Мария Шарапова на работе с восьми утра
Фото: Reuters
Текст: Наталья Быканова

Мария Шарапова на работе с восьми утра

В восемь часов уже на работе – такой трудовой график можно отнести в Париже пока лишь к Марии Шараповой и Винус Уильямс. Остальные выходят на тренировочные корты на часок позже.
26 мая 2010, среда. 15:15. Теннис
Из почти двух десятков российских теннисисток, стартовавших на Открытом чемпионате Франции, в лучшей форме, если верить статистике, подошла к грунтовому "Шлему" не чемпионка прошлого года Светлана Кузнецова, а Мария Шарапова, ни разу здесь пока не выигравшая.
Я осталась в Европе и неделю тренировалась в Испании, в академии Ферреро. Для подготовки к "Ролан Гаррос" мне нужны были матчи, и в Страсбурге всё сложилось очень хорошо – я сыграла пять матчей, два из них были очень тяжёлыми. Думаю, что победа в Страсбурге поможет не только лучше выступить в Париже, но и поднять свою форму вообще, из расчёта на будущее.


Именно Шарапова, единственная из наших звёзд, выиграла на подготовительном этапе турнир на красной глине в Страсбурге. Кстати, первый за карьеру турнир на этом покрытии. 23-летняя россиянка, имеющая самый увесистый послужной список среди наших прекрасных теннисных дам (а выиграла она 22 титула, из которых три "Больших шлема"), ни разу не побеждала в Париже и не доходила здесь до финала.

Однако в серьёзности её намерений сомневаться не приходится. Судите сами: в понедельник в восемь утра Маша уже была на корте и провела полтора часа в плотной тренировке (за день до первого матча). Так же рано встаёт лишь Винус Уильямс, но её рабочий объём меньше – тренировалась лишь час.

И если Винус хоронится по дальним кортам, подальше от любопытных глаз, то Маша смело выбирает для тренировок центральные, подставляя себя под обстрел взглядов жаждущих увидеть её болельщиков. Благодарные зрители облепляют корт плотнее, чем на реальных матчах, идущих по соседству. Щёлкают камеры, народ галдит, обсуждая всё: от её заколок до её ударов. Атмосфера как на базаре, но чтобы выигрывать при десятитысячных трибунах, надо уметь отключаться от всех внешних помех и сосредотачиваться только на нём, жёлтом мяче.

В день матча первого круга против соотечественницы Ксении Первак, пробившейся в основу из квалификации, Маша полтренировки отрабатывала подачу — не спеша, вдумчиво, стараясь закрепить хороший ритм и движение. Она раз за разом посылала мяч на другую сторону корта то первой подачей, то второй. Линия удара была чиста и процент попадания высок. На другой стороне стоял принимающий, но розыгрыша не было. Только подача.

"В прошлом году у меня было другое движение, короче, – объясняет Маша, – но это была вынужденная мера, чтобы снять нагрузку на плечо, в этом году мы вернулись к прежнему".

Прежнее движение, характерное большим замахом, что в случае правильного применения ведёт к возрастающей скорости полёта мяча, приносило Марии Шараповой много быстрых очков. Эффективность Машиной подачи до операции плеча конкурировала с эффективностью подач сестёр Уильямс. И в том памятном Уимблдонском финале 2004 года против Серены и в блестящем четвертьфинале против Энен на чемпионате Австралии в 2007-м подача была одним из главных орудий побед.

Против Ксении Первак подача Шараповой выглядела очень убедительно. Правда, начало матча она немного "зевнула".

– Я начала очень медленно, – согласилась в разговоре после матча Маша, – и дала ей возможность войти в корт и показать её лучший теннис. Потом мне показалось, что с её подачей и с моей подачей мне было намного легче, когда я атаковала. Она стоит очень далеко от задней линии и всё достаёт, но если я играю в свою игру, то ей приходится трудно.
Матчи и тренировки на грунте очень полезны для меня, работать приходится больше, очки длиннее, ножки надо больше сгибать, такой теннис намного большему учит, чем на траве или на харде.


– Насколько важно было выиграть турнир в Страсбурге?
– Очень важно, потому что к Мадриду я была не готова, ведь тренировалась до него лишь одну неделю. Но всё равно решила поехать и дать себе шанс хоть как-нибудь сыграть.

– Это было правильным решением...
– Да, потом я осталась в Европе и неделю тренировалась в Испании, в академии Ферреро. Для подготовки к "Ролан Гаррос" мне нужны были матчи, и в Страсбурге всё сложилось очень хорошо – я сыграла пять матчей, два из них были очень тяжёлыми. Думаю, что победа в Страсбурге поможет не только лучше выступить в Париже, но и поднять свою форму вообще, из расчёта на будущее.

– Первый ли раз вы были в академии Ферреро?
– Нет, я часто туда ездила, последний раз была два года назад.

– Каково вам тренироваться против испанцев?
– (Смеётся.) Интересно, конечно, но и тяжело: они так прилично крутят мяч, особенно на второй подаче, что он летает где-то там, в облаках. Неделя получилась очень хорошей.

– Что-то новое вам испанцы подсказали?
– Я была там со своей командой. Мы использовали только корты и спарринг-партнёров.

Я была в очень хорошей физической форме перед Индиан-Уэллсом, тренировалась с полной отдачей, хорошо сыграла в Мемфисе, и на Индиан-Уэллс смотрела с оптимизмом. Но у меня там так заболел локоть, что я ничего не могла делать. В теннисе никогда ничего не знаешь заранее. Ты можешь что-то планировать, и у меня есть такой график, но что будет и как будет – не знаешь никогда!
– Какое место занимает грунтовой сезон в ваших планах?
– Матчи и тренировки на грунте очень полезны для меня, работать приходится больше, очки длиннее, ножки надо больше сгибать, такой теннис намного большему учит, чем на траве или на харде. Но этот сезон для меня получился очень короткий, если бы было больше возможностей тренироваться, я бы чувствовала себя лучше. Однако пять матчей в Страсбурге – это нормально.

– Что скажете о вашей следующей сопернице Кирстен Флипкенс?
– Никогда против неё не играла, но мой тренер смотрел сегодня её матч. Надеюсь, что он мне что-нибудь подскажет. В юниорах я её видела, но это было давно.

– Можно ли планировать свою подготовку, когда одолевает травма?
– Очень тяжело. Невозможно! Я была в очень хорошей физической форме перед Индиан-Уэллсом, тренировалась с полной отдачей, хорошо сыграла в Мемфисе, и на Индиан-Уэллс смотрела с оптимизмом. Но у меня там так заболел локоть, что я ничего не могла делать. В теннисе никогда ничего не знаешь заранее. Ты можешь что-то планировать, и у меня есть такой график, но что будет и как будет – не знаешь никогда!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →