Давыденко: будет что рассказать детям
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Давыденко: будет что рассказать детям

После выхода в третий круг Australian Open Николай Давыденко объяснил, как он пьёт водку, что расскажет своим детям и почему стал выигрывать у Роджера Федерера.
21 января 2010, четверг. 14:00. Теннис
Раньше Николай Давыденко частенько сетовал на невнимание организаторов и журналистов. После победы в Лондоне и Дохе над Федерером и Надалем всё изменилось. Николая зауважали соперники, не дают прохода журналисты. Давыденко на пресс-конференциях теперь ловит настоящий драйв, с юмором отвечая на многие вопросы и вызывая смех в зале.

— Николай, прекрасное начало турнира, не правда ли?
— Да, два матча по три сета. Это хорошо. Во втором поединке я уже играл получше. Контролировал заднюю линию и хорошо боролся в первых двух сетах. Думаю, это важно для меня. Игра на задней линии с перемещениями и борьбой, думаю, была хорошей.

Иногда я пью чистую водку, иногда смешанную с Red Bull. Немного, чтобы зарядиться энергией в ночном клубе или дискотеке. Потому что если я пью только водку, то засыпаю прямо на ходу. Это надо менять.
— Ваш соперник выглядел испуганным.
— Я так не думаю. Вы знаете, ребята из квалификации ничего не боятся, потому что им нечего терять. Они просто выходят играть, чтобы показать свой лучший результат. Так и должно быть, что я должен опасаться этих ребят, потому что не знаю, как они играют. Теперь всё иначе. Это, конечно, не то, что между ребятами из топ-10, которых боятся. Когда речь заходит о топ-10 и ком-то типа 150-го места в рейтинге, ситуация совсем иная. Но у меня действительно есть ощущение, что я могу обыграть этих парней, даже не достигнув 100-процентной физической формы, скажем, не будучи на самом высоком уровне.

— Глядя на вашу биографию, видно, что вы поменяли гражданство, когда вам было 18. Прежде вы были украинцем. Почему это произошло?
— Тогда была одна страна. Раньше не было Украины или России. Я не менял гражданства. Мне это не было нужно до 16 лет, скажем так. Затем я просто переехал в Россию. Всё было там. Неважно, где ты жил до этого. Мне было 11 лет или 12. А в 16 я получил паспорт и российское гражданство. Я не менял украинский паспорт на российский, нет.

— Вы не хотели бы написать книгу? Потому что вы интересная фигура с великолепным характером.
— Написать книгу? Вы хотите сказать, юмористическую книгу? Книгу о теннисе? Или в стиле "экшн"?

— Какую угодно.
— Нет, нет, нет. Хотя, может быть. Действительно, я не знаю. Я всё ещё играю в теннис. Это интересно, но пока не знаю, что я могу делать после тенниса, пока продолжаю играть. Я хотел бы пойти в бизнес, но я не хочу терять свои деньги и в бизнесе. Есть различные варианты, но трудно пока сказать, что я смогу делать.

— Почему вы всегда говорите о деньгах?
— Потому что мы русские (улыбается). Русские всегда говорят о деньгах. Русские всегда имеют дело только с наличными деньгами, а не так, как вы, ребята, со своими кредитными карточками. Но не всегда удаётся эти деньги получить.

В теннисе для нас наиболее важны победы и титулы. Потому что у нас не такая долгая карьера. Если мы играем 10 лет, то за 10 лет мы выиграем какие-то турниры и сможем рассказать своим детям, чем мы занимались.

Когда мои дети спросят: папа, почему ты не работаешь, чем ты занимаешься, — мне нужно объяснить, чем я занимался в этой жизни раньше. Это совсем другая ситуация. Мы не работаем, как нормальные люди, которые ходят на работу. И дети могут говорить в школе о том, чем занимаются родители. В этом заключается сейчас отличие моей ситуации.

— Вы пьёте водку?
— Да.

Она анализирует, потому что путешествует со мной уже шесть лет. Потому что сидит с моим братом, а брат всегда говорит, как я сыграл, справа, слева, всё. Она уже может меня тренировать.
— Именно в ней вы черпаете свои силы?
— Нет, я не пью, на самом деле. Я не так много пью, потому что, видите ли, я худой. Только смешиваю. Иногда я пью чистую водку, иногда смешанную с Red Bull. Немного, чтобы зарядиться энергией в ночном клубе или дискотеке. Потому что если я пью только водку, то засыпаю прямо на ходу. Это надо менять.

— Если вы закончите играть, то как объясните своим детям, почему не работаете больше...
— Это интересно. Мы говорим не о теннисе. Мы говорим о моей жизни. Это мой первый опыт обсуждения подобного вопроса в прессе (смех в зале).

— Если вам придётся объяснять, почему у вас нет побед на турнирах "Большого шлема", вы будете счастливы?
— Думаю, да. Я просто объясню, что я сделал. Я не думаю только о "Большом шлеме". Я сделал свою работу. Я сделал свою теннисную карьеру. Некоторые ребята вообще ничего не выиграли.

Но можно кое-что объяснить. Что победил кого-то из топ-10 или выиграл какие-то важные матчи. Я могу объяснить, что выиграл уже 20 титулов. Могу рассказать, что выиграл Кубок Дэвиса. Это то, что я могу объяснить своим детям. Надеюсь, что смогу. Надеюсь, что у меня будут дети в будущем. Посмотрим.

— Вы бы хотели иметь их, чтобы они смогли увидеть, как вы играете?
— Да. Нет. И да, и нет. Действительно, я хотел бы иметь детей сейчас, как Федерер или Хьюитт. Вы знаете, мы одного возраста. Но моя жена не хочет оставаться дома. Она путешествует сейчас со мной.

По крайней мере, сейчас важный момент. Теперь я игрок топ-10. Она боится, что если заведём детей, то я потеряю теннис и скачусь вниз. Что я начну скучать и буду стремиться вернуться домой. Что не захочу тренироваться. Что всё пойдёт иначе.

Возможно, мне лучше быть сейчас со своей женой, без детей. Если я вылечу из топ-10, тогда наверняка. Но пока сложно принять решение что-то изменить, когда ты в топ-10. Но мне нравится эта идея.

— Ваша жена думает, что вы можете выиграть турнир?
— Она всегда думает, что я могу выиграть всё. Но я могу выиграть далеко не всё.

— А что вы думаете? Вы фаворит или один из фаворитов турнира?
— Я никогда не думаю, что я фаворит какого-либо турнира. Не имеет значения, какого – "250" или "Большого шлема", потому что знаю, что могу проиграть не только ребятам из топ-10, могу проиграть также № 15 или № 100. Это зависит от самочувствия.

Ему всё здесь подходит: мячи, покрытие, стадион. Он чувствует себя здесь великолепно. Посмотрим, сможем ли мы добраться до Вердаско. Вот тогда о Вердаско и поговорим.
Я знаю, что я очень хороший игрок. Если чувствую себя хорошо, то наверняка могу победить любого. Но далеко не каждый день вы можете чувствовать себя так хорошо. Это трудно. Так же и на турнире "Большого шлема". Надеюсь, что смогу чувствовать себя хорошо каждый день здесь, в Австралии.

Безусловно, с хорошими ощущениями вы можете выигрывать матчи, вы можете выиграть турнир. Но пока здесь прошло лишь четыре дня. Только второй круг. Но вы продолжаете играть на турнире. Посмотрим, что будет с этим ощущениями.

— Победа над Федерером в Лондоне что-то изменила для вас? Вы стали увереннее в себе после этой победы?
— Да, да. Может быть, как раз этот матч всё поменял. Это не то, как я раньше побеждал Надаля или ребят "из ниоткуда". Я сыграл с Федерером так много матчей, когда было 4:4, у меня были сетболы и я проигрывал партии.

Так было на "Ролан Гаррос" в полуфинале. У меня были сетболы в каждой партии, но я проиграл все три сета. Теперь моё сознание действительно изменилось. Если вы видели, то в Лондоне в третьем сете было 5:5 или 5:4 в пользу Федерера, и я уверен, что он хотел выиграть тот матч.

У него были шансы, было 0:30, 15:30, а потом что-то произошло в моей голове, и у меня получились хорошие удары. Несколько раз я сыграл хорошо. У меня появилась уверенность в тот момент, и тогда я сделал брейк.

Что-то изменилось за эти несколько минут, и я выиграл у Федерера. Во втором матче в Дохе стал уже более позитивным, более уверенным. Я знаю, если будет 5:4 или 4:4, то на важных очках у меня будут шансы их выиграть. Вот что, на самом деле, изменилось.

— Вы сказали, ваша жена думает, что вы можете выиграть любой турнир, в котором участвуете.
— Это потому что она моя жена.

— Она анализирует вашу игру на турнире?
— Да, конечно. Она анализирует, потому что путешествует со мной уже шесть лет. Потому что сидит с моим братом, а брат всегда говорит, как я сыграл, справа, слева, всё. Она уже может меня тренировать.

После матча она может объяснить, что я сделал неправильно в этом матче. Это интересно, потому что я не вижу, в чём на самом деле заключалась проблема, а она может это объяснить.

— Так что, она хороший тренер?
— Может быть, в будущем. Она хороший тактик.

— Что вы думаете о возможном поединке с Вердаско за выход четвертьфинал?
— Всё возможно. Не знаю, какой счёт личных встреч против Вердаско. Я уже много раз играл против него. Последний раз играли в финале в Куала-Лумпуре – 7:5, 7:5. Тяжёлый матч. Думаю, здесь он играет очень уверенно. Ему всё здесь подходит: мячи, покрытие, стадион. Он чувствует себя здесь великолепно. Посмотрим, сможем ли мы добраться до Вердаско. Вот тогда о Вердаско и поговорим.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →