Собкин: Аршавин – тот же Федерер на нашем уровне
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Андрей Скачковский

Собкин: Аршавин – тот же Федерер на нашем уровне

Борис Собкин, тренер Михаила Южного, по окончании сезона своего воспитанника получил возможность понаблюдать за другими игроками и другими видами спорта. И его мнение – всегда интересно.
17 ноября 2009, вторник. 17:01. Теннис

Собкин: Южный и Давыденко провели сезон достойно

«Чемпионат.ру» продолжает публикацию беседы с Борисом Собкиным, личным тренером второй ракетки России Михаилом Южным. Неожиданно выяснилось, что ему не чужды не только различные теннисные заботы, но и проблемы сборной России по футболу.

По окончании последнего матча сборной России Аршавин остался очень недовольным своей игрой. Ведущий игрок не сыграл, но команда выиграла. А если бы Аршавин играл в теннис?! А Аршавин, примерно, тот же Федерер на нашем уровне. И все бы возмущались: да что он такое делает?!

— Борис Львович, когда одна из соперниц имеет явное преимущество в счёте, а затем проигрывает несколько геймов подряд или матч, мы не удивляемся, объясняя расхожим: «Ну что вы хотите?! Это же женский теннис»! Но в последнее время такие перепады нередко случаются и у мужчин. Во время финала в Париже Джокович выигрывал у Монфиса в одни ворота, но вместо 4:0 во втором сете получил тай-брейк в решающем. Как вы это объясните?
— К женскому теннису и женской психологии это не имеет никакого отношения. Сказывается очень острая, сумасшедшая конкуренция в мужском туре. Ни один игрок ни в одном матче не может чувствовать себя в полной безопасности и расслабиться по ходу матча. Можно быть наказанным и «получить» практически в любом матче, в любом круге, не говоря уже о финальных поединках, в которых напряжение только возрастает.

Внутреннее напряжение присутствует в любом матче на любой стадии. Чем больше это напряжение сил и внимания, тем больше вероятность, что в какой-то момент наступит провал. Особенно тяжело сохранить концентрацию, когда ты ведёшь в счёте и велик соблазн «перевести дух» на какой-то момент. Потом боишься проиграть и растерять «накопленное богатство», вот тут и начинаются проблемы.

Так что объяснение перепадам в игре и счёте я вижу в сильной конкуренции и высоком напряжении мужских матчей, а не в «женских слабостях». Нечто подобное происходит и в других видах спорта, порой не всегда заметное. По окончании последнего матча сборной России Аршавин остался очень недовольным своей игрой. Ведущий игрок не сыграл, но команда выиграла. А если бы Аршавин играл в теннис?! А Аршавин, примерно, тот же Федерер на нашем уровне. И все бы возмущались: да что он такое делает, да как он играет, да кому он проигрывает! Вот и вся история.

— Борис Львович, проясните, пожалуйста, ситуацию с порядком заявок на турниры. Вам ведь приходится заниматься и этими вопросами?
— В этом году на все турниры АТР заявки должны были подаваться за 6 недель до старта турнира, а во все квалификации – за 3 недели. Но не исключено, что в новом сезоне этот порядок может быть пересмотрен.

Биоритмы – это процесс квази-случайный, и мне кажется, что вылавливать их и использовать на практике пока никто не умеет.

— Почему Южный не выступил в Париже? С чем связано, что вы не заявились на последний «Мастерс»?
— На «Мастерс» заявляют всех подряд. Другой вопрос, что на момент подачи заявки Михаил был далеко за чертой основной сетки. После турнира в Москве стало ясно, что всю серию турниров, оставшихся до конца сезона, мы не потянем. Поэтому решили, что квалификацию в Париже играть не будем. Ещё в Питере я подошёл к тур-менеджеру АТР и предупредил его, что в Париже мы играть не будем. Правда, потом выяснилось, что многие снялись и Миша мог спокойно попасть в основную сетку. Но я думаю, что играть там было бы не совсем разумно. Состояние Южного в концовке турнира в Валенсии говорило само за себя.

— А что можно сказать о турнире «Мастерс» в Париже, кроме того, что этим турниром Марат Сафин закончил свою карьеру?
— Турнир в Париже оставил нормальное впечатление. Этот турнир всегда такой: последний турнир в календаре, многие снимаются, многие не хотят его играть. А из тех, кто всё-таки принимает участие в этом турнире, большинство по разным причинам не показывает своей лучшей игры. Например, Федерер никогда там не играл хорошо. Очевидно, что швейцарец решал в Париже совсем другие задачи, готовился к Лондону. У Надаля ситуация иная. Он не был готов играть в полную силу, но может считать себя героем, дойдя до полуфинала. У Джоковича была удачная осенняя серия, и его победа в Париже закономерна. Странно, что он не выиграл в Шанхае. Вероятно, этому помешала победа в Пекине.

— А как вы относитесь к биоритмам, к тому, что из года в год некоторые игроки лучше выступают весной, а другие – осенью?
— На результаты влияют сразу несколько процессов, которые накладываются один на другой. Биоритмы – это процесс квази-случайный, и мне кажется, что вылавливать их и использовать на практике пока никто не умеет. Другой процесс – это травмы, которые вышибают из турнирного ритма, и всё кардинально меняется. С одной стороны, теннисист лишён игровой практики. С другой стороны, он свежеет, и это может принести ему пользу в последующих турнирах. Например, сейчас именно по этой причине опаснее стал Маррей.

Умение сыграть на зубах и отыгрывать матчболы у него не пропало. Через несколько дней Надаль может показать совсем другую игру, нежели в Париже, и я бы его со счетов не сбрасывал.

— Вы считаете шотландца фаворитом в Лондоне? По существу, Энди выступит в роли хозяина корта.
Энди Маррей будет очень опасен. Он свеж, травма залечена, постепенно набирает форму. После победы в Валенсии немного подустал в Париже. Но думаю, что он вместе с Федерером сможет хорошо подготовиться к Лондону, и они будут там главными фаворитами турнира. Они голодны до больших побед. Этот фактор также стоит учитывать как одну из составляющих сложного процесса, влияющего на результат. Как и расписание турнира, которое обернулось для Маррея несчастным случаем в матче со Штепанеком. Закончив накануне играть очень поздно, Энди не успел восстановиться, имея очень мало времени на отдых. Организаторы тура даже задумались после этого матча по поводу лимита времени между матчами.

— А каковы шансы остальных участников восьмёрки, в частности Николая Давыденко или Рафаэля Надаля?
— Что касается Надаля, то это пока не тот Рафа, которого мы привыкли видеть. Но у него есть неделя времени и желание сыграть хорошо. Даже при среднем для себя уровне он дошёл до полуфинала. Умение сыграть на зубах и отыгрывать матчболы у него не пропало. Через несколько дней Надаль может показать совсем другую игру, нежели в Париже, и я бы его со счетов не сбрасывал.

Я бы не делал выводов о форме Давыденко по матчу с Сёдерлингом, в котором Коля выглядел подуставшим. Коля должен подойти к Лондону в хорошем состоянии и сыграть там солидно и достойно. Надеюсь, что за эту неделю он сможет не только восстановиться, но и немного прибавить по сравнению с той игрой, которую мы видели.

Дель Потро – классный игрок, но мне кажется, что празднование триумфа на US Open у него затянулось и продолжалось даже в Париже. Он молод, витает в облаках, но этот недостаток проходит быстро. А вот тренируется ли непредсказуемый Энди Роддик, в какой он форме и будет ли играть, я пока не уверен. Повторяю, что в Лондоне больше шансов на успех я вижу у Маррея и Федерера.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
26 апреля Мария Шарапова сыграет первый матч после отбытия дисквалификации. Каким получится возвращение?
Архив →