Воскобоева: подарите мне веник и шапку для бани
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Воскобоева: подарите мне веник и шапку для бани

В беседе с корреспондентом "Чемпионат.ру" представительница Казахстана Галина Воскобоева рассказала о жизни в новой для себя стране, а также обсудила предпочтения в отдыхе и одежде.
16 октября 2009, пятница. 00:45. Теннис
Подготовка к юбилейному, XX розыгрышу Кубка Кремля идёт полным ходом. Одной из теннисисток, кто прилетел на турнир заранее и уже тренируется в «Олимпийском», стала Галина Воскобоева, уроженка Москвы, решившая в прошлом году выступать под флагом Казахстана. В беседе с корреспондентом «Чемпионат.ру» Галина рассказала о жизни в новой для себя стране,
Думаю, что на следующий год я учту все свои заметки, где что неправильно сделала. Постараюсь всё исправить и сделать более грамотно. Но теннис — такая вещь, что порой ты строишь планы, а они в один день рушатся: то заболел, где-то не попал мячом и т.д.
а также обсудила предпочтения в отдыхе и одежде.

— Сезон практически завершён. Вы в этом году выступали крайне нестабильно — то проигрыши в первых кругах, то удачное выступление в Мельбурне и повторение лучшего результата на турнирах WTA в Варшаве. В чём причина? Что не удалось сделать?

— Я очень хорошо начала, правда, жаль, что у меня была травма в начале года. А потом её долго лечила, и только сейчас это дало результаты. Мне стало легче играть. Вторая половина года у меня сложилась весьма неудачно, было много проигрышей. С другой стороны, я играла крупные турниры, и если посмотреть на игроков, с которыми я боролась, то заметно, что все были очень достойными. Возможно, я никак не могла разыграться, набрать форму. Может быть, я не совсем правильно спланировала этот год. Наверное, мне надо было чуть больше времени посвятить тренировкам и подготовке к турнирам. А у меня получилось так, что я всё время играла турниры. И, конечно, переезжая из одной страны в другую, а порой и меняя континенты, я была не полностью готова. Плюс, я говорю, где-то мне выпадала не совсем удачная сетка. На турнирах «Большого шлема» я в основном проигрывала игрокам первой десятки: Кузнецовой, Возняцки, а также Ли На и Петровой. Даже сейчас, последний турнир, на который я поехала играть, в Осаке сложился неудачно. Турнир сам по себе небольшой, его призовой фонд всего $ 220 тыс., но первый круг мне выпало играть с Бартоли. Проиграла 3:6, 5:7, ведя во втором сете 5:2. Опять же, были шансы, и опять же для первого круга это не самый простой игрок. Я не могу однозначно выразить своё мнение относительно этого сезона. Началом я довольна, а серединой нет.

— После Кубка Кремля вы ещё будете что-то играть?

— Я не до конца решила. Я бы хотела сезон уже завершить, отдохнуть и готовиться к следующему году.

— В конце прошлого года вы себе поставили цель попасть в топ-50, но у вас это не получилось. Вы расстроились по этому поводу? Что будете предпринимать в следующем году?

— Опять же, в этом сезоне у меня был лучший рейтинг — я стала 64-й. Это близко к топ-50, но потом у меня сильно стала болеть спина, и я почти на всё лето выпала из игры. Очень неоднозначно, конечно. Вроде мой рейтинг упал, но я не могу сказать, что я очень сильно расстроилась по поводу этого сезона или очень довольна. Конечно, всегда хотелось бы выступить лучше, но у меня были обстоятельства, из-за которых не получилось показать лучший результат. Думаю, что на следующий год я учту все свои ошибки, где что неправильно сделала. Постараюсь всё исправить и сделать более грамотно. Но теннис — такая вещь, что порой ты строишь планы, а они в один день рушатся: то заболел, где-то не попал мячом и так далее.

— А что вы подумали, когда после удачного старта в Австралии и после удачного прохождения первых двух кругов Australian Open вам пришлось сняться с матча против Петровой во втором сете?

— Лично мне всегда очень тяжело сниматься с матчей. Я часто после встреч расстраиваюсь, потому что приходится играть не в полную силу. Конечно, лучше в этой ситуации сняться. Но для меня и для некоторых других теннисистов очень тяжело принять это решение. Сказать: всё, я больше не могу! Всегда остаётся некоторая надежда. Даже когда ты играешь не на 100%, а значительно хуже, то остаётся надежда, что вдруг соперник испугается или ещё что-нибудь. Тот же матч с Петровой. Я показывала хороший теннис, но играла с травмой, которую получила в первом круге. И всё это время я не могла играть мячи даже из корзины. Но, выходя на матч с Кнапп, я утянулась всеми поясами, которые мне только могли предоставить доктора. Я выпила гигантское количество таблеток, и всё, что можно, я сделала. Первый сет я себя нормально чувствовала, а потом, во второй партии, при счёте 4:0 меня схватила такая боль, что я не могла пошевелиться. Но осознание того, что во втором круге «Большого шлема», ведя во втором сете 4:0, сниматься неприлично, заставило меня сделать умное выражение лица и доиграть. Хорошо, что соперница этого не заметила. И даже в матче с Петровой всё равно визуально была борьба, потому что у меня в тот момент сама игровая форма была хорошей. Хотя доктора до матча говорили, что у меня стрессовый перелом и позвоночник может сломаться, если я продолжу. Мне наговорили перед игрой такого, что с таким настроением не полезешь в бой (смеётся).

— В прошлом году вы перешли под знамёна Казахстана и теперь представляете честь именно этой страны. Тогда вы мотивировали своё решение тем, что местная федерация тенниса сделала вам хорошее предложение, да и технические условия там лучше, нежели в Москве. Ваши ожидания оправдались? Не жалеете об этом поступке?

— В общем, нет, я не жалею. Потому что я так же играю в теннис, участвую в тех же турнирах. Сейчас у нас есть тренер, который ездит с нашей группой девушек по турнирам. Поначалу это было непросто, я не могла к этому привыкнуть. У меня всегда был личный тренер, ко мне всегда было повышенное внимание. Иногда игроки ездили на разные турниры и командный тренер разрывался между нами. Сейчас это всё уже урегулировалось, прошло время, мы притёрлись друг к другу. И, в принципе, это очень неплохое решение, чтобы с игроками от федерации ездил тренер. В других странах эта практика давно используется: те же французы, которых, я считаю, можно брать за пример, с ними всегда ездят тренеры по ОФП и так далее.

— Как вам, коренной москвичке, пришлась жизнь в Казахстане? Быстро привыкли к тамошним условиям?

— Собственно, я проживаю в Москве, а в Казахстане у нас проходят разные тренировочные сборы. Я была уже и в Астане, и в Алма-Ате. Там все говорят по-русски. Я не знаю, как у других, но ко мне все относятся очень доброжелательно. Я уже знаю там многих людей, хорошо с ними общаюсь.
Доктора до матча говорили, что у меня стрессовый перелом и позвоночник может сломаться, если я продолжу. Мне наговорили перед игрой такого, что с таким настроением не полезешь в бой.
Города очень приятные. Астана — очень современный город, модный, в стиле хай-тек. Алма-Ата, конечно, совсем в другом стиле, там и климат мягче. Он более заселён, более живой, но, на самом деле, в каждом городе есть свои плюсы. Там по-настоящему доброжелательная атмосфера.

— С кем из тех ребят, с которыми вы ездите по турнирам, лучше всего общаетесь?

— Наша команда состоит из девочек, но есть, соответственно, и команда мальчиков, которая по большей части тоже состоит из русских игроков. С ними мы общались много, когда у нас были совместные сборы в Америке. Там мы жили вместе и много общались. Щукин, Кукушкин, Голубев — с ними мы часто встречались, но это происходило на совместных турнирах. Конечно, мы следим за их результатами, как они играют.

А с девочками мы общаемся часто. Это, наверное, не близкие подруги, так как подруги у меня вне тенниса. Ну а так у меня хорошие отношения со всеми, мы можем сходить поужинать или что-то подобное. В основном мы любим ходить в баню или сауну. Чтобы было пожарче, погорячее! Мы очень часто собирались с девчонками на недавних турнирах в Азии и ходили в баню.

— Поход в баню предполагает наличие веника и пива. Всё это у вас включено?

— Нет, пива, конечно, нет. Всё более спокойно, с минеральной водичкой. Вопрос веников недавно как раз поднимался, когда мы сидели в бане. У нас их, к сожалению, нет.

— То есть если хочешь подарить подарок Галине Воскобоевой, то подари ей веник для бани, верно?

— (Смеётся.) Ну да. Ещё, пожалуйста, мне нужна специальная шапочка. Почему-то я всегда о ней вспоминаю только тогда, когда прихожу в баню, а потом опять забываю.

— Что будете делать в межсезонье? В прошлом году вы отдыхали в Иордании. Что выберете на этот раз?

— Я, кстати, очень люблю там отдыхать. До сих пор думаю, может быть, опять туда поехать. Мне там очень нравится. Сейчас уже конец сезона, и я частенько спрашиваю у девочек, куда они поедут, что будут делать. И все отдыхают по-разному, ведь кому-то нравится активный отдых, кому-то наоборот. Я решила так: если мне нужен активный отдых, то лучшего места, чем Москва, вряд ли я найду. А вот если мне нужен пассивный отдых — полежать на пляже, расслабиться или даже не разговаривать ни с кем, то Иордания как раз такое место. Там находится всего четыре отеля на всём пляже. И они вроде бы заселены, но половина жителей на пляж не выходит, а 25% другой половины сидят только у бассейна, и создаётся такое впечатление, будто это мой собственный пляж.

— Вас там никто не узнаёт?

— Нет. Кстати, с этим вопросом у меня никогда не было хлопот. Меня невозможно узнать. Когда я играю на теннисном корте и потом люди меня встречают в обычной жизни, то они не узнают. Ни один из моих знакомых ещё не выдвинул предположения, что я теннисистка. Все думают, что я или модель, или баскетболистка. Наверное, 90% говорят модель, а остальные 10%, что баскетболистка. Поэтому я не думаю, что возможно такое, чтобы меня там узнали. В обычной одежде меня не узнать.

— А какую одежду в обычной жизни вы предпочитаете?

— Я люблю одеваться красиво. Всё зависит от ситуации. Я люблю и платья, и юбки, у меня большой гардероб. Я не слежу за модой, люблю что-то своё. Но порой бывает, оденешь что-то один-два раза, и потом эта вещь становится вдруг модной (смеётся). Я не очень люблю, когда происходит бум на какую-то вещь и все подряд начинают это носить. Я всегда стараюсь отделяться от общественности.

— Какие у вас любимые марки?

— Dolce & Gabbana, Versace, RoccoBarocco. Это всё итальянские дизайнеры. Стиль у меня совсем не классический: я люблю яркие вещи, аксессуары, которых ни у кого нет, которые отличаются. Вряд ли я приду в каком-то чёрном костюме и белой рубашке. Я уделяю внимание материалу, модели, тому, как вещь скроена — это всё играет роль.

— Год почти закончился. Чем он для вас запомнится?

— В будущее смотрю с оптимизмом. Особенно, когда это конец сезона. Сейчас я не могу сказать, что очень довольна последними моими выступлениями, но ничего страшного нет. Нужно продолжать работать, играть.
Нужно продолжать работать, играть. Я настроена оптимистично и сейчас собираюсь отдохнуть, набраться сил — у меня всегда после отдыха наступает прилив сил.
Я настроена оптимистично и сейчас собираюсь отдохнуть, набраться сил — у меня всегда после отдыха наступает прилив сил.

— Так всё-таки вы будете отдыхать пассивно или активно?

— Я ещё не решила. Если бы было чуть больше времени, хотя бы недельки три…

— Можно попробовать успеть и то, и другое.

— Да, я тоже так думаю (смеётся). Если две недели, то сильно не разгонишься, а если три, то тогда попробую сделать, как вы и сказали. А так, этот год… В каждом периоде есть свои запоминающиеся моменты. Я хорошо играла в Австралии, в Варшаве, в Майами, на «Ролан Гаррос». Этот год означает для меня новые знакомства, приятные знакомства, новые события. Жизнь идёт, она крутится не только вокруг тенниса, в жизни много всего интересного помимо этого. Поэтому всё у меня хорошо!
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 марта 2017, суббота
24 марта 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →