Веснина: надо было сняться с Рима
Фото: Reuters
Текст: Даниил Сальников

Веснина: надо было сняться с Рима

Нечеловеческий график турнирных выступлений влечёт за собой повышенный травматизм среди теннисисток. Но даже в таком состоянии они остаются профессионалами, такими как Елена Веснина.
4 мая 2010, вторник. 15:14. Теннис
Последние материалы из Рима получаются какими-то депрессивными. Динара Сафина во всех подробностях рассказала в эксклюзивном интервью "Чемпионат.ру" о своих многомесячных страданиях, связанных с травмой спины. И желание её как-то подбодрить тем, что она, не выступая до этого столько времени, сразу дошла до четвертьфинала в Штутгарте, её только завело. Было видно, как Динара до сих пор переживает то поражение от Шахар Пеэр. Всё-таки каждый спортсмен прежде всего максималист.

Светлана Кузнецова после обидного проигрыша Марии Кириленко нашла в себе силы, чтобы ответить на пару дежурных вопросов во время официальной пресс-конференции. На предложение о личном общении Светлана лишь покачала головой.

Матч Елены Весниной с Аной Иванович был гвоздём программы понедельничной вечерней сессии турнира в Риме. Однако россиянка выглядела непохожей на себя и довольно быстро проиграла. Предложение представителя WTA перенести на завтра заранее намеченное общение с Весниной принимать не хотелось.
Во время игры ты стараешься сжаться в такой кулачок и забыть обо всех болях и горестях. Я сегодня до конца верила, что смогу победить, потому что Иванович играет очень неуверенно.
"Но учтите, у неё проблемы с боком, ей проводят процедуры". Ожидание затянулось. Лишь ближе к полуночи по местному времени меня провели в холл для игроков, где Елена стояла, прислонившись к стене, со слезами, гримасой боли на лице и после приветствия бросила: "Очень глупо получилось, надо было сняться с этого Рима. Сейчас вот, разговаривая с вами, еле стою на ногах". Видя такие мучения, я по-человечески хотел извиниться, что оторвал человека от более важных дел, и уйти, но журналистский долг, будь он неладен, заставил всё разузнать в подробностях. Пока включал записывающую технику, Елена попросила передать своим болельщикам, что попозже напишет сообщение в блог: "Этот год у меня, конечно, ужасный получается".

— Елена, давайте начнём с чего-то другого. Например, лично вас как-то коснулась эта проблема с вулканом, когда многие теннисисты не смогли вовремя перелететь из Америки в Европу?
— Ой, мне так повезло! Я и Вера Душевина вылетели последними из Нью-Йорка. Я летела "Дельтой", Вера летела "Аэрофлотом". Мы буквально на флажке смогли вылететь оттуда, после чего рейсы стали отменять один за другим. У нас обеих билеты были на пятницу. Мы проиграли в четверг, в пятницу рано утром, в шесть часов, вылетели из Чарльстона и были в Нью-Йорке уже в восемь утра. Нам очень повезло, потому что мы потом наслушались, как другие девочки пытались оттуда выбраться.

— Как раз из-за этого авиаколлапса увеличились проблемы с составом нашей сборной на полуфинал Кубка Федерации против команды США. Поступали ли вам дополнительные предложения выступить в этом матче?
— Вы знаете, я уже тогда получила серьёзную травму ноги, приводящей мышцы – это левая сторона паха, и я просто доигрывала Чарльстон уже на болеутоляющих таблетках. Мне прислали сообщение с приглашением играть за сборную, но я сказала, что, к сожалению, не смогу. Ещё и эта смена покрытия… Я ведь только отошла от надрыва четырёхглавой мышцы бедра, потом у меня получился микронадрыв приводящей мышцы, так что я никак не смогла бы просто-напросто привести себя в нормальное состояние. Я бы ничем не смогла помочь сборной – это точно, я бы только сделала ей ещё хуже.

— Вроде бы у вас неплохая серия получилась на американском зелёном грунте: полуфинал в Понте-Ведра, третий круг на более престижном Чарльстоне…
— Вы знаете, когда вторую игру с Арвидссон [в Чарльстоне] провела, стало уже совсем дурно. В принципе, я играла неплохо, а в Понте-Ведра – вообще хорошо. Но после [полуфинального] матча с Возняцки утром проснулась, и у меня немножко начала болеть нога. А так как я играла по плотному графику, да ещё и везде выступала в паре, то меня потом нога вообще не слушалась.

— Как вы потом пытались восстанавливаться?
— В Москве мне делали уколы в мышцу, очень болезненные. Сделали снимок, который и показал, что у меня микронадрыв. И получается, что я не играла в течение двух недель. Собиралась сняться с Рима, но в последний момент решила лететь. Утром в день матча проснулась, а у меня заклинило спину так, что я не могу даже нормально шевелиться. Мне вот девочка помогала – надевала носки, завязывала шнурки, я не могла снять с себя платье – у меня такое впервые в жизни!

Мне Кара сама написала письмо, в котором спросила, не хочу ли я с ней сыграть пару. Естественно, я согласилась, потому что Кара – великий парный игрок. И сыграть с ней вместе – честь для любого теннисиста.
— Когда наступают такие тяжёлые моменты, пытаетесь чем-то отвлечься? Отогнать от себя эти негативные мысли?
— Ну, в принципе, во время игры ты стараешься сжаться в такой кулачок и забыть обо всех болях и горестях. Я сегодня до конца верила, что смогу победить, потому что Иванович играет очень неуверенно. Это на самом деле так. Я боролась до самого конца, потому что до такой степени была уверена, что даже с такой спиной смогу выиграть. Хотя по идее мне надо было сняться уже после первых трёх геймов. Даже физиотерапевты не знают, что у меня там со спиной, они не могут понять. Я пришла к ним и сказала: "Вы знаете, как я утром проснулась, не понимаю, что со спиной. Думали, может, кровать плохая или подушка". Размяли, надели на меня согревающий пояс. Я полежала в гостинице часа четыре, пришла и чувствую, что мне очень плохо. Я размялась, но стоило пробежаться из угла в угол… После матча я полежала у физиотерапевта, и мне вообще стало совсем плохо.

— У вас тут довольно интересная пара образовалась с Карой Блэк. Вы даже получили третий номер посева. Как вы с ней договорились?
— Мне Кара сама написала письмо, в котором спросила, не хочу ли я с ней сыграть пару. Естественно, я согласилась, потому что Кара – великий парный игрок. И сыграть с ней вместе – честь для любого теннисиста. Мне очень приятно, что она мне это предложила, и очень бы не хотелось её здесь подвести. Не буду загадывать. Посмотрим, что у меня будет со спиной завтра. В общем, не знаю, состояние у меня сейчас не из лучших.

— Ну, первые номера стартовый круг пропускают, так что ещё пару дней у вас есть.
— Да. Завтра мы точно не играем.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →