Федерер: мои матчи с Надалем полезны нам обоим
Фото: Reuters
Текст: Артём Тайманов

Федерер: мои матчи с Надалем полезны нам обоим

Роджер Федерер поведал, что матч с Флораном Серра получился тяжёлым из-за отличной игры соперника и что его поединки с Рафаэлем Надалем повышают уровень тенниса их обоих.
30 марта 2010, вторник. 17:30. Теннис
Роджер Федерер, вернувшийся в тур после небольшого перерыва, связанного с лёгочной инфекцией, на первом турнире после Австралии – в Индиан-Уэллсе – проиграл матч 1/16 финала Маркосу Багдатису. В Майами швейцарец перешагнул этот рубеж, на двух тай-брейках разобравшись с французом Флораном Серра. На послематчевой пресс-конференции Роджер рассказал, что матч получился тяжёлым во многом из-за отличной игры Серра в некоторых эпизодах и что многие игроки проводят против сильных соперников лучшие матчи в своей жизни.
Мне нужно ещё немного "подчистить" свою игру, ведь обычно я не упускаю преимущество в один брейк в первом сете и в два брейка во втором. Но он показал хороший теннис, так что мне было нелегко одержать победу. Рад, что в итоге сумел пройти дальше.
Также первая ракетка мира поведал, что его дочери не испытывают серьёзных проблем при перелётах с турнира на турнир и играть с ними очень весело и интересно. Кроме того, Федерер отметил, что его матчи с Рафаэлем Надалем повышают уровень тенниса их обоих и что в этот раз он будет свободнее чувствовать себя на "Ролан Гаррос", так как наконец-то покорил этот турнир в прошлом году.

— Роджер, что для вас лучше – провести такой матч, как с французом, выиграв в тяжёлой борьбе, или одержать лёгкую победу?
— Знаете, самое главное в каждой игре – проходить в следующий круг по её итогам. А как именно это происходит, мне всё равно. Но, конечно, приятно чувствовать уверенность в себе, а победа на двух тай-брейках определённо придаёт уверенности, потому что такое происходит не в каждом матче. Мне нужно ещё немного "подчистить" свою игру, ведь обычно я не упускаю преимущество в один брейк в первом сете и в два брейка во втором. Но он показал хороший теннис, так что мне было нелегко одержать победу. Рад, что в итоге сумел пройти дальше.

— Несколько топ-игроков – Джокович, Маррей – уже сошли в Майами с дистанции. Можете ли вы рассказать, сколь тяжело выходить и играть каждую неделю?
— Ну, мы не играем каждую неделю. Кстати, если бы мы играли чаще, то не выпадали бы из игрового ритма и получали бы дополнительный импульс, но при этом было бы больше травм. Так что нужно разумно подходить к составлению своего календаря, но всё равно иногда происходят вещи, которые ты не можешь контролировать. Парень может выйти на корт и сыграть против тебя лучший матч своей жизни, и если это трёхсетовая игра, всё завершится очень быстро. Со мной случилось что-то подобное на последнем турнире [в Индиан-Уэллсе]. Я взял первый сет, у меня были брейк-пойнты во втором, а несколькими минутами позже я проиграл вторую партию, мой же оппонент [Маркос Багдатис] получил заряд уверенности в себе. Иногда, впрочем, созданного запаса в счёте хватает – сегодня, несмотря на потерю преимущества в обеих партиях, я сумел дожать соперника в двух сетах. Но зачастую получается иначе – и это говорит о том, сколько сильных игроков сейчас есть в мужском теннисе.

— Насколько вас удивили их поражения, Новака и Энди?
— Ну, Мэрди Фиш однажды обыграл меня в Индиан-Уэллсе. Он опасный игрок, и от него всегда можно ждать сюрприза. Но, конечно, Маррей был здесь действующим чемпионом, и я не могу сказать, что ждал побед Фиша или Рохуса над Марреем или Джоковичем. Что касается Рохуса, то я очень рад за него – когда-то мы с ним выиграли юниорский Уимблдон, так что у нас хорошие отношения.

— Вы исполнили сегодня несколько ударов на высочайшем уровне. Как часто вам удаются удары, которые удивляют даже вас?
— Что ж, очень приятно исполнять сумасшедшие удары, особенно в важные моменты матча. При счёте 40:0 же такой удар не слишком-то и нужен. Но главная задача – обеспечить себе перевес в счёте и иногда импровизировать, когда оказываешься в тяжёлой ситуации. Он сегодня часто атаковал, действовал очень агрессивно, так что мне зачастую приходилось обороняться. Думаю, я несколько раз невероятно сыграл в защите, особенно в решающие моменты первого сета. Так что определённо я очень доволен некоторыми своими действиями на корте.

— Удивило ли вас, что, проигрывая с двойным брейком, он нашёл в себе моральные силы для дальнейшей борьбы?
— Знаете, у меня не было чувства, что он играет по счёту. Он просто показывал свой теннис, заключающийся в агрессивной игре, и старался использовать свои шансы. Временами у него было очень грубые ошибки, временами он попадал точно в девятки. Я ожидал от нашего матча чего-то подобного, но всё равно, когда против тебя играют таким образом, это впечатляет. Иногда он наносил такие разящие удары в трёх, четырёх, пяти, шести розыгрышах подряд, и я ничего не мог поделать с ним. Хотелось бы, чтобы подача больше помогала мне в решающие моменты матча, но увы. А он сумел воспользоваться этим и заиграл по-настоящему здорово. После этого мне оставалось надеяться лишь на то, что у него "кончится бензин", ловить этот момент и не позволять ему вновь поймать свою волну.

— Возможно, вас не спрашивали об этом после Австралии, но с вами здесь семья; вашим детям должно быть уже около девяти месяцев.
— Да, почти.

— Как вам удаётся совмещать теннис с семьёй, притом что ваши дочери постепенно становятся старше?
— Перелёты, честно говоря, оказались очень лёгкой вещью. Я даже удивлён, насколько это легко, поскольку ожидал серьёзных проблем. Правда, у малышек были небольшие проблемы после Австралии – с зубками, а также была ушная инфекция. Это неприятно, но не думаю, что дело в наших перелётах. Мирка болела, я тоже болел, так что, вероятно, дочки заразились от нас. Но сейчас всё отлично. С каждым днём они становятся всё более и более активными, и играть с ними очень весело. Теперь мы меняем многое в своём номере – там, где раньше были столы и стулья, теперь пустое пространство, чтобы они могли свободно двигаться.

— Что важнее для вас – выиграть турнир "Большого шлема", выиграть Кубок Дэвиса, завоевать медаль Олимпиады или быть первой ракеткой мира?
— Вы имеете в виду сейчас?
Думаю, мои матчи с Надалем очень полезны для тенниса. Помогают они и нашей с ним игре, потому что, как мне кажется, после них мы оба идём тренироваться и говорим себе: "Нужно работать над собой ещё упорнее, подниматься на более высокий уровень", — хотя я не думаю, что мы когда-либо останавливались в своём развитии.


— Да.
— Выиграть Уимблдон. Но знаете, зачастую реализация одного желания помогает реализоваться другому, как в случае с рейтингом. Думаю, если бы я выбирал достижение двух целей, то остановился бы на Уимблдоне и первом номере рейтинга. И я смог добиться этого достаточно давно – одного в 2003-м, другого в 2004-м.

— Вы не скучаете по игре с Рафой? Прошёл уже почти год с тех пор, как вы играли последний раз.
— Я видел много его матчей за это время.

— Речь именно о вашей игре против него...
— Безусловно, играть с ним всегда очень интересно. Думаю, такие матчи очень полезны для тенниса. Помогают они и нашей с ним игре, потому что, как мне кажется, после них мы оба идём тренироваться и говорим себе: "Нужно работать над собой ещё упорнее, подниматься на более высокий уровень", — хотя я не думаю, что мы когда-либо останавливались в своём развитии. Словом, я надеюсь, что день, когда мы в очередной раз сыграем друг против друга, уже недалёк.

— Может быть, это случится здесь?
— Может, здесь; может, через несколько недель. Мы очень часто играем на одном и том же турнире. Определённо, теперь, когда он уже не вторая ракетка мира, шансы на то, что где-то мы встретимся раньше финала, возросли.

— Он смотрел ваш матч. А вы когда-нибудь ходите на его матчи?
— Нет, не хожу.

— День начался довольно неприятным образом, долго шёл дождь. Можете рассказать, как вы проводили это время и как затем выяснилось, что, несмотря на первоначальное назначение вашего матча вторым запуском...
— Дело в том, что нужно всегда быть готовым к выходу на корт. Безусловно, организаторы обычно сообщают тебе об этом за 30-45 минут до начала игры. Меня предупредили около 15 минут второго, сказали, что расписание меняется и я выйду на центральный корт первым запуском. Но, знаете, мы в принципе привыкли к подобным вещам. Конечно, я предпочёл бы иметь возможность выйти на корт, немного размяться, замотать лодыжки, перекусить. Словом, сделать все те вещи, которые игроки обычно делают, прежде чем выйти на матч – потренироваться около получаса, затем поесть, помыться, приготовиться к игре. Здесь же у меня не было этих 30 минут. Была лишь пятиминутная разминка, после чего нужно было начинать матч. Возможно, в этом одна из причин неровной игры нас обоих в самом начале. Был порывистый ветер, что ещё сильнее усложняло задачу. Но, в конце концов, когда ты на корте, ты знаешь, что должен быть готов к подобным вещам.

— Вы не будете играть в Монте-Карло, но собираетесь соревноваться в Эшториле. Таким образом, вам предстоит провести три турнира подряд – Рим, Эшторил и Мадрид. Есть какая-нибудь особенная причина для этого?
— Я всегда тщательно продумываю своё расписание, решая, какой способ подготовки к "Ролан Гаррос" наиболее оптимален. Я думаю, что настроен делать, где хочу играть. Монако теперь не является обязательным турниром, что даёт нам некоторую свободу выбора. Конечно, там можно заработать много очков, но ведь это лишь начало сезона. Я хочу немного отдохнуть, прийти в себя после длинного путешествия в Штаты и приготовиться к марафону, длящемуся с Рима до Уимблдона. Это долгий путь, и я хочу быть свежим до самого конца Уимблдона, а не устать уже в середине дистанции. Для этого нужно с умом подходить к составлению расписания. Я уверен, что моё нынешнее расписание на нынешний год получилось отличным.

— В Эшториле всего 28 участников — это хорошо для вас?
— Безусловно, это было одной из причин того, что я выбрал именно Эшторил в качестве турнира между Римом и Мадридом. Если бы мне нужно было выигрывать пять матчей, чтобы завоевать титул на турнире между двумя "Мастерс 1000", я вряд ли поехал бы туда. Думаю, такое сокращение сетки идёт на пользу турнирам "серии 250".

— Касаясь "Ролан Гаррос" — в последнее время много разговоров о необходимости реконструкции комплекса, потому что он устарел относительно комплексов другим турниров "Большого шлема". Вы согласны с таким мнением и хотели бы видеть там серьёзные изменения?
— Знаете, я слышал только обрывки разговоров там и сям, так что не знаю, о чём именно идёт речь. Для переноса комплекса в другое место нужны очень серьёзные средства, так что не думаю, что это случится, по крайней мере, в те годы, что мне осталось играть. Но, безусловно, всегда и везде можно улучшать что-либо.
Я хочу немного отдохнуть, прийти в себя после длинного путешествия в Штаты и приготовиться к марафону, длящемуся с Рима до Уимблдона. Это долгий путь, и я хочу быть свежим до самого конца Уимблдона, а не устать уже в середине дистанции. Для этого нужно с умом подходить к составлению расписания. Я уверен, что моё нынешнее расписание на нынешний год получилось отличным/
В первую неделю стадион зачастую переполнен, около центральных кортов, особенно у корта Сюзанны Ленглен, ходит множество людей. Они могли бы немного улучшить территорию около кортов, но ограниченность пространства мешает этому. Думаю, все турниры изо всех сил стараются угодить не только игрокам, но и фанатам и журналистам, вообще всем. Наверное, наиболее важно для организаторов обеспечивать условия теннисистам, потому что мы общаемся с журналистами, и если мы всем довольны, то турниру гарантированы положительные отзывы с нашей стороны. Думаю, в этом одна из причин того, что они пытаются постоянно улучшать что-либо.

— Вы приедете на "Ролан Гаррос" в качестве действующего чемпиона. Как думаете, ваши ощущения будут отличаться от тех, когда вы возвращались лишь в качестве финалиста?
— Да, определённо. Наконец-то будет меньше давления, даже несмотря на то что мне нужно защищать титул, 2000 очков и Кубок Мушкетёров. Конечно же, это очень тяжело, но, знаете, я люблю подобные вызовы. Думаю, едва ли не впервые я пройдусь по территории "Ролан Гаррос" с улыбкой, думая о том, что уже выигрывал этот турнир. Тем не менее я приложу все усилия, чтобы отстоять титул. В последние годы я ощущал серьёзное давление, поскольку уже с февраля начинал готовиться к "Ролан Гаррос", а с апреля абсолютно в моей теннисной жизни было направлено на то, чтобы подойти к французскому чемпионату в идеальной форме. В этот раз ничего подобного не будет, теперь я смогу просто играть в теннис и наслаждаться обстановкой "Ролан Гаррос", чего мне раньше не удавалось.
Источник: ATP
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →