Федерер: о таком сценарии я и не мечтал
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Федерер: о таком сценарии я и не мечтал

Пятикратный чемпион Уимблдона Роджер Федерер в 7-й раз вышел в финал, где встретится со своим старым знакомым Энди Роддиком. Швейцарец имеет шанс выиграть 15-й титул "Большого шлема".
4 июля 2009, суббота. 01:15. Теннис
Роджер Федерер каждый раз бьёт какой-нибудь рекорд. Теперь он в 20-й раз сыграет в финале турнира "Большого шлема". Он может в 6-й раз выиграть Уимблдон и вернуть себе звание первой ракетки мира, которое удерживал почти 5 лет, что также является абсолютным рекордом. О своей победе в полуфинале над немцем Томми Хаасом швейцарец рассказал на пресс-конференции.

Как правило, вы всегда играете лучше, если ваш соперник тоже играет хорошо. Думаю, Томми ждут большие перспективы. Я не мог взять его подачу почти два сета.
— Роджер, вы действовали сегодня очень плавно и спокойно. Вам всё даётся легко. Как вы чувствуете себя? Вы получили удовольствие от матча? Вы чувствовали какую-то нервозность или напряжение?
— Надо сказать, эти большие матчи никогда не бывают простыми. Но, как правило, вы всегда играете лучше, если ваш соперник тоже играет хорошо. Думаю, Томми ждут большие перспективы. Я не мог взять его подачу почти два сета. Понятно, это заставило немного поволноваться, но так довольно часто случается на траве. Именно это случилось со мной и в Париже, когда я не мог взять его подачу полтора сета. Я очень доволен, как играл сегодня. Мне удалось сделать то, что надо в нужные моменты. Был трудный матч, потому что Томми играет хорошо.

— Это ваш 7-й финал на Уимблдоне и 20-й финал на турнире "Большого шлема". Если вы выиграете чемпионат, то вернёте себе звание первой ракетки мира. Какие из этих чисел больше для вас значат, или они ничего не значат по сравнению с победой?
— Я очень горжусь всеми рекордами, которых добился, потому что, будучи ребёнком, я никогда не думал, что буду так успешен. Я надеялся выиграть пару турниров, и, возможно, Уимблдон. Вот о таком сценарии я мог мечтать. Но сейчас совершенно ошеломляюще, что снова вышел в финал – шестой раз подряд на турнире "Большого шлема". Возможность ещё раз в воскресенье сыграть в финале – просто фантастика.

— Во всех видах спорта есть свои невероятные рекорды, знаковые события. Что для вас означает такой исторический альманах?
— Об этом сегодня мне приходится думать больше, чем следовало бы. Из истории вы знаете, кто выиграл Уимблдон тысячу раз, кто сколько недель был № 1 в мире, кто выиграл такое-то количество титулов. Если вам интересно, всё это можно узнать из большого количества статистики. Но существует множество других достижений, о которых люди не знают, за исключением случаев, когда вы достигли их сами, или если ещё кто-то их добился. Приятно, когда о них говорят, потому что лично мне это дает дополнительный стимул хорошо выступать. Я люблю играть против молодого поколения, стараясь у них выиграть, и играть снова ради исторических книг, но особенно ради себя. Это большой стимул. Именно сейчас мне нравится эта часть игры.

Я очень горжусь всеми рекордами, которых добился, потому что я никогда не думал, что буду так успешен, будучи ребёнком. Я надеялся выиграть пару турниров, и, возможно, Уимблдон.
— Рекорды по победам на турнирах "Большого шлема" в одиночном разряде являются наиболее важными в нашей игре. Могли бы вы прокомментировать этот особенный рекорд?
— Это часть тенниса. Это сочетание многих вещей. Я думаю, было бы неправильно смотреть только на результаты "Большого шлема". Это было бы несправедливо по отношению к другим турнирам. Это несправедливо по отношению к Masters Cup, который представляет собой удивительный турнир. Мне удалось победить там 4 раза. По некоторым причинам много об этом не говорят, а жаль. Но это правда, что матчи из пяти сетов в течение двух недель являются подлинным испытанием. И поэтому я думаю, что турниры "Большого шлема", несомненно, важны.

— В вашем матче было несколько интересных моментов. Вы помните розыгрыш, когда вы оба вышли к сетке, и вы попытались сделать обводящий удар? Томми просто поднял руки вверх. Означает ли это что-то для вас?
— Не совсем. Я не знаю, куда я посмотрел, но я действительно не смотрел на мяч, потому что думал, что он может попасть в сетку. Я не был удивлен, что он достал мяч, но и был рад, что могу послать свечу. Я знаю, что мяч попал в аут. Но это правда был смешной момент.

— Когда речь заходит о Роддике, какой финал против него больше вам запомнился? Как он сейчас играет, по сравнению с тем временем?
— Мы с ним играли уже 20 раз, так что у меня было время изучить его игру и её понять. Но он каждый раз играл со мной совершенно по-иному. В начале своей карьеры, я помню ещё в 2003 году, он иногда просто стоял на приёме. Но потом, скажем, в 2004 году, он стал часто идти к сетке. Я также играл против него, когда он подавал и пытался сыграть с лёта, как после первой подачи, так и почти с каждой второй. Я повидал много разных вариантов Роддика. Мне нравится, что он оставляет всё на корте. Я могу лишь восхищаться, как он невероятно подаёт. Я люблю играть против него, и не только из-за наших результатов. (Счёт личных встреч – 18:2 – Прим.ред.).

Я повидал много разных вариантов Роддика. Мне нравится, что он оставляет всё на корте. Я могу лишь восхищаться как он невероятно подаёт. Я люблю играть против него, и не только из-за наших результатов.
— Будете ли больше нервничать из-за того, что в случае победы выиграете свой 15-й титул?
— Прямо сейчас я так не думаю. Это помогло мне выиграть Уимблдон пять раз подряд и повторить рекорд Борга. Сейчас для меня это означает весь мир. Уже вторую неделю я надулся, как пузырь, и пытаюсь этого добиться. На этот раз я играю гораздо более спокойно. Может, это из-за Парижа. Но я действительно считаю, что опыт, полученный во время попытки в пятый раз выиграть Уимблдон, был очень большой. Вот почему я на самом деле немного более расслаблен в этом году.

— Ваш приятель Пит ещё не прислал вам смс? Он прилетит на финал? Что слышно?
— Последнюю неделю мы не разговаривали. Пока я о нём ничего не слышал.

— Как вы относитесь к разговорам о том, что вы действительно величайший игрок всех времён? Как бы вы описали своё отношение? Вы много этого наслушались? Что вы думаете об этом?
— Конечно, мне нравится слушать об этом. Это значит, я делаю что-то правильно. Впрочем, надо сначала закончить карьеру, и тогда мы увидим, что получится в конце. Я всегда с уважением относился ко всем поколениям теннисистов. Так сильно изменились технологии. Даже турниры сейчас изменились. US Open проводился на грунте и на траве, а сейчас – на харде. Поэтому трудно судить обо всём в целом. И я думаю, в этом тоже уникальность нашего вида спорта. Я просто пытаюсь сделать как можно лучшую карьеру, и потом, возможно, смогу оглянуться назад ради очевидно невероятных воспоминаний.

— Вам нравятся эти дискуссии, слушать всё это?
— Скорее да (улыбается).
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →