Тарпищев: лазарет у нас какой-то…
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Тарпищев: лазарет у нас какой-то…

О составе сборной России на полуфинальный матч Кубка Федерации против команды США, о травмах лидеров российского тенниса и перспективах развития спорта – в интервью Шамиля Тарпищева.
15 апреля 2010, четверг. 11:10. Теннис
Президент Федерации тенниса России, капитан национальной сборной в матчах Кубка Федерации и Кубка Дэвиса Шамиль Тарпищев озвучил предварительный состав нашей команды на полуфинал Fed Cup, который пройдёт в Америке 24-25 апреля. В эксклюзивном интервью "Чемпионат.ру" Тарпищев рассказал о подробностях отбора в состав сборной, а также поведал об основных проблемах в развитии российского тенниса.

Надю Петрову задействовать было нельзя, так как она только что оправилась от стрессового перелома, она ещё ничего не играла, ей нужны очки. Кузнецову я также не трогал, потом что у неё ещё не зажила травма плеча и она уже заявлена на турнир в Барселону. Плюс у нас уже была с ней договорённость о том, что она играет первый матч. Света неудачно начала сезон, ей нужно набирать очки, чтобы иметь возможность бороться за первое место. Сафина вообще ещё не начинала играть. Веснина играет на таблетках, у неё травма бедра. Вера Душевина тоже травмирована. Лазарет какой-то…
— Шамиль Анвярович, расскажите о предварительном составе нашей команды. Почему ваш выбор был именно таким?
— Ротацию состава мы делаем постоянно, это происходит в силу того, что у нас много теннисисток, в первой сотне рейтинга их бывает от 15 до 17 человек. Но реальность в том, что календарь WTA и ATP не соответствует методике спортивных тренировок. Кубок Дэвиса и Кубок Федерации стоят в календаре очень плотно. Посмотрите, что получается: сейчас начался грунтовый сезон в Европе, матчи проходят на открытом воздухе, а нам придётся ехать в Америку и играть там на хардовых кортах в зале! А если, допустим, Сафина, Кузнецова и Петрова играют в Штутгарте, который начинается на следующий день после окончания Кубка Федерации, то становится ясно, что эти девушки не могут в воскресенье играть в одних условиях, а в понедельник переходить на грунт при открытом воздухе.

Нам приходится всё время варьировать состав, чтобы соблюсти интересы тех игроков, которые борются за первые места в рейтинге, и интересы страны. Но в жизнь всегда вмешиваются непрогнозируемые и не зависящие от нас ситуации, в данном случае это травматизм. В этом году он особенно велик, взять хотя бы Кубок Дэвиса. Турсунов, Андреев и Давыденко перед матчем с Индией оказались травмированными, и здорово, что нам удалось одержать победу без них. Что касается девушек, то тут иная ситуация: мы планировали, что первый матч играет Кузнецова, затем её меняет Звонарёва, весь турнир играют Павлюченкова и Клейбанова, плюс подключаем кого-то из молодых. Сейчас в Москву вернулись Настя с Алисой, и они обе травмированы. Клейбанова точно не будет играть, у неё есть проблемы с сухожилиями подошвенной поверхности стопы. Это достаточно тяжёлая травма, и она долго лечится. Что конкретно у Насти, я пока не знаю, но в заявку она включена.

Вера Звонарёва сейчас играет на земле, и у неё ещё остались проблемы со здоровьем. Абсурдно было бы заставлять её переходить с земли на хард, потом обратно с харда на землю, это очень опасно. К тому же мы не можем снимать с турниров тех, кто уже где-то задействован, так как это повлечёт за собой штрафные санкции. Турнир в Штутгарте, ко всему прочему, даёт много очков,
Мне, как и всегда, абсолютно всё равно, кто будет играть в составе соперников. Я знаю одно: если бы у нас играли Дементьева, Звонарёва, Павлюченкова и Клейбанова, то мы бы Америку спокойно прошли. По моим расчётам (смеётся). А что получается сейчас… В команде будут играть люди, об игровых кондициях которых мне ничего не известно. Здесь очень тяжело судить, но у меня всегда идёт ориентир от своего состава, а не от чужого.
и нелепо вмешиваться в планы девушек. Что нам остаётся делать, ведь мы лишились трёх практически утверждённых игроков: Звонарёвой, Клейбановой и непонятная ситуация у Павлюченковой. Естественно, мы начали искать варианты, кто нам может помочь. Я позвонил Лене Дементьевой, говорю ей: "Давай мы сами заплатим штрафные санкции", - она ответила, что не нужно ничего платить, она играет за страну без денег. Тем самым мы сумели заменить Звонарёву. Также я позвонил Кате Макаровой, она сказала, что снимется с турниров, ей ничего не надо, она готова играть за сборную.

Надю Петрову задействовать было нельзя, так как она только что оправилась от стрессового перелома, ещё ничего не играла, ей нужны очки. Кузнецову я также не трогал, потом что у неё ещё не зажила травма плеча и она уже заявлена на турнир в Штутгарте. Плюс у нас уже была с ней договорённость о том, что она играет первый матч. Света неудачно начала сезон, ей нужно набирать очки, чтобы иметь возможность бороться за первое место. Сафина вообще ещё не начинала играть. Веснина играет на таблетках, у неё травма бедра. Вера Душевина тоже травмирована. Лазарет какой-то. Вот такая ситуация…

— Может быть, стоит попробовать задействовать Анну Чакветадзе? Вдруг на неё это окажет благотворное влияние?
— У Ани в этом году нет никаких значимых результатов. Начинается грунтовый период, и если мы её сейчас ещё на две недели выбьем из соревновательного процесса, то она не сможет набрать необходимых очков. Но Аня, наравне с Аллой Кудрявцевой и Региной Куликовой, была одной из тех, кого я реально рассматривал на заявку.

— Планировалось ли в этом году участие Марии Шараповой в составе сборной?
— Не планировали абсолютно, потому что она ещё в конце прошлого года была вся в травмах. Для того чтобы спортсмену набрать форму, необходимо ещё и тренировать психологию. Нужно начинать с мелких турниров и потихоньку набирать соревновательную практику. Почему мы ей предложили поучаствовать сейчас? Потому что она уже начала играть, к тому же она сейчас находится в Америке, и логично, что если бы она чувствовала себя нормально, то могла бы сыграть. Но у неё проблема с локтем, именно поэтому она не играла в Майами.

— Что можете сказать о месте проведения встречи – Бирмингем, штат Алабама?
— Дело в том, что хозяин встречи выбирает место проведения матча, покрытие и мячи. Выбирает специально под себя, и мы делаем точно так же. Если взять, например, Кубок Дэвиса, мы не проигрываем дома уже 14 лет. Это те 5% успеха, которые при равном соотношении сил очень многое значат. А так как Кубок Дэвиса и Кубок Федерации сейчас находится в рейтинге не под ведущих теннисистов мира, а под тех, кто раньше освобождается на турнирах, то игрок топ-60 или топ-70 становится очень опасен. Ведущие игроки полноценно подготовиться к этим встречам просто не успевают, отсюда и такое количество громких сенсаций.

— Американки огласили свою предварительную заявку на матч, и в состав их команды вошли: Мелани Удин, Лизель Хубер, Беттани Маттек-Сэндс и Кристина Макхейл. Насколько опасна эта команда?
— Мне, как и всегда, абсолютно всё равно, кто будет играть в составе соперников. Я знаю одно: если бы у нас играли Дементьева, Звонарёва, Павлюченкова и Клейбанова, то мы бы Америку спокойно прошли. По моим расчётам (смеётся). А что получается сейчас… В команде будут играть люди, об игровых кондициях которых мне ничего не известно. Здесь очень тяжело судить, но у меня всегда идёт ориентир от своего состава, а не от чужого.

— И тем не менее, если Винус Уильямс всё-таки примет решение сыграть за свою сборную, то это будет совершенно иная команда США, не так ли?
— Из любой ситуации есть разные варианты выхода, что мы не раз демонстрировали. Конечно, если Винус нет – проще, если она есть – сложнее. Но меня сейчас волнует своя подборка игроков.

— У вас не возникнет проблем с въездом в США?
— Пока визы у меня нет. Обещали дать в пятницу, но что будет, пока не знаю. Дело в том, что мне визу выдаёт не посольство, а идёт запрос в Вашингтон, и всё зависит от их ответа. В самом посольстве проблем нет.

— Какие-то договорённости о составе команды на следующий год уже есть?
Пока визы у меня нет. Обещали дать в пятницу, но что будет, пока не знаю. Дело в том, что мне визу выдаёт не посольство, а идёт запрос в Вашингтон, и всё зависит от их ответа. В самом посольстве проблем нет.
— Пока нет, об этом мы всегда разговариваем во время Кубка Кремля.

— С чем связано, на ваш взгляд, то обстоятельство, что сейчас в топ-10 остались только три россиянки? Это не мало, но по сравнению с предыдущими годами как-то непривычно.
— Здесь нет никаких особенных причин. Шарапова и Сафина ещё толком не играли в этом сезоне. У Звонарёвой травмы. По сути их бы было пять, но так сложилось. Такая ситуация продлится у нас ещё два-три года, но нам необходимо уже сейчас готовить молодых девочек. А подготовить молодёжь – финансовая проблема.

Я считаю, что в нашей стране лучшая методика подготовки теннисистов до 14 лет. Это так. Как правило, ребёнок с 6 до 14 лет формируется у нас, с 14 лет мы, кого можем, отправляем за рубеж. Почему? Потому что мы весь мир заставили работать на нас (смеётся).

Мы уже пять лет не имеем себе равных среди молодёжи в Европе. Но если мы хотя бы 50 человек оставим в России, то у нас уже ничего не получится. Нам просто негде тренироваться. Эти 50 человек забьют все теннисные базы крытых кортов. А на открытых кортах у нас можно играть только 5,5 месяца. Так что мы вынуждены это делать. Добиться от нашего министерства финансирования на строительство новых кортов, теннисных школ, интернатов очень сложно, а может, и невозможно. Если мы поднимем планку подготовки до 18 лет, то нам не будет равных, но если мы это не сделаем, то через 3-4 года потеряем все позиции.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →