. Я уважаю их. Они замечательные теннисистки, безусловно. Но меня удивляет стратегия организаторов, которой они руководствуются, составляя расписание. Но вы же знаете, на Уимблдоне можно ожидать чего угодно (смеётся). Потому что это Уимблдон, он особенный для всех. Он особенный и для меня. За что я его люблю, так это за непредсказуемость.

— А вы говорили обо всём этом между собой, с игроками?
— На самом деле нет. Я не слышала ничего такого вокруг, но они не разрешают нам кушать в раздевалке. Сегодня мой тренер по физподготовке принёс мне пасту и сказал – иди, покушай. Я ответила, что я не имею права взять с собой еду в раздевалку. Он был очень сильно удивлён. Возможно, это правильно, а может – нет. Я не против этого. Но это тоже странно, потому что на всех остальных турнирах это разрешается.

— Где вы провели свой первый матч? Вы оказались на 14-м корте?
— Да. Но вы же знаете, они меня поставили 5-м или 4-м запуском, после двух мужских матчей и одного женского.

— А на каком вам хотелось бы быть?
— А потом они добавили туда ещё один мужской матч, в котором было 1:1 по сетам и который оказался пятисетовым. Так что было уже 6 часов вечера, а мужской матч передо мной даже не начинался. Мой тренер пошла спросить, не перенесут ли его, а организаторы ответили, что нет. А затем кто-то пришёл в раздевалку и спросил: "Когда вы хотите играть? Вы можете пойти на корт 14. Меня не спрашивали, хочу ли я туда пойти.
Недавно мы с Динарой долго болтали в раздевалке. Лучше поздно, чем никогда. И сразу после матча я поговорила с ней. Всё было в порядке. Мы говорили больше о личной жизни. Мы хорошие подруги, как вы знаете, и она в порядке.
Я отвечаю: "Полтора часа тому назад. Для меня это не проблема". Но затем в WTA мне сказали, что они спрашивали моего согласия, так что я вполне их понимаю. И я им благодарна, что поставили меня хоть куда-то, поэтому я была рада закончить всё в тот же день.

— Помимо того что вы праздновали до 6 утра, что вы ещё делали?
— Я не праздновала с утра до вечера (смеётся). Знаю я вас, ребята. Вы представите, что она там до 6 зажигает, и потом все думают: как же она может так играть хорошо? Я не настолько хороша.

— Просто интересно, что же вы делаете, когда у вас выходные, когда вы не играете в Лондоне.
— Вот сегодня я очень рада, что меня поставили первым запуском, потому что я хотела побыстрее закончить и отправиться по магазинам. Находиться в деревне – это здорово. Близко к кортам, но делать там особенно нечего. Так что мне становится очень скучно днём после матчей и тренировок. Я хочу пойти по магазинам и посмотреть Лондон. Не ради туризма, это было бы очень утомительно. Мне просто нужно пару-тройку часов, чтобы потратить немного денег.

— Значит, вы собираетесь купить одежду, чтобы выглядеть получше на всех этих вечеринках до 6 утра?
— Я не готовлюсь к таким вечеринкам. Я всегда для них хороша. Но мне нравится покупать одежду или ещё что-нибудь. Хотя в этом году я стала ужасной. Я была, может, слишком сосредоточена на теннисе и поэтому никому не покупала подарков. Если я хочу купить кому-нибудь подарок, я покупаю подарок. Как, например, моему спаррингу говорю: "Я выиграла, так что ты получаешь подарок". У моей мамы был день рождения, и я ничего не купила. У моего хорошего друга был день рождения, и я ничего не купила. Я придумываю отговорки: "Ну да, подарок за мной. Я над этим работаю". Мне неловко как-то, так что мне надо сходить и купить какие-то подарки.

— Помнится, тренер Шараповой был расстроен, когда она не подарила ему "Мерседес" несколько лет назад. Вы тоже такие подарки дарите?
— Нет (смеётся). Я не так много зарабатываю, как Мария, чтобы дарить "Мерседесы". Я подарила свою первую машину своему тренеру. Просто сказала: "О'кей, она твоя". Это не проблема, в любом случае, не хотела её продавать. Так что если у меня что-то есть, то это не проблема.

— Куда вы пойдёте по магазинам, в какие места?
— Я уже была на Харродс, в этот раз мне посоветовали пойти на другую улицу. Мне надо получше узнать Лондон, потому что я слишком много времени провожу на кортах. Мне надо выбраться как-нибудь отсюда.

— Вы должно быть вполне удовлетворены победой на "Ролан Гаррос". Что вы сейчас хотите сделать?
— Продолжать наслаждаться своей игрой. Я смотрю на это просто. На French Open меня спрашивали: "О, какая у Вас цель"? Я не хочу ставить перед собой цели. Я просто хочу получать удовольствие. Когда я его получаю, то играю в свой лучший теннис, а это то, что я хочу делать.

— Подумываете ли выиграть два "Больших шлема" подряд?
— Почему бы и нет? Если бы я в это не верила, зачем бы я сидела тут перед вами? Вполне возможно, но сделать это будет гораздо труднее, чем в Париже. Это я понимаю.

— Какой ключевой момент в игре вашей следующей соперницы Сабины Лисицки?
— А у кого она выиграла?

— Она победила Патрисию Майр.
— Она сложная соперница. Очень сложная. Она играет очень плоско и очень быстро. Я тренировалась с ней, она немного непредсказуема для меня, с ней очень тяжело играть. Я никогда не играла с ней на турнирах. Она сейчас на подъёме. Кажется, она выиграла Чарльстон в этом году, и она очень опасна.

— Определённо, победа на French Open была великолепна для вас, но как вы уже упоминали, весьма неутешительна для Динары. Виделись ли вы здесь, и как вы думаете, восстановилась ли она после этого?
— Недавно мы с ней долго болтали в раздевалке. Лучше поздно, чем никогда. И сразу после матча я поговорила с ней. Всё было в порядке.
Я тренировалась с Лисицки, она немного непредсказуема для меня, но с ней очень тяжело играть. Я никогда не играла с ней на турнирах. Она сейчас на подъёме.
Мы говорили больше о личной жизни. Мы хорошие подруги, как вы знаете, и она в порядке.

— Она выглядит довольно счастливой.
— А почему бы и нет? Ты должна получать удовольствие. Всё в прошлом, она номер один и должна этому радоваться.

— Очевидно, что Мария Шарапова и Ана Иванович, да и некоторые другие получают гораздо больше внимания, контрактов и так далее… А у вас уже есть впечатляющее результаты, но нет столько шума вокруг вас и контрактов. Что вы думаете обо всём этом, в чём разница между вами?
— Ну, это не моя забота думать об этом. Моя задача – добиться наилучших результатов. Я радуюсь, что я такая как есть, и счастлива идти своим путём. Я получаю удовольствие на корте и это самое главное для меня. Что бы они там не заработали, я никогда не смотрю в чужой карман, я смотрю в свой. Я не знаю, что там у них, так что...

— Звучит так, будто вас вполне устраивает такое положение.
— Меня всё устраивает. Может, меня это заботило, когда я была помоложе. Но зачем мне заглядываться на чей-нибудь дом или сад? Я счастлива тем, что у меня есть. Если мне захочется больше, то я буду должна играть лучше. Я так считаю.
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →