Агасси: пришло время открыться
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Агасси: пришло время открыться

39-летний Андре Агасси признался, что недолго сомневался, рассказывать ли фанатам о тёмной стороне своей биографии. Ничто не приносит столько популярности, как громкие скандалы.
30 октября 2009, пятница. 17:30. Теннис
Восьмикратный победитель турниров серии "Большого шлема" американский теннисист Андре Агасси признался в том, что в течение своей спортивной карьеры неоднократно употреблял метамфетамин – быстро вызывающий зависимость наркотик. Первой об этом сообщила лондонская газета "Таймс", анонсируя автобиографическую книгу, которая выйдет в продажу 9 ноября.

Знаменитый теннисист назвал свою книгу "Оpen". Но повествует она не только о турнирах "Большого шлема", как можно ожидать из названия. Благодаря своему скандальному содержанию книга "Открытие" ("Открыться" или "Открытый") стала популярной задолго до выхода в свет и рассказывает о самых разных страницах жизни Агасси: о его детстве, теннисе, об отношениях с бывшей женой американской актрисой Брук Шилдс, нынешней супругой - бывшей первой ракеткой мира Штеффи Граф - и даже о потере волос.

Я просто ошарашена. Грустно слышать такое от человека, на которого я всегда хотела равняться.
Откровения Агасси уже подняли популярность ещё не поступившей в продажу книги настолько, что в рейтинге онлайн-магазинов уже вошла в топ-10. Теннисный мир же от признаний кумира миллионов впал в шок. "Я просто ошарашена. Грустно слышать такое от человека, на которого я всегда хотела равняться, – заметила капитан сборной США в Кубке Федерации, известная в прошлом теннисистка Мэри-Джо Фернандес. – Но для того чтобы признаться в подобных вещах, нужно обладать смелостью. Это был его выбор. Может быть, люди теперь не станут повторять ошибок Агасси".

Обозреватель издания Inside Tennis Билл Симмонз пишет, что впервые за 29 лет для того, чтобы получить сигнальный экземпляр, он был вынужден заключить с издательством договор о неразглашении содержания книги до начала ноября. Семь пунктов договора, предписывающих держать язык за зубами, можно кратко выразить так: "Только пикнешь, и ты уже труп". Симмонз поясняет: "У меня не было выбора. Я согласился. И 17 августа детище Агасси объёмом 437 страниц прибыло ко мне. После этого в течение нескольких недель я пожирал каждую деталь". То же самое делали и журналисты The Times, которым было позволено на этой неделе дать несколько выдержек из книги Агасси.

История знакомства журналистов с книгой Агасси очень напоминает криминальный сериал. Возможно, из-за фигуры отца Агасси – сына армянского торговца коврами из Тегерана, который перебрался в Чикаго, стал активным участником подпольного тотализатора и быстро наладил связи с мафией. Как боксер, Майк дважды участвовал в Олимпиадах, в одной из которых даже дошёл до четвертьфинала. Боксёрские навыки пригодились на новой работе. Одно время он работал вышибалой в клубах, участвовал в боях без правил, за что удостоился прозвища Армянский Убийца. Из Ману он превратился в Майка, отца великого теннисиста.

Брук Шилдс была совсем не похожа на скромную бухгалтершу. Она закончила университет Принстон, снималась в кино и на телевидении. И если собиралась замуж, то не меньше, чем за монакского принца Альберта или за японского принца Хиро Нарухито.
Когда чикагская полиция начала активно наседать на мафию, Майк понял, что пора уносить ноги. К тому времени он уже женился на скромной бухгалтерше Бетти Джоунс и потому решил осесть в Лас-Вегасе и вести жизнь размеренную и добропорядочную. Тут хотелось бы сказать, что яблоко от яблони недалеко падает", но, увы, не тот случай.

Актриса Брук Шилдс была совсем не похожа на скромную бухгалтершу. Она закончила университет Принстон, снималась в кино и на телевидении. И если собиралась замуж, то не меньше, чем за монакского принца Альберта или за японского принца Хиро Нарухито. Но вышла не за принца, а за "теннисного короля" Андре Агасси. В 1997 году к моменту похода под венец красавице Брук стукнуло 32 года - она была на пять лет старше жениха.

После женитьбы спортивные успехи Андре Агасси резко пошли на убыль. Брак трещал по швам, а Андре пребывал в депрессии. В книге он рассказывает, что как-то сидел в этот период дома со своим помощником, которого называет Slim ("Тонкий"), и пристрастился к препарату: "Тонкий тоже пребывал в стрессе... Он спросил: ты хочешь улететь со мной? Как? GACK. Что такое GACK, чёрт возьми? Метамфетамин. Почему это называется GACK? Потому что ты издаёшь такой звук, когда улетаешь высоко-высоко... Почувствуй себя суперменом, чувак!"

Если бы это сказал кто чужой, я бы его послал по матери. А так я говорю: да. Давай улетим.

Тонкий насыпал небольшую кучку порошка на журнальном столике. Он разделил его и фыркнул. А я втянул носом запах. Затем я легко откинулся на спинку дивана и понял, что только что пересёк Рубикон. Потом наступил момент сожаления, огромной печали по поводу случившегося. А затем наступила новая волна эйфории, и этот прилив смёл любую негативную мысль, ставшую у него на пути".

Далее Андре пишет, что употреблял препарат вместе со своим помощником много раз. "Я не могу говорить о зависимости, но большинство людей сказали бы, что если ты используешь что-нибудь с целью убежать от реальности, то у тебя проблемы", - отметил он. В том же 1997 году Ассоциация теннисистов-профессионалов в ходе очередного теста выявила "следы приёма метамфетамина" и потребовала от игрока разъяснений. Инцидент тогда не получил огласки и не повлёк дисквалификации, поскольку АТP сочла убедительным заверения чемпиона о том, что вещество попало в его организм случайно.

Андре уверяет, что никогда не любил теннис (!). Причиной тому стал жёсткий характер отца, тренировавшего его в начале карьеры. По словам Агасси, с самого детства папа заставлял его зарабатывать деньги игрой против взрослых.
В книге Андре Агасси кается, что совершил двойную ошибку: он не только принимал наркотики, но и соврал представителям АТР, когда его вызвали для дачи показаний. "Я соврал, что это вышло случайно, но на самом деле я никогда не чувствовал себя так энергично, бодро и обнадеживающе, как после приёма метамфетамина", – признался Агасси, которому удалось избежать дисквалификации, и он, по его словам, начал новую жизнь, завязав с наркотиком. Сделал американец и ряд других шокирующих признаний. Так, Андре уверяет, что никогда не любил теннис (!). Причиной тому стал жёсткий характер отца, тренировавшего его в начале карьеры. По словам Агасси, с самого детства папа заставлял его зарабатывать деньги игрой против взрослых. В девять лет маленький Андре на спор победил на корте звезду американского футбола и пополнил семейный бюджет на 500 баксов – такова была ставка в этом матче. Также, по словам экс-первой ракетки мира, его отец часто бряцал пистолетом и не прочь был применить его во время ссор.

Президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге заявил, что к признанию американского теннисиста отнесётся положительно только в том случае, если оно будет подано как урок подрастающему поколению о вреде наркотиков. А вот Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) потребовало АТР объяснить, каким образом факт положительной допинг-пробы Агасси был скрыт. "К самому теннисисту никаких санкций применять мы не будем, поскольку нарушение антидопингового законодательства было совершено слишком давно, – заявил глава ВАДА Джон Фэйхи. – Но АТР должна объяснить, на каких основаниях в 1997 году делу не был дан ход".

Оказывается, не зря иронизировал Евгений Кафельников в 2003 году, когда ему в пример приводили карьеру Андре Агасси. А Марат Сафин в Петербурге выразился более резко: "Мне это вообще… фиолетово, что у них там, как у них там. Просто всем нужно принять это к сведению".
Источник: Inside Tennis
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →