Надаль: стоит задуматься о травматичности харда
Текст: Артём Тайманов
Фото: Reuters

Надаль: стоит задуматься о травматичности харда

Рафаэль Надаль после матча с Давидом Налбандяном рассказал, что хорошая игра аргентинца не удивила его, потому что Давид очень талантлив, и что он не думает о своих перспективах в рейтинге.
29 марта 2010, понедельник. 17:30. Теннис

Рафаэль Надаль в следующий понедельник поднимется вверх в мировом рейтинге, вернув себе третью строчку, поскольку Энди Маррей, защищавший в Майами титул, проиграл в первом же матче и теперь потеряет 1000 очков. Испанец же в прошлом году добрался во Флориде лишь до четвертьфинала.

У нас была упорная борьба, но, думаю, затяжной первый сет был больше на пользу мне, чем ему. Если бы я выиграл стартовую партию, он вряд ли сумел бы сохранить веру в возможность победы, для него это было бы тяжело. Но, даже несмотря на то что я проиграл, он устал сильнее, чем я, – я чувствовал это.

После нелёгкой победы в третьем круге над Давидом Налбандяном, который до того вёл у Надаля в личных встречах со счётом 2:1, Рафаэль рассказал на пресс-конференции о том, что хорошая игра аргентинца не удивила его, потому что Давид очень талантлив, что он не думает о своих перспективах в рейтинге и ждёт тяжёлого матча от противостояния с Давидом Феррером. Также он вспомнил про Индиан-Уэллс, отметив, что нервничал в концовке третьего сета с Иваном Любичичем, а в парном разряде, где он вместе с Марком Лопесом завоевал титул, победив в финале лучшую пару мира, играл больше для тренировки. Кроме того, Надаль, участвовавший в матче для сбора средств на помощь Гаити, сказал, что хочет сыграть и в благотворительном поединке в поддержку пострадавших от землетрясения в Чили.

— Рафаэль, вам пришлось показать свой лучший теннис, чтобы обыграть Давида. Удивило ли вас то, как хорошо он сыграл?

— Нет, я не удивлён, с чего бы? Я точно знаю, как здорово он может и подавать, и играть, хотя бы потому что наши первые матчи закончились со счётом 6:2, 6:1, и 6:4, 6:0 в его пользу (в четвертьфинале мадридского «Мастерса»-2007 и в финале парижского «Мастерса» того же года, соответственно, когда оба этих турнира проводились на харде в зале. – Прим. ред.). Когда снова выходишь на корт против столь талантливого игрока, всегда немного опасаешься его.

Я неплохо начал матч, совсем неплохо. Потом он вернул брейк, а на тай-брейке я вёл 5:4 и допустил невероятную двойную ошибку, не попав в корт на пару метров. Так что у нас была упорная борьба, но, думаю, затяжной первый сет был больше на пользу мне, чем ему. Если бы я выиграл стартовую партию, он вряд ли сумел бы сохранить веру в возможность победы, для него это было бы тяжело. Но, даже несмотря на то что я проиграл, он устал сильнее, чем я, – я чувствовал это. В начале второго сета был важный момент, он заработал двойной брейк-пойнт. Я сумел спасти тот гейм, после чего заиграл лучше, а он начал допускать всё больше ошибок, что облегчило мою задачу.

— Что делает его теннис столь опасным — он восемь раз обыграл Роджера? Дело в бэкхэнде? Или во всём его арсенале?

— Думаю, он хорош во всех теннисных аспектах. И знаете, я очень рад, что он вернулся после достаточно тяжёлой операции. Он мой близкий друг, и он очень талантлив. Если смотреть на его игру со стороны, то кажется, что ему очень легко даются самые трудные удары. И когда он показывает свой лучший теннис, ты чувствуешь себя каким-то пустым местом, толком не умеющим играть. Очень странно, что он до сих пор не выиграл турнир «Большого шлема», ведь у него есть всё для этого.

— После вылета Маррея и Джоковича у вас отличные шансы оторваться в рейтинге от Энди и приблизиться к Новаку. Думаете ли вы сейчас об этом?

— Я сосредоточен на собственных выступлениях. Можно провести аналогию между теннисным сезоном и футбольным чемпионатом, и тогда каждый турнир будет как один матч. Посмотрим, кто будет на какой позиции в конце сезона. Для меня же важен каждый сыгранный мной матч. Я стараюсь добиться максимально возможного результата на каждом турнире, сыграть каждый розыгрыш на пределе возможностей. И если бы я сегодня проиграл, было бы неважно, что Маррей и Джокович выбыли из турнира.

— Но ведь все ожидают, что сильнейшие теннисисты должны всё время играть на самом высоком уровне, и когда они не показывают хорошего тенниса, это становится сюрпризом. Насколько тяжело постоянно держать этот высочайший уровень?

— Знаете, в последние годы ранние вылеты топ-игроков стали очень редким явлением. Но, безусловно, крайне тяжело всё время далеко продвигаться во всех турнирах, так что кто-нибудь когда-нибудь должен оступаться. И, похоже, все действительно сильно удивляются раннему вылету кого-нибудь из сильнейших теннисистов, но, поверьте, очень трудно быть готовым морально и физически к тому, чтобы всегда играть на высоком уровне. В любом матче есть несколько ключевых моментов, и если ты не готов на 100%, если тебе не повезло с жеребьёвкой, то можешь вылететь уже на старте турнира.

— Известно, что вы не любите заглядывать вперёд, но всё же вы наверняка понимаете, что все хотят увидеть в финале вас и Роджера. А вам важно, кто будет вашим соперником по финалу, если вы доберётесь туда?

— Нет, если я буду в финале, то мне всё равно, с кем играть (смеётся). Очень важно добраться до финала, но сейчас я лишь в четвёртом круге, так что до этого ещё очень далеко. Нужно двигаться шаг за шагом. Пока что я доволен, как складывается для меня сезон на американском харде. Сейчас каждый матч очень важен для меня, и каждая победа придаёт мне уверенности в себе.

— В 1/8 финала вам предстоит сыграть с Давидом Феррером, с которым вы наверняка тоже дружите.

— Безусловно.

— Это будет тяжёлый матч, верно?

— Конечно. Он очень хорош на задней линии, просто невероятно хорош. Очень быстр и здорово играет с форхэнда, так что будет серьёзная борьба.

— После Индиан-Уэллса вы сказали, что немного нервничали и должны были быть более агрессивным. Что вы имели в виду?

— Я говорил о матче, о том, что нервничал на тай-брейке третьего сета. В общем и целом я спокоен. Я сказал, что должен был играть агрессивнее в том матче с Любичичем, потому что в предыдущих играх я показывал очень хороший теннис. Я чувствовал, что играю на очень высоком уровне, поэтому было обидно уступить в полуфинале.

Можно провести аналогию между теннисным сезоном и футбольным чемпионатом, и тогда каждый турнир будет как один матч. Для меня же важен каждый сыгранный мной матч. Я стараюсь добиться максимально возможного результата на каждом турнире, сыграть каждый розыгрыш на пределе возможностей.

Однако там я сыграл хуже и уступил. Было обидно, потому что того тенниса, который я показывал на протяжении турнира, должно было хватить для завоевания титула.

— У вас были проблемы с зубом мудрости. Как он сейчас? Были ли вы у дантиста в последние дни?

— Сейчас всё стало определённо лучше. Не идеально, конечно, но намного лучше. А дантист сказал, что зуб придётся удалить.

— Вы собираетесь выдёргивать его после турнира?

— Да, скорее всего.

— А как ваше колено? Оно ещё беспокоит вас?

— Нет, с ним всё в порядке. Если вы заметили, я хорошо двигался в Индиан-Уэллсе и играл агрессивно, а с больным коленом это невозможно.

— Недавно вы сыграли благотворительный матч с Федерером, Агасси и Сампрасом, все доходы от которого пошли на помощь Гаити. А кого ещё поддерживаете вы и ваш фонд?

— Сейчас у меня есть благотворительный проект в Индии, и я работаю над некоторыми другими проектами. Сейчас я считаю, что нам нужно собраться ещё раз и провести матч, чтобы помочь Чили.

— Похоже, в последнее время вам нравится играть в парном разряде, и ваши результаты там впечатляют – титул в Индиан-Уэллсе, например. Почему, только вернувшись после травмы колена, вы играете и одиночку, и пару, тем более на харде? Просто потому что любите парный разряд?

— Основная причина в том, что эти турниры, Индиан-Уэллс и Майами, очень длинные. Практически после каждого матча у тебя есть день отдыха, и пара для меня – отличная тренировка. Таким образом, я не выпадаю из соревновательного ритма и играю каждый день. Кроме того, мне приятно играть со своим другом (Надаль выступал в Индиан-Уэллсе в паре с Марком Лопесом. – Прим. ред.).

— Кроме того, игра в паре позволяет оттачивать действия у сетки, верно?

— Да, безусловно. Также я тренирую агрессивный приём, так что пара очень полезна. Конечно, в одиночке я не могу позволить себе подобных экспериментов, так что для меня это очень важно.

— Каковы ваши планы относительно четвертьфинала Кубка Дэвиса? Собираетесь принять в нём участие?

— Надеюсь, что смогу сыграть.

— Что вы думаете о формате Кубка мира, который предлагают ввести и проводить раз в два года? Вам нравится эта идея или нынешний Кубок Дэвиса с чередованием домашних и выездных матчей лучше?

— Я пока что не в курсе формата Кубка мира, поэтому не могу ответить на ваш вопрос.

— Вы изменили что-либо в своих тренировках из-за травмы колена?

— Нет, я просто прилагаю меры, чтобы защитить колено от повреждений. Но в остальном всё по-прежнему, и физическая готовность, хорошее передвижение по корту всё так же важны для меня. Сейчас я в порядке в физическом плане, так что зачем что-то менять? Безусловно, неприятно получать травмы. У меня были проблемы со здоровьем в последние восемь месяцев. Это нелегко, но, знаете, когда играешь несколько недель подряд и всё это время ничто тебя не беспокоит, становится легче. Надеюсь, в этом плане в будущем ничего не изменится.

— Вы не хотите попытаться изменить свою игру, действовать более агрессивно, быстрее завершать розыгрыши? Конечно, вы прибавили в этом компоненте, но собираетесь ли вы идти дальше?

Я прилагаю меры, чтобы защитить колено от повреждений. Безусловно, неприятно получать травмы. У меня были проблемы со здоровьем в последние восемь месяцев. Это нелегко, но, знаете, когда играешь несколько недель подряд и всё это время ничто тебя не беспокоит, становится легче.

— Я пытаюсь делать это на протяжении всей карьеры. Но сейчас это может быть опасно для колен. Однако, безусловно, я хочу играть ещё лучше на всех покрытиях, особенно на быстрых – харде и траве – и для этого мне нужно становиться более атакующим игроком.

— Некоторые игроки, такие как Виландер или Макинрой, говорили, что в их времена у них была возможность не выкладываться на 100% в каждом матче, потому что первые круги давались им очень легко из-за слабой игры соперников. Сейчас же, кажется, всем топ-игрокам приходится проводить каждый матч в полную силу, потому что иначе любой теннисист может победить их. Не думаете ли вы, что именно в этом причина увеличившегося количества травм?

— Вероятно, это одна из причин. Второй же причиной я считаю то, что большинство турниров сейчас проходит на харде, а это наиболее травматичное покрытие. Я уже говорил об этом несколько лет назад, и сейчас не изменил своего мнения – это самое опасное покрытие в плане травм. Я что-то не видел, чтобы кто-нибудь играть в футбол или баскетбол на харде. По моему мнению, стоит задуматься над этим вопросом.

Источник: ATP Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 4
23 июля 2017, воскресенье
22 июля 2017, суббота
21 июля 2017, пятница
Партнерский контент
Как, на ваш взгляд, накажут Даниила Медведева за бросание монет в сторону судейской вышки во время матча на Уимблдоне?
Отстранят от участия в турнирах на некоторый срок
213 (14%)
Оштрафуют на сумму более $10 000 и предупредят
732 (47%)
Оштрафуют на сумму менее $10 000 и предупредят
296 (19%)
Ограничатся замечанием
126 (8%)
Никак не накажут - признают, что судья Мариана Алвеш была не права
178 (12%)
Проголосовало: 1545
Архив →