Роддик: теперь мы просто старые мячи
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Роддик: теперь мы просто старые мячи

В заключительном четвертьфинале американец Энди Роддик в 9-м гейме пятого сета сломил сопротивление несгибаемого австралийца Ллейтона Хьюитта и в четвёртый раз вышел в полуфинал Уимблдона.
2 июля 2009, четверг. 10:45. Теннис
Энди Роддик предпринял очередную попытку покорить уимблдонскую вершину. В четвёртой раз он подобрался к ней на расстояние двух шагов. Но если раньше на пути Энди к заветной цели вставал великий Роджер, то на этот раз право сыграть в финале он будет оспаривать со своим британским тёзкой, лелеющим честолюбивые надежды даже с большим основанием. Для победы над чемпионом 2002 года Хьюиттом Роддику понадобилось 43 эйса или что-то в этом «роддике».

И, наконец, был рукопашный бой в пятой партии. Я хочу сказать, что мне пришлось выполнить лучший хав-воллей в своей жизни, чтобы спасти этот брейк-пойнт.

— Энди, на Уимблдоне возрождается поколение, которое пришло в теннис под лозунгом «Новые мячи, пожалуйста» (была такая акция АТР New Balls Please – прим.пер.). Это происходит потому, что на траве особенно полезен опыт или существуют какие-то другие причины?
— Я не думаю, что тут есть выбор «или-или». Тут, вероятно, комбинация разных факторов. Теперь мы просто старые мячи.

— Вы выиграли много важных матчей за свою карьеру. Стоит ли прошедший матч поставить высоко в вашем рейтинге по важности, если учесть всё: противника, место действия, пять сетов?
— Да, эта драма, конечно, не была короткой. Я никогда не был силён в сопоставлении матчей. Думаю, что каждый из них – это своя отдельная история. Но это был трудный матч с психологической точки зрения, потому что Ллейтон не сдавался, хотя в поединке было много приливов и отливов. Поэтому я просто рад, что выбрался на берег после всего этого.

— Что было для вас самой сложной частью этого матча?
— Там много чего было. Например, неиспользование брейка во второй партии стало сложным моментом. Думаю, что вы понимаете, что в этот момент я мог получить большое преимущество, а вместо этого – потеря одного очка и снова завязывается равная битва. Или воскрешение в четвёртом сете. Думаю, он заиграл намного лучше в этот момент. И, наконец, был рукопашный бой в пятой партии. Я хочу сказать, что мне пришлось выполнить лучший хав-воллей в своей жизни, чтобы спасти этот брейк-пойнт. Так что, выбор сделать трудно.

— В самом конце матча стало достаточно очевидно, что вы очень эмоциональны. Что именно вы ощущали в этот момент на корте?
— Вы знаете, что это смесь счастья и удовлетворения. Вы знаете, в голове вы стараетесь придерживаться своего курса в течение четырёх часов, вы постоянно высчитываете, что надо сделать. Ваш ум участвует в скачках в течение четырёх часов. Так что, вы испытываете облегчение, радость, и можете, наконец, выключиться. Но я был рад пройти через это всё.

— В вашем баке осталось ещё какое-то топливо на матч с Энди Марреем?
— Думаю, что да. Я хочу сказать, неплохо чувствовал себя физически. Я уверен, что завтра займусь своими болячками, но этого и следовало ожидать. В этом состоянии нет ничего нового.

— Маррей быстро восстановился после игры в понедельник, ему всего 22 года. Вы на 4 года старше. Это значительная разница в возрасте для тенниса или вы находитесь приблизительно на том же уровне, что и в 22 года?
— Физически?

Я знал Уильямс, когда им было 10, 11 лет. Надо было видеть, как они работали тогда, чтобы понять, почему они пожинают плоды своего труда сейчас.

— Да. Это фактор времени может быть существенным, когда речь идёт о восстановлении, не скажутся ли эти 4 года разницы?
— Пока нет. Я уверен, что когда мне будет 30, он скажется. Вы сможете убедиться в своё время. Что касается сыгранных матчей, в моей карьере их было гораздо больше. Но сейчас речь идёт о двух днях, а не о годах. С этой точки зрения я чувствую себя в хорошей физической форме и здоровым. Вы знаете, сейчас я в лучшей форме, чем когда мне было 24. Так что не стоит предавать слишком много значения этому фактору.

Ллейтон Хьюитт считает, вам придётся сыграть чертовски сложный матч против Энди Маррея, полагая, что вы являетесь явным аутсайдером в этой игре.
— Это – замечательно.

— Вы считаете так же? Согласны ли вы с этим?
— Я не знаю. Я здесь не для того, чтобы делать прогнозы. Это ваше занятие.

— Вы набили 43 эйса за матч. Вы стали мощно подавать. Невозможно выделить, какая подача была лучше. Можно ли сказать о той роли, которую в этом матче сыграла подача?
— Да, очевидно, с точки зрения игры на приёме, он делал это лучше, чем я на протяжении матча. Вы знаете, я был вынужден подавать лучше, чтобы удерживать геймы на своей подаче.

— Что вы особенно уважаете и чем больше всего восхищаетесь в сёстрах Уильямс, если говорить о том, как они здесь доминировали в женском турнире?
— Для меня сложно разделять девочек, которых я знаю с 9 лет. Я просто реально испытываю гордость, когда их вижу. Я знал их, когда им было 10, 11 лет. Надо было видеть, как они работали тогда, чтобы понять, почему они пожинают плоды своего труда сейчас. Я не знаю, сколько раз люди закрывали дверь перед ними, но они всё ещё здесь, и до сих пор идут своим путём по Уимблдону. Поэтому, очень круто всё это наблюдать.

— Есть ли психологически более сложный соперник, чем Ллейтон Хьюитт?
— Безусловно, он у меня – впереди.

— Вы много играли против Энди. Что вы можете сделать с его игрой на приёме, поскольку огромную часть вашей игры составляет подача?
— Да, это – сложная задача. Если говорить о лучших на приёме, то сложно кого-то из них выделить. Но он, безусловно, относится к числу одних из лучших в игре на приёме.

— Если в пятницу пойдёт дождь, то потребуется крыша. Наверняка вы не хотите думать об этом, но есть ли у вас какое-либо беспокойство по поводу того, как будут себя вести при этом мячи? Или тот факт, что Маррей уже имел возможность испытать это, а вы – нет?
— Разумеется, лучше знать заранее, чем получать сюрпризы. Но это не совсем то, что я должен контролировать. Надо просто справляться со всем, что можешь, наилучшим образом.

— Энди говорит, что под крышей очень влажно, и корт становится немного медленнее. Если же они закроют крышу, это будет сделано специально против вас в пятницу?
— Посмотрим.

— Вы выходите на корт с сознанием того, что лучше всех подаёте в теннисе?
— Лучше всех в теннисе подаёт Карлович. С этим ничего не поделаешь. Мне не хватает до этого 8 дюймов роста. Это не очень хорошее сравнение для меня. Лучше всех в теннисе подаёт Карлович.

Лучше всех в теннисе подаёт Карлович. С этим ничего не поделаешь. Мне не хватает 8 дюймов роста. Это не очень хорошее сравнение для меня.

— Каковы ваши мысли о достижении Роджером 21 полуфинала подряд?
— Думаю, что это практически невозможно. Это одно из самых впечатляющих статистических достижений в теннисе. Начиная с «Ролан Гаррос» 2004 года, верно? Меня это впечатляет, мягко говоря.

— Как вы думаете, какие слабости есть в игре Энди Маррея?
— Тут вот какая штука. У него не так много слабостей, если уж на то пошло. Он сильно улучшил свою подачу. Он хорошо играет на приёме. Честно говоря, эти ребята наверху достигли высокого уровня игры.

— Вы поклонник Маррея? Вам нравится его стиль игры?
— Послушайте, я знаю, как трудна эта игра, так что любой, кто находится наверху, вызывает у меня уважение. Я знаю, что происходит ежедневно, а не только здесь, перед всеми вами. Когда нет лишнего шума, когда надо работать. И это вызывает уважение.
Источник: Wimbledon Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 марта 2017, суббота
24 марта 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →