Серена Уильямс. Я и мода
Фото: Reuters
Текст: «Чемпионат»

Серена Уильямс. Я и мода

Популярный российский журнал Tennisweekend продолжает публиковать отрывки из автобиографии американки Серены Уильямс, которая начинает новый сезон в качестве первой ракетки мира.
8 января 2010, пятница. 12:00. Теннис
Серена Уильямс. Переезд во Флориду

Серена Уильямс. Одиночный маршрут

Я обожаю выглядеть на корте как можно лучше. Я думаю, это очень важно. Когда я хорошо выгляжу, я сама себя уважаю. Я полна энергии. Если ты сама себе нравишься, ты будешь нравиться и другим. Если ты сделаешь всё, чтобы выглядеть хорошо, ты будешь и всё остальное тоже делать хорошо. Я лично всегда считала, что всякий раз, когда я выглядела лучше по сравнению со своими соперницами, то я и играла лучше них. Вот почему я всегда посылала всех подальше, когда меня укоряли за то, что я уделяю слишком большое внимание своему внешнему виду. Мне говорят, что я прежде всего спортсменка, а не девушка, помешанная на моде. Мне говорят, что я должна прежде всего хорошо делать свою основную работу – играть в теннис. Конечно, когда матч начался – уже нельзя ничего поделать со своей внешностью. В разгар борьбы ты выглядишь ужасно – с тебя градом льёт пот и всё такое. Но почему я не должна одеться как можно наряднее перед началом игры? Я всегда творчески подходила к своей теннисной форме – и тогда, когда у меня был контракт с фирмой Puma, и позднее, с компаний Nike. Я позволяла себе быть эксцентричной, экстравагантной, дерзкой, весёлой. Я любила использовать в теннисной одежде самые разные материалы и, кстати, стала первой (после Агасси), кто носил форму из джинсовой ткани.

Мне говорят, что я должна прежде всего хорошо делать свою основную работу – играть в теннис. Конечно, когда матч начался – уже нельзя ничего поделать со своей внешностью. В разгар борьбы ты выглядишь ужасно – с тебя градом льёт пот и всё такое. Но почему я не должна одеться как можно наряднее перед началом игры?
А после матча? Почему бы не надеть пару прикольных серёжек, или шикарный браслет, или сногсшибательный наряд? Ведь нравится мне это или нет, но я – публичный человек, люди смотрят на меня, где бы я ни появлялась. И потом, посмотрите на всех великих чемпионов последних лет. И вы увидите, что все они прилагали усилия к тому, чтобы хорошо выглядеть на корте: и Штеффи Граф, и Моника Селеш, и Мартина Хингис, и, конечно же, Винус Уильямс.

Именно благодаря её деликатному нажиму в книге о моей жизни появилась ещё одна глава, связанная с модой. Фактически она мягко подтолкнула меня к принятию правильного решения. В то время я сидела дома: это было во Флориде, в доме, где мы поселились вдвоём с Винус. И, что называется, валяла дурака, потому что почти ничем не занималась, кроме тенниса. За год до этого я окончила среднюю школу и не больно-то стремилась продолжить образование. Я считала, что знаю то, что мне нужно знать, а если чего и не знаю, то наверстаю довольно быстро.

Но Винус пошла по-другому пути. После окончания средней школы она поступила в колледж. Она не могла посещать все занятия из-за игр, но как только поздней осенью наметился конец сезона, она записалась на два спецкурса в Институте искусств и продуктивно использовала время до начала нового сезона в январе. Выбранный ею метод работы позволял ей выполнять программу зимнего семестра.

Она всё время наседала на меня, чтобы я присоединилась к ней, но мне было не по себе, когда на меня давили. Она настаивала, уверяя меня, что это будет интересно, но я была поглощена своим бездельем. Я вернулась в дом моды Golden Girls, работая в том же режиме, что и в тот непростой для меня период, когда я училась дома по программе седьмого и восьмого классов. Я смотрела телевизор, ходила по ресторанам и барам, играла в теннис, смотрела телевизор, опять ходила по барам, снова играла в теннис… Я сидела на диване перед "ящиком" и не смогла бы встать, даже если бы очень постаралась. Но однажды после особенно трудного для неё дня Винус не выдержала и сказала: "Ты впустую тратишь свою жизнь, Серена!"

Бог мой, она опять взялась за меня. И преимущество было на её стороне. Я была такой размазнёй! В один прекрасный день ей настолько осточертело моё безделье, что она записала меня в колледж, даже не обсудив это со мной. Она пришла домой к вечеру и сказала: "Всё. Я устала смотреть, как ты теряешь время. Ты будешь учиться в колледже".

Что я и сделала, и всё это благодаря дружескому подталкиванию со стороны Винус. И это было удачным решением, потому что я на самом деле теряла время, сидя часами перед телевизором. Моя старшая сестрёнка знала, что лучше для меня. А в колледже надо было вкалывать. Работы было непочатый край, но это было так интересно. Вечерами по обыкновению мы засиживались до восьми-девяти часов, работая над тем или иным проектом. Я изучала дизайн и моду, поэтому на занятиях приходилось много шить и рисовать, училась моделировать одежду, прикидывая, какая фабрика справится с моим дизайном. Я также записалась на спецкурсы по математике, естественным наукам и истории, но основные усилия направляла на дисциплины, связанные с модой, и постепенно осознала подлинную ценность дизайна. На одном из спецкурсов мы знакомились с работой более 100 фабрик. Благодаря этому по завершении курса у меня было полное понимание того, как производится конечный продукт, замыкающий технологическую цепочку бизнеса. И когда мы занялись разработкой новой линии одежды совместно с дизайнерами из компании Puma, я убедилась, что действительно знаю своё дело.

При обычном режиме для получения степени по совокупности дисциплин требовалось два с половиной года. Это означало, учитывая наш замедленный темп прохождения учебной программы, что нам пришлось бы учиться до бесконечности, чтобы получить степень, но мы справились с этим. Винус потребовалось для этого значительно больше времени, чем мне. Но этот опыт оказался просто бесценным и позволил мне на редкость удачно войти в индустрию моды.
Учебный год делился на триместры, но из-за нашего крайне плотного теннисного графика мы могли посещать занятия только во время осенне-зимнего триместра. При обычном режиме для получения степени по совокупности дисциплин требовалось два с половиной года. Это означало, учитывая наш замедленный темп прохождения учебной программы, что нам пришлось бы учиться до бесконечности, чтобы получить степень, но мы справились с этим. Винус потребовалось для этого значительно больше времени, чем мне. Но этот опыт оказался просто бесценным и позволил мне на редкость удачно войти в индустрию моды. Без этой учёбы нельзя было начать работу над дизайном собственной линии одежды, ювелирных изделий или коллекции дамских сумок – а так, благодаря полученному мною образованию, всё это стало возможным довольно быстро.

Примерно в это время я стала фанаткой дизайнера Веры Ванг. Я подумала, что если вдруг у меня не заладится с теннисом, я могла бы, как и Вера, зарабатывать на жизнь дизайном свадебных платьев. Дома у меня скопились целые кипы блокнотов, испещрённые дизайнерскими набросками. Так я проводила время в длительных перелётах на турниры и обратно или в течение долгих, ничем не заполненных ожиданий в номерах отелей в промежутках между матчами, где мне ничего не оставалось, как только рисовать и следить за тем, что я ела. Я не переставала рисовать и мечтала о том дне, когда наконец смогу запустить в производство мою собственную линию одежды.

По истечении некоторого времени я отказалась от идеи свадебных платьев и решила заняться вечерней одеждой, что, на мой взгляд, было связано с гораздо меньшим нервным напряжением. Я подумала: "Кто захочет тратить свою жизнь на дизайн платьев для невест, которые зачастую бывают на грани нервного срыва перед свадьбой?" Вдобавок объём рынка этой продукции не слишком велик. Что же касается вечерней одежды, я старалась мысленно представить себе всевозможные стили, от официального до самого непритязательного: вечерняя одежда для торжественных случаев, платья для коктейлей, верхняя одежда, аксессуары, даже спортивные костюмы для легкоатлетов и форма для тенниса. Я выбрала правильную нишу, но прежде чем осознать это, я разработала целую линию изделий, которую я назвала "Анерес", то есть это имя Серена, прочитанное задом наперёд. Я подумала, что для линии одежды в авангардном стиле это был удачный маркетинговый ход. Хотя потребовалось некоторое время, чтобы эти дизайнерские проекты нашли свой путь к воплощению в конечном продукте. Дело в том, что в это время наш приятель – бывший голливудский продюсер Арнон Милчон – продал свою долю в компании Puma, и папе пришлось договариваться о новом спонсорском контракте с фирмой Nike, условия которого по сути дела не позволили мне продолжить выпуск моей собственной линии одежды. В конечном итоге мне пришлось на время отложить многие из моих дизайнерских разработок. Но в целом контракт с Nike был большой удачей, ведь я стала бизнес-партнёром самой успешной в мире компании по производству спортивных товаров. Именно с Nike, по моему убеждению, мне и надо было сотрудничать с самого начала. При этом, кстати, в компании Nike были готовы взять на вооружение некоторые из моих дизайнерских задумок в области спортивной одежды. Это было просто здорово, и мы создали совместно ряд запоминающихся, потрясающих по красоте изделий, что помогло мне укрепить мой ещё только формирующийся образ настоящей теннисной дивы.

Я упала в воду и не пыталась доплыть до берега. Я шла ко дну и тянула за собой свои мечты, впервые слыша "нет" и ничего не предпринимая. Но я никогда бы не смирилась с "нет" на теннисном корте, так почему же я так быстро сдалась в другой сфере деятельности – в области моды?
Кто дал мне самый ценный совет в отношении моей карьеры в области моды? Это был папа, его совет оказался самым мудрым из всех. Я ввязалась в такое множество неудачных предприятий, пытаясь запустить мою линию одежды, что начала испытывать разочарование. Наступил день, когда у меня просто опустились руки, и я в конце концов заявила, что не собираюсь запускать свою линию. Я собралась обратить свою энергию на что-нибудь другое. Папа выслушал меня и усадил для разговора. "Серена, – сказал он, – ты идёшь ко дну не потому, что ты упала в воду. Ты тонешь, потому что по своей собственной воле остаёшься там".

Он был прав. Я упала в воду и не пыталась доплыть до берега. Я шла ко дну и тянула за собой свои мечты, впервые слыша "нет" и ничего не предпринимая. Но я никогда бы не смирилась с "нет" на теннисном корте, так почему же я так быстро сдалась в другой сфере деятельности – в области моды?

Сейчас, когда я пишу эти строки в январе 2009 года, я как раз думаю о предстоящем запуске моей линии одежды "Анерес" в "Сети домашних продаж" (Home Shopping Network), где мы собираемся предложить покупателям интересные по крою и расцветке повседневные платья по разумным ценам, а также верхнюю одежду, сумки и ювелирные изделия – тот стиль одежды и аксессуаров, который меня привлекал, когда я начала обращать внимание на свой внешний вид. Будут предлагаться и некоторые товары высокой моды, но не по таким уж высоким ценам, чтобы они оказались недоступными для большинства покупателей.

И здесь мне ещё раз хочется отметить, как важно заниматься бизнесом с людьми, которые ценят ваш вклад, и знать, что вы не только предоставляете в распоряжение компании своё имя, но и свой творческий потенциал.

В индустрии моды каждое изделие как бы привносит на торговую площадку частицу вашей индивидуальности, и с каждой покупкой вы вступаете в действенный личный контакт с вашим клиентом. Между ним и вами устанавливается очень доверительный контакт. Вы присутствуете при этом как дизайнер, словно выставленный на показ и уязвимый в этом качестве. И если люди принимают ваше творение, вы испытываете чувство признательности и удовлетворения, что и является результатом вашей работы. Это не похоже на то, что я когда-либо испытывала на теннисном корте, но в то же время мне кажется, что это помогает мне быть сильнее и увереннее в игре.
Источник: TennisWeekend
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →