Федерер: могу выдохнуть с облегчением
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Федерер: могу выдохнуть с облегчением

23 эйса Иво Карловича в четвертьфинале Уимблдона не помешали Роджеру Федереру в 21-й раз подряд выйти в полуфинал турнира "Большого шлема" и сделать ещё один шаг к своему 15 титулу.
1 июля 2009, среда. 22:49. Теннис
Роджер Федерер выигрывал Уимблдон уже пять раз, но мотивации одержать очередную победу на траве у него хоть отбавляй. Он близок не только к побитию рекорда всех времён и народов, который пока делит с Питом Сампрасом – 14 титулов на турнирах "Большого шлема", но и может в отсутствие Рафаэля Надаля вернуть себе первую строчку мирового рейтинга.
Против Томми я должен сыграть хорошо с самого начала. Как вы видели, в Париже между нами была зверская борьба. Да, это будет сложный матч. Но, вы знаете, я рад вновь выйти в полуфинал. 21-й раз подряд. Удивительно.
Правда, Роджер, который, ко всему прочему, вместе с Миркой ждёт первенца, попросил журналистов не торопить события после победы в четвертьфинале над хорватом Иво Карловичем.

— Роджер, вам надоело смотреть, как подаёт этот парень?
— Я не играю с ним каждую неделю, так что всё в порядке. В противном случае, если все ребята будут так подавать, то будет сложновато.

— Он самый скучный из тех игроков, против кого вам доводилось играть? Он подаёт и гуляет справа налево и слева направо.
— Посмотрите, все играют по-разному. Как я уже говорил до матча, мне нравится, как Иво разыгрывает матч. Это не совсем справедливо – называть его скучным. У него феноменальная подача. Тот способ, которым он возвращает мячи с лёта, – это что-то с чем-то. Я считаю, что это действительно захватывающее зрелище – его игра. Конечно, такую подачу непросто принять, но это захватывающе, поскольку на определённом этапе завязывается равная борьба. Поэтому я был очень рад, что смог сыграть против него сегодня. Думаю, что матч получился прекрасным. Теперь я могу выдохнуть с облегчением.

— До начала турнира вы сказали, что не станете думать, не позволите проникнуть в ваше сознание мыслям о рекорде Пита хотя бы до полуфинала. До него вы добрались, и каковы ваши мысли о рекорде Пита и ваших возможностях на Уимблдоне в этом году?
— Ну, во-первых, я рад качеству своей игры и тому (это всегда самое важное), что смог сосредоточиться на своей игре. Так что с этой точки зрения, очевидно, всё в порядке. Я только что выиграл четвертьфинал, поэтому мой разум ещё не начал задавать себе вопросы. А завтра начну готовиться к тяжёлому уик-энду, который меня ожидает. Против Томми [Хааса] я должен сыграть хорошо с самого начала. Как вы видели, в Париже между нами была зверская борьба. Да, это будет сложный матч. Но, вы знаете, я рад вновь выйти в полуфинал. 21-й раз подряд. Удивительно. Давайте посмотрим, что произойдёт.

— И какие мысли о значении этого рекорда по "Большим шлемам" или, как говорится, по мейджерам?
— Все мы это знаем. Это будет написано в учебниках по истории тенниса, так что... Ещё не время. До этого ещё далеко. Много очков, много подач, много форхендов. Посмотрим.

— Иво сказал, что вы лучше всех остальных на любых покрытиях, но на траве с вами стало невозможно играть. Откуда берётся эта разница на траве?
— Слушайте, я не знаю. Может быть, мне нравится разыгрывать очки быстро. Я не против игры в один-два удара. Я также не против долгих розыгрышей. Думаю, что на траве мои сильные стороны проявляются особенно. Я стал намного опасней. Может быть, я двигаюсь на траве лучше других. У меня к тому же большой опыт.
Я являюсь специалистом по игре на земляных кортах, если вы ещё это не осознали.
Трава – покрытие, на котором мало кто учится играть, для этого мало возможностей. Наверное, это одна из причин, по которым меня сложно обыграть.

— Во время травяного сезона никто не смог дотянуться до подачи Карловича. Сегодня он отправил вам несколько "бомб", но вы, играючи, отвечали ударом навылет. Вы видите мяч лучше, чем большинство других игроков?
— Ну, я не знаю. Он же сделал 23 эйса. Если бы несколько раз не промахнулся, то их было бы больше. Я не знаю, есть ли у меня что-то особенное. Но я определённо хорош, когда есть только пара шансов за весь матч. Я это знаю и верю в это. И соперник это знает тоже. Иногда получается выбрать правильное место. В этом иногда удаётся иметь преимущество над некоторыми игроками.

— Понятно, что вы частное лицо, но вы приближаетесь на этой неделе к замечательному моменту в истории тенниса. В то же время вы собираетесь стать отцом. Можете ли вы поделиться, как вы с этим справляетесь, как жонглируете всеми этими заботами?
— Ну, в Париже я уже через это прошёл. Вы знаете, впереди полуфинал, дни финалов, Мирка беременна и чувствует себя хорошо, потому что она может расслабиться. Это помогает мне на этом большом пути, позволяет особенно не отвлекаться. И она меня сильно поддерживает.

— Вы играли с Хаасом на грунте, а грунт не является вашим любимым покрытием.
— Я являюсь специалистом по игре на земляных кортах, если вы ещё это не осознали. (Улыбается.)

— Может быть, и для Хааса грунт – нелюбимое покрытие. Не думаете ли вы, что на траве он даже более опасен, чем на грунте?
— Он играл на харде больше, чем на любом другом покрытии, только потому, что вырос как игрок в США. И сыграл там много турниров. Это его лучшее покрытие на протяжении большей части карьеры. Но если ты хороший игрок, то хорош, как правило, везде. А он талантливый. Он всегда был одним из лучших. Думаю, что он действительно вернул свою игру после нескольких тяжёлых травм.

— Как вы воспринимаете доминирование сестёр Уильямс в женской части турнира?
— Да, это совершенно невероятно, что Винус оказалась в состоянии на Уимблдоне также выиграть пять титулов, демонстрировать такую уверенность на протяжении многих лет. Серена уже выиграла "Большой шлем" за свою карьеру и долгое время является одним из главных претендентов на победу на крупных турнирах. Мне нравится смотреть на них, потому что они очень мощные. Когда они в хорошей форме, у других девушек немного шансов.

— Насколько важен для вас этот 21-й полуфинал подряд среди всех ваших достижений?
— Это значит для меня многое. Такое достижение на протяжении столь длительного времени – это удивительно. Сложно поверить, что я добился этого, потому что надо оглянуться не на несколько недель или на месяц, а даже не на один год.
Первые два сета я играл неплохо, но он был впереди. С этим было трудно смириться, мне особенно. Но я оставался спокойным, я знал, что если судьба матча не решится сразу, то это будет очень сложно для него. Именно так и произошло.
И до этого я был в финале и выиграл мейджэр. Гуга (бразилец Густаво Куэртен. — Прим. "Чемпионат.ру"), правда, прервал тогда мою серию (в третьем круге "Ролан Гаррос-2004". — Прим. "Чемпионат.ру"), но я рад, что всё ещё жив до сих пор.

— Когда вы играли против Томми Хааса на French Open, что вам помогло больше всего выдержать испытание в этом матче?
— Вера, я думаю. Это очень просто. Первые два сета я играл неплохо, но он был впереди. С этим было трудно смириться, мне особенно. Но я оставался спокойным, я знал, что если судьба матча не решится сразу, то это будет очень сложно для него. Именно так и произошло. Но сейчас новый матч, новый турнир. Посмотрим, что произойдёт.
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →