С. Уильямс: я вижу себя номером два
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

С. Уильямс: я вижу себя номером два

Американка Серена Уильямс выиграла третий финальный матч Уимблдона из четырёх, проведённых со своей сестрой Винус. В 8-й раз за последние 10 лет серебряное блюдо осталось в семье Уильямс.
4 июля 2009, суббота. 23:20. Теннис
Третья победа Серены Уильямс на Уимблдоне принесла ей 11-й титул в карьере на турнирах "Большого шлема" и вывела вперёд в личном противостоянии сестёр. На счету младшей сестры теперь стало 11 побед в 21 матче против Винус.

Когда я выиграла первый сет, я подумала: "Вау, это здорово". Как бы там ни было, а я на сет впереди. Так что я просто попыталась расслабиться.
Серена, получив серебряное блюдо – Rosewater Dish, главный приз Уимблдона, если не считать 825 000 фунтов призовых, заявила, что чувствует себя невероятно счастливой: "Я чувствую, что не в состоянии держать этот трофей. Его всегда выигрывала Винус, и я всё ещё не могу поверить, что победила сегодня".

— Серена, насколько трудно вам обыгрывать свою сестру? Надеетесь ли попозже поднять ей настроение победой в парном разряде?
— Это определённо было нелегко. Прежде всего она великий игрок, особенно на этом покрытии, особенно на этом корте. Кроме того, она моя сестра, которую я всегда хочу видеть победителем.

— Вам её жалко вообще, потому что казалось, что её подвижность весьма ограничена из-за проблем с коленом?
— Я думала, что она двигалась довольно быстро, так что... Я вообще об этом не думала вовсе. Я была очень сосредоточена на том, что я делала на своей стороне корта.

— Что для вас означает 11-й титул на мейджэре?
— Вы знаете, это невероятно. Чувствую я себя сейчас здорово. Я чувствую себя сейчас, как будто не на соревновании, где одержала столько побед. Как будто только сейчас я стала искать следующую цель – превзойти кого-то типа Билли-Джин Кинг, которая является моим абсолютным кумиром. Хочу добраться до её уровня и выиграть 12-й титул, что было бы ещё лучше.

— Вы сказали два дня назад, что фаворитом является ваша сестра, поскольку она выиграла все матчи и сеты один за другим. Когда вы вышли на корт, вы действительно считали, что можете выиграть, или вы знали, что именно можете ей предложить?
— Ну на самом деле сегодня был один из тех редких случаев, когда я не ожидала, что смогу выиграть. Я чувствовала себя игроком, которому нечего терять.
Я даже не могу представить себе и сравнивать себя с величайшими, потому что я думаю о таких людях, как Мартина Навратилова, Штеффи Граф и Билли-Джин Кинг. Они великие чемпионы.
Я защитила все прошлогодние очки. Я чувствовала, что мне надо просто выйти и сделать всё возможное, просто остаться на корте ещё, потому что она очень хороший игрок. Когда я выиграла первый сет, я подумала: "Вау, это здорово!" Как бы там ни было, а я оказалась на сет впереди. Так что я просто попыталась расслабиться.

— Вы можете сравнить свой рывок с тем, что было в 2002-2003 годах?
— Ну, я чувствую, что нынешний рывок более значим. Мне следовало бы выиграть French Open, или, по крайней мере, мне следовало использовать ещё один шанс. Но, вы знаете, я очень рада, что смогла выиграть этот турнир. Это хорошо, это очень интересно. Вы знаете, я помню, как десять лет назад я выиграла свой первый турнир "Большого шлема", и я всё ещё продолжаю выигрывать чемпионаты.

— Вы всё ещё считаете, что находитесь на этом уровне? Как вы можете сравнить ощущения от этих двух разных эпох, в которых вы доминировали?
— Я чувствую, что стала немного лучшим игроком, поскольку набралась опыта, и теперь лучше знаю, что надо делать. Я знаю, как надо играть в трудные моменты. Думаю, что конкуренции стало больше. Я хочу сказать, что стало много отличных игроков, которые одерживают победы каждую неделю.

— Когда вы сегодня действительно почувствовали, что играете против вашей сестры?
— Нет, этого вообще не было. Я вообще не думала о Винус сегодня. Я видела в ней только соперника. В какой-то момент, после первого сета, я посмотрела в сторону статистики, и там было: Уильямс – Уильямс. Я не могла понять, где была какая...

— Кто будет разговаривать с вашим папой? Ведь он не хотел быть здесь, не так ли? Он просто хочет косить траву.
— Я не могу себе представить, что окажусь в ситуации, как мои папа и мама. Очевидно, что я уважаю отца. Он, конечно, узнает, кто победил. Я действительно очень уважаю их обоих.

— Удалось ли вам поговорить с вашей сестрой после финала? Если нет, то перед парным финалом вы будете иметь возможность лично поговорить? Что скажете? Будете ли вы вообще говорить о финале?
— Мы действительно не слишком много говорили о финале. Я была занята. Мне пришлось сделать процедуры по охлаждению. У нас ещё – пара. Мы ещё должны подготовиться к этому. Потом мне действительно надо идти и готовиться к следующему матчу. Мы хотим хорошо выступить.

— Роджер Федерер говорил ранее о желании играть на протяжении многих лет. Он рассматривается как величайший игрок среди мужчин. Вы хотите стать величайшим игроком среди женщин?
— Ну, это было бы великое наследие. Я просто играю для себя, буду я величайшей или нет. Я даже не могу представить себе и сравнивать себя с величайшими, потому что я думаю о таких людях, как Мартина Навратилова, Штеффи Граф и Билли-Джин Кинг. Они великие чемпионы. Даже упоминание меня с этими людьми является огромной честью. Я чувствую, что действительно молода. Я чувствую себя как будто в начале своей карьеры и продолжаю играть.

— Есть ли у вас прогноз на результат завтрашнего мужского финала?
— Ну, я американка, так что очевидно, я буду рыть землю за американца.

Роджер – определённо фаворит. Он играет так здорово. Но, вы знаете, я люблю Энди. Он такой приятный человек и мой хороший приятель. Конечно, я хочу, чтобы он сыграл хорошо.
— И как вы думаете, кто победит?
— Я думаю, что Роджер определённо фаворит. Он играет так здорово. Но, вы знаете, я люблю Энди. Он такой приятный человек и мой хороший приятель. Конечно, я хочу, чтобы он сыграл хорошо.

— Расскажите о матчболе, который был у Елены Дементьевой? Подумали ли вы немножко, что она может обвести вас по линии? Считаете ли, что вы были отважны и вышли к сетке, или, может быть, вам повезло, что она не забила мяч?
— Думаю, почти каждый "Большой шлем" я выиграла после того, как отыграла матчбол. Два последних раза в Австралии. Конечно, и здесь, на Уимблдоне. Может быть, были и другие случаи, я не знаю. Я подумаю об этом, когда моя 20-летняя карьера закончится.

— Вы видите себя в качестве № 1?
— Я вижу себя как № 2. Вот где я. Я думаю Динара проделала большую работу, чтобы стать № 1. Она выиграла в Риме и в Мадриде. (Смех в зале.)
Источник: Wimbledon Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 января 2017, воскресенье
21 января 2017, суббота
Кто из нового поколения россиян сможет первым пробиться в топ-20?
Архив →