Хьюитт: с пелёнками я справляюсь неплохо
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Хьюитт: с пелёнками я справляюсь неплохо

Чемпион Уимблдона 2002 года Ллейтон Хьюитт порадовал армию своих жёлто-зелёных фанатов, выйдя в 1/8 финала шестой раз подряд. 28-летний австралиец не перестаёт удивлять своим характером.
28 июня 2009, воскресенье. 12:00. Теннис
Экс-первая ракетка мира Ллейтон Хьюитт прилетел в Лондон, занимая только 56-ю строчку рейтинга, но сполна использовал свой шанс, когда из его части сетки исчезла фамилия Надаля. После сенсационной победы над 5-й ракеткой турнира Хуаном-Мартином дель Потро Хьюитт прошёл немца Филиппа Пецшнера и готовится к поединку со Штепанеком за выход в четвертьфинал. Вокруг этих имён и крутились вопросы журналистов, приветствовавших возвращение Ллейтона в число претендентов на титул чемпиона Уимблдона.

— Сегодня было жарко. А как эта жара ощущалась на корте?
Да, я сделал всё возможное и напряженно тренировался, чтобы оказаться на этой стадии крупного турнира. Приятно оказаться на второй неделе турнира "Большого шлема".
— Всё было не так плохо. Я играл, когда было куда жарче. А здесь отличные условия для игры. Действительно приятно играть. Радуйтесь, если сохранится такая погода.

— Как вы думаете, а для Пецшнера жара стала отрицательным фактором?
— Нет, я не думаю, что она на него как-то повлияла. В любом случае, было только три партии. Я не думаю, что для нас обоих это было испытание по физподготовке.

— Вы обыграли его в Мюнхене в двух сетах.
— Я выиграл тогда в трёх партиях. Один сет я там проиграл.

— В чём тогда разница? Как вы переиграли его, если он такой сильный соперник?
— Филипп — хороший игрок. У него, конечно, есть слабые места в игре. Например, на больших очках, которые имели решающее значение, и я смог воспользоваться этим. Было бы приятнее сделать брейки, ведь я имел возможности для этого в начале первого сета, а затем и в третьем сете. Но на брейк-пойнтах он играл очень хорошо. В конце концов, было приятно просто выиграть в трёх партиях.

— Поскольку у вас были проблемы с бедром и операция, насколько реалистично было думать о том, чтобы добраться до второй недели на Уимблдоне?
— Да, я получил очень хороший шанс. После операции мой хирург был уверен в том, что я вернусь полностью здоровым. Я не думаю, что мы рассчитывали вылететь и потерпеть катастрофу, как на Australian Open и паре первых турниров после возвращения. Должно было пройти 6 или 12 месяцев после операции прежде, чем я начал чувствовать себя лучше. Да, я сделал всё возможное и напряжённо тренировался, чтобы оказаться на этой стадии крупного турнира. Приятно оказаться на второй неделе турнира "Большого шлема".

— Насколько помогают вам болельщики, которые поддерживают вас здесь очень бурно? — Это была фантастика. Это были грандиозные ощущения. Очевидно, что первый матч на этом корте играла Саманта Стосур против Иванович. Это был хороший день на корте № 2, туда пришло очень много австралийских фанатов. Так что за меня болела целая толпа зрителей, и это было великолепно.

— У вас вообще есть какие-то параллели с 2002 годом, когда вы стали чемпионом?
— Вот об этом я не думал слишком много. Очевидно, что с этим местом связаны великие воспоминания, которые приходят каждый раз, когда я здесь играю. В этом смысле это фантастическое место, чтобы вернуться сюда и играть.

— Отвлекают ли вас зрители, когда они начинают петь поп-песни и прочее?
— На самом деле мне это не мешает. Я привык к этому. Это те же песни, которые я слышал столько раз на Кубке Дэвиса, так что для меня это своего рода шумовой фон. И я могу их завести, когда мне нужно. Поэтому я считаю, что я их использую. Для меня это работает, к тому же я могу их успокоить, если нужно.

— Довольно редко случается, чтобы кто-то закончивший год под № 1, сумел вернуть себе это место. У вас есть уникальная перспектива для этого. Почему это так трудно сделать?
Штепанек — универсальный игрок, который очень хорошо двигается и играет по всему корту. Он очень комфортно чувствует себя на этом покрытии.
— В этом я не уверен. Это чрезвычайно сложная вещь — стать № 1. Но очевидно, чтобы его вернуть, надо сыграть очень много турниров. Вероятно, что Роджер будет очень близок к тому, чтобы забрать у Рафы это звание обратно, поскольку испанец не защищает свой титул здесь. Да, это было бы огромным достижением, как вы сказали.

— А вам мешают травмы? Или это психологическая проблема?
— Вероятно, и то, и другое. Всего понемногу. Да, я не знаю. Думаю, что игра постоянно меняется и постоянно улучшается.

— Вы не играли со Штепанеком довольно долгое время. Что вы ожидаете от него?
— Да, это будет матч совсем иного рода. Он будет мало похож на матч 3-го круга. Он сочетает игру с выходом к сетке, высокие обводящие свечи. Он хорошо играет по всему корту. Он также опасен и в игре на задней линии. Его игра порывиста и имеет мало общего с предыдущим соперником. Универсальный игрок, который очень хорошо двигается и играет по всему корту. Он очень комфортно чувствует себя на этом покрытии.

— Он жаловался на проблемы с коленом и вызвал из Праги своего врача. Будете ли вы это учитывать в своей голове?
— Я не буду слишком обращать на это внимания. Я вообще немногое видел из его последнего матча. Но очевидно, чтобы продержаться пять сетов против Давида Феррера, вам необходимо не так плохо себя чувствовать.

— Джон Макинрой сказал по телевидению, что так хорошо вы не играли с 2002 года. Вы следите за этим?
— Я не знаю, что там было в 2002 году, но в конце 2004 года я играл очень хорошо. И в начале 2005 года я играл очень хорошо. Да, вероятно, лучше всего в 2005 году.

— Что вы чувствуете, когда дель Потро говорит о том, что вы были кумиром для него?
— Хуан-Мартин хорошо знаком с моим тренером по физподготовке. Он родился в Южной Америке. Я действительно немного с ним тренировался. Он хороший парень, но очень приземлённый. Как я уже говорил, он собирается победить на турнире "Большого шлема", и я в этом не сомневаюсь.

— Кто станет вашим соперником в полуфинале?
Бек невероятно много сделала для меня. Сделала мою жизнь намного проще. Я уверен, что и Мирка будет для Роджера твёрдой опорой, как скала.
— Об этом ещё слишком рано говорить.

— Роджер собирается скоро стать отцом. Можете ли дать ему совет как, оставаясь в профессиональном туре, быть хорошим отцом?
— Я надеюсь, что Мирка — хорошая жена (улыбается).

— Всё должно лечь на её плечи?
— Ой, нет. Бек невероятно много сделала для меня. Сделала мою жизнь намного проще. Я уверен, что и Мирка будет для Роджера твёрдой опорой, как скала.

— А вы хорошо умеете менять эти пеленки?
— Да. Бек, конечно, делает это лучше, но и я не так плох.

— Пока вы были на корте, потерпела крах Елена Балтача, и из хозяев корта остался только Энди Маррей. Согласны ли вы, что под его знаменем британцы должны выступать здесь лучше?
— Трудно сказать. Если большинство ваших игроков нуждаются в wild card, то ничего удивительного нет. Это немного похоже на Australian Open. Очевидно, Докич сделала большой рывок в этом году. Нам повезло в последние годы. Один или два игрока доходят до второй недели на Australian Open. В прошлом мы имели три или четыре человека у мужчин и женщин. Да, у нас — похожая ситуация.
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →