Роддик: не испытал симпатии к плачущему Федереру
Фото: Reuters
Текст: Александр Разинков

Роддик: не испытал симпатии к плачущему Федереру

Седьмая ракетка мира Энди Роддик во второй части интервью Inside Tennis рассказал, почему решил жить в маленьком Остине, и признался, что Армстронг, Али и Агасси – его любимые герои.
22 апреля 2010, четверг. 11:19. Теннис
Американец Энди Роддик продолжил отвечать на каверзные вопросы Inside Tennis и рассказал о месте жительства, конкуренции в теннисе, слёзах Федерера и своих кумирах и героях.

Роддик: присудил себе титул лучшего плохого игрока

Я постоянно имею дело с тем или иным видом давления. Как будто на моих плечах вес целой страны. Всегда так было. Спортсмену приятно это ощущать. Если вы способны справляться с давлением, значит, вы настолько хороши, что люди ждут от вас каких-то достижений и успехов.
— Энди, вы живёте в Остине, относительно маленьком городке, который не является теннисной Меккой, но там любят спорт.
— Я выбрал это место намеренно. Здесь очень любят футбольную команду техасского университета. Интересуются успехами велогонщика Лэнса Армстронга. На этом, собственно, всё и заканчивается. Наверное, это одна из моих любимых черт Остина. Я не хочу отправляться попить кофе и говорить с горожанами о теннисе. Я люблю Остин за его естественность. Здесь живут много известных людей, которые могут не опасаться за свою безопасность и неприкосновенность, а просто заниматься делами.

— Конкуренция сейчас в теннисе невероятная. 21-летние парни могут обыграть Федерера или Рафаэля Надаля. Чувствуете, что конец карьеры близок и времени осталось не так много?
— Я чувствовал и чувствую, что время не остановить. Если бы я сказал, что нахожусь не в последней трети карьеры, то это было бы бредом. Но я упорно работаю над собой. С этой точки зрения ничего не изменилось.

— Но психологическое давление ощущается?
— Нет. Я постоянно имею дело с тем или иным видом давления. Как будто на моих плечах вес целой страны. Всегда так было. Спортсмену приятно это ощущать. Если вы способны справляться с давлением, значит, вы настолько хороши, что люди ждут от вас каких-то достижений и успехов.

Выглядит немного странно, что у многих в головах сидят мои провалы. Я никогда не покидал топ-10 рейтинга. Большая часть американцев помнит период между 2003 годом и финалом US Open-2006, моим первым "камбэком". Затем вдруг они обнаружили, что на дворе 2009 год, а я играю в финале Уимблдона. Тем не менее прошедшие три года я неизменно входил в десятку сильнейших теннисистов мира.
— Какой момент вы считаете лучшим в своей карьере? Их было так много. Необязательно называть эпизод, произошедший на теннисном корте.
— Не знаю. Мне действительно удалось насладиться ощущениями по завершении Уимблдона-2009. Чувства были ни с чем несравнимы. Если говорить о событиях вне корта, то в моей коллекции едва ли не впервые появился собственный точный портрет, что, конечно, слегка эгоистично. Я им насладился.

— Вы говорили, что ваш худший день всё равно лучше, чем самый прекрасный день в жизни многих людей.
— Да. После поражения в финале Уимблдона мне многие сочувствовали. Спрашивали: "Как ты?" Я отвечал следующим образом: "Я разочарован. Конечно, это было обидно. Но посмотрим на это в перспективе. Я сыграл в лучшем финальном матче Уимблдона в истории. Меня приветствовали тысячи болельщиков, и эти эмоции останутся со мной навсегда". Всё же в моей жизни больше хороших воспоминаний, чем плохих. В такие моменты надо уважать себя и никогда себя не жалеть.

— Теннис является индивидуальным видом спорта — 20 000 болельщиков наблюдают всего за двумя игроками. Люди следили за вашей эволюцией – от молодого парня в мужчину, видели ваши неудачи. Вас это не смущает?
— Выглядит немного странно, что у многих в головах сидят мои провалы. Я никогда не покидал топ-10 рейтинга. Большая часть американцев помнит период между 2003 годом и финалом US Open-2006, моим первым "камбэком". Затем вдруг они обнаружили, что на дворе 2009 год, а я играю в финале Уимблдона. Тем не менее прошедшие три года я неизменно входил в десятку сильнейших теннисистов мира.

— Вы говорили, что работать, тренироваться и играть стоит хотя бы ради 10-15 секунд после какой-нибудь великой победы.
— Так и есть. Это замечательное чувство. Всё завершилось, пришёл успех. Эйфория.

— Какой была ваша первая реакция, когда вы увидели плачущего после поражения от Надаля в Австралии Федерера?
— Я подумал: "Хватит, Роджер! Ты достаточно выиграл!". Он заплакал, потому что ему нужен был тот трофей. Федерер чувствовал, что Рафа близок к его уровню и находится в лучшей форме. Но у тебя в активе 13 титулов "Большого шлема". Пусть парень порадуется. Честно говоря, увидев слёзы, я не почувствовал ни капли сострадания или симпатии к Роджеру. Это ничего не значит, наши отношения не испортились. Даже здорово, что он так хотел победить.

Я судить людей буду так, как они ко мне относились, как их деятельность отразилась на общественном благе, на решении глобальных проблем. Влияние Андре на мир – позитивное. Но я не стану судить человека за то, что у него в жизни были неприятности. Вылечившегося алкоголика можно только похвалить.
— Правда, что вашими кумирами были Андре Агасси, Лэнс Армстронг и Мухаммед Али?
— Много было великих спортсменов, но Али – особенный. Я бы поставил его на отдельный пьедестал. На пике карьеры он твёрдо защищал свои идеалы и из-за этого вынужденно пропустил семь лет, которые могли принести ему ещё больше славы. Лэнс добился успеха и выиграл войну с раком. Вроде как Артур Эш исключительно держался, несмотря на ВИЧ. Андре в свою очередь является грандиозным филантропом, а Билли-Джин Кинг боролась за равенство полов. Эти люди – герои. Свои достижения они использовали для помощи другим.

— Агасси признался, что в течение карьеры принимал метамфетамин. Что вы думаете по этому поводу?
— Я судить людей буду так, как они ко мне относились, как их деятельность отразилась на общественном благе, на решении глобальных проблем. Влияние Андре на мир – позитивное. Но я не стану судить человека за то, что у него в жизни были неприятности. Вылечившегося алкоголика можно только похвалить. Меня шокировала та быстрота, с которой теннисный мир повернулся спиной к Андре после его признания. Я разговаривал с ним после этих событий. Он сказал, что был тогда в депрессии. Боялся. И думал, что наркотики дадут ему второй шанс, возможность начать заново. История Андре призвана помочь людям, оказавшимся на дне.
Источник: Inside Tennis
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →