Южный: играть в Москве сложнее всего
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Артём Тайманов

Южный: играть в Москве сложнее всего

Михаил Южный, обыгравший Сергея Стаховского и повторивший свой лучший результат на Кубке Кремля, оценил эту игру и сказал, что начало этого сезона было самым тяжёлым в его жизни.
24 октября 2009, суббота. 16:12. Теннис

Россиянин Михаил Южный на пресс-конференции прокомментировал свою четвертьфинальную победу над украинцем Сергеем Стаховским (6:3, 6:3), отметил, что соперник по полуфиналу, Михаил Кукушкин, не является для него «тёмной лошадкой» и что в начале этого сезона пережил самое тяжёлое время за всю свою спортивную жизнь.

Матч сложился непросто, хоть я и выиграл первый сет с двумя брейками. Во втором тоже повёл — 3:0, но это достаточно зыбкое преимущество, всего один брейк, какой-то гейм на твоей подаче не сложился, и счёт уже равный. Так что достаточно напряжённый матч получился.

— Можете прокомментировать сегодняшний матч?
— Давайте лучше вопросы, чтобы не я сам комментировал, а вы меня спрашивали.

— Несмотря на счёт, показалось, что игра вышла достаточно непростой. Так ли это?
— Действительно, матч сложился непросто, хоть я и выиграл первый сет с двумя брейками. Во втором тоже повёл – 3:0, но это достаточно зыбкое преимущество, всего один брейк, какой-то гейм на твоей подаче не сложился, и счёт уже равный. Так что достаточно напряжённый матч получился.

— Как оцениваете Сергея Стаховского?
— Серёжа – хороший теннисист и очень опасный оппонент, особенно на таких турнирах, проводящихся в зале, – не зря в прошлом году он выиграл Загреб.

— А что всё-таки случилось во второй партии при счёте 3:0, почему после этого завязалась упорная борьба? Стаховский резко прибавил в уровне игры?
— Знаете, скорее, всё-таки я слегка заигрался. Вроде бы было преимущество – 3:0, 3:1, там 0:40 отыграл, казалось, всё идёт в руки, но допустил несколько ошибок в те моменты, когда делать этого было нельзя. Например, на геймболе не попал ударом слева по линии и потом при равном счёте смазал довольно лёгкий мяч с форхэнда, в итоге позволив сопернику сравнять счёт.

— Чувствуете ли вы какую-то дополнительную ответственность в связи с тем, что являетесь последним россиянином в мужской сетке?
— Ответственность скорее не в этом, а в том, что в Москве мне всегда тяжело даются матчи, вне зависимости от того, с кем я играю. Москва – родной город, здесь много родственников, друзей и знакомых, что и повышает груз ответственности на Кубке Кремля.

— Является ли ваш соперник по полуфиналу Михаил Кукушкин для вас «тёмной лошадкой»?

Москва – родной город, здесь много родственников, друзей и знакомых, что и повышает груз ответственности на Кубке Кремля. В Питере, в принципе, та же поддержка, но там меньше давления, так как на трибунах почти нет друзей, родных, так что там мне играть легче.

— Нет-нет, он не «тёмная лошадка», мы не так давно тренировались вместе, поэтому я имею представление об его игре. В последнее время Михаил прибавил и показывает хорошие результаты, несмотря на то что в первой половине года у него было травма.

— Михаил, вы выиграли Санкт-Петербург Опен [в 2004 году], и вот сейчас вам предоставляется реальный шанс взять Кубок Кремля, про который вы всегда говорили, что играть здесь вам сложнее. Что думаете о возможности выиграть турнир?
— Это только питерцы могут задать такой вопрос (Смех в зале.).

— Конечно, а кто же ещё.
— Ну, давайте подождём, посмотрим. Сначала надо пережить завтрашний матч, а потом поговорим (следует ремарка от задававшего вопрос журналиста – хотите двигаться step by step? – Прим. «Чемпионат.ру»)… Да, потому что я только что сказал, что в Москве мне играть намного тяжелее. В Питере, в принципе, та же поддержка, но там меньше давления, так как на трибунах почти нет друзей, родных, так что там мне играть легче.

— Ожидали ли вы, что Марат Сафин уступит Евгению Королёву?
— В принципе, да, ожидал. Во-первых, у Марата был очень тяжёлый матч с Колей, а очень немногие, кому удаётся обыграть Колю, выигрывают следующий матч, потому что встречи с ним всегда отнимают много сил. Во-вторых, Женя проводит очень хороший сезон, он сейчас на ходу, у него наивысший рейтинг в карьере, недавно, по-моему, взял Челленджер, так что он очень опасен.

— А как считаете, насколько этот матч повлиял на то, что в следующем круге Евгений проиграл Илье Марченко?
— Мне кажется, что победа Женьки над Маратом была очень существенна в психологическом плане, потому что когда он только начинал играть на Ширяевом поле, Марат уже входил в элиту. Мне трудно судить, я с Женей по этому поводу не общался, но, наверное, Марат был для него какой-то планкой (Южный при этом поднимает руку на уровень головы. — Прим. «Чемпионат.ру»). Не знаю, первый ли раз они играли (следует подсказка, что теннисисты встречались в квалификации к «Мастерсу» в Гамбурге-2008. — Прим. «Чемпионат.ру»), но, может быть, Женьки после этой победы психологически не хватило на следующий матч.

— Михаил, вы уже упоминали, что в последнее время изменили свой подход к теннису, поменялись как игрок. Однако было не совсем ясно, что именно вы имели в виду, не могли бы пояснить свою мысль?
— Слава Богу, что непонятно (Смеётся.). Я уже говорил, что это не что-то революционное, не ждите, что я стал вставать в восемь утра, бежать кросс и вообще полностью изменил ритм своей жизни. Просто постарались сделать выводы из всего происходящего, потому что я не первый год в туре, прослеживаются определённые закономерности, так что стараемся что-то менять. Я говорю об этом довольно расплывчато, потому что если давать конкретику – то это будет очень долго, я не готов это рассказывать и, если честно, не очень хочу, чтобы влезали в эту конкретику.

— Вы хорошо выступаете в последнее время. В связи с этим на что рассчитываете в следующем сезоне, может быть, подобраться к десятке?
— Знаете, концовка прошлого года и начало этого были далеко не лучшими по многим причинам. На самом деле такой тяжёлой ситуации, как в начале этого сезона, у меня не было на протяжении всей карьеры, всей спортивной жизни. Конечно, везде есть свои плюсы, где-то я доволен, что получилось такое начало, потому что всё это меня многому научило, и теперь, как бы ни закончился сезон, я уже рад, что удалось выбраться из этого и показать несколько хороших результатов. А про будущее не хочу ничего загадывать, посмотрим, как всё сложится.

— Михаил, у вас есть психолог, который, помимо вас, работает с космонавтами. Как конкретно строится ваша работа и что он сказал вам после сегодняшнего матча?

Концовка прошлого года и начало этого были далеко не лучшими по многим причинам. На самом деле такой тяжёлой ситуации, как в начале этого сезона, у меня не было на протяжении всей карьеры, всей спортивной жизни. Конечно, везде есть свои плюсы, где-то я доволен, что получилось такое начало, потому что всё это меня многому научило.

— После матча он просто меня поздравил. А работа строится по-разному – бывает, мы вообще не общаемся, бывает, общаемся больше, чем нужно, а бывает, что есть баланс. В принципе, я ставлю задачи, а он их решает.

— А какие-то установки он вам даёт?
— Знаете, мне уже не 18 лет, и установки мне давно никто не даёт. Мне что-либо советуют, а я уже решаю, следовать этим советам или нет, а «Миша, ты обязан сделать вот это и вот это» — такого давно уже нет, это осталось в прошлом.

— Но реальная помощь от психолога ощущается?
— Ощущается, но очень тонкая грань – где помощь, а где уже и не помощь. Но, учитывая, что мы уже довольно долго работаем вместе, я ощущаю помощь и вижу реальные результаты.

— Можете сказать, как зовут вашего психолога?
— Гущин Вадим Игоревич.

— А что общего между теннисистами и космонавтами? То, что они редко бывают дома? (Смех в зале.)
— Хорошо, вы не сказали, что мы летаем, и те и другие(Смех в зале.). Не знаю, я с космонавтами не работал, поэтому мне тяжело ответить на этот вопрос.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
23 апреля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
26 апреля Мария Шарапова сыграет первый матч после отбытия дисквалификации. Каким получится возвращение?
Архив →