Надаль: титул "Ролан Гаррос" важнее рейтинга
Фото: Reuters
Текст: Артём Тайманов

Надаль: титул "Ролан Гаррос" важнее рейтинга

Рафаэль Надаль рассказал о своём матче с Юргеном Мельцером, об отношениях с Робином Сёдерлингом, о сильнейших элементах своей игры и о возможности стать первой ракеткой мира.
5 июня 2010, суббота. 14:40. Теннис
Рафаэль Надаль, в пятый раз в жизни вышедший в финал "Ролан Гаррос", рассказал о своём матче с Юргеном Мельцером, об отношениях с Робином Сёдерлингом, о том, как он доволен своим грунтовым сезоном-2010, о сильнейших элементах своей игры и о возможности стать первой ракеткой мира.

— В двух стартовых сетах вы играли достаточно хорошо, держали матч под контролем. В третьей партии же вы вышли подавать на матч, проиграли подачу под ноль, и в итоге концовка получилась довольно неровной и драматической, верно?
— Думаю, что сегодня сыграл свой лучший матч на "Ролан Гаррос" - 2010. В первой и второй партиях я играл очень хорошо. Здорово работали подача, форхэнд, да и бэкхэнд улучшается с каждым днём. Впрочем, там ещё есть над чем работать. В третьем сете игра тоже была под моим контролем – я вёл 5:3 и 0:30 и думал, что должен закончить всё в этом гейме.
Робин стал гораздо чаще здороваться со всеми. Серьёзно, это позитивный момент, никаких подколок. Думаю, сначала он был очень застенчивым. Но это осталось в прошлом. Я рад, что в туре есть такой теннисист, как Робин, играющий на столь высоком уровне. Его игра отличается от остальных. У него отличная подача, очень плоские удары, всё это выглядит впечатляюще.
Однако я допустил несколько ошибок, а затем ужасно сыграл первый розыгрыш в гейме, в котором подавал на матч – не попал в корт на несколько метров. После этого я немного занервничал. Очень важен был гейм при счёте 5:6 – я был обязан добраться до тай-брейка, а там, думаю, я сыграл уже получше. На тай-брейке я недоволен только своей двойной ошибкой. Но в целом сегодня я достаточно хорошо подавал.

— Мельцер, по вашему мнению, улучшил свою игру? Вас удивил его сегодняшний теннис, ведь раньше вы легко обыгрывали его?
— Юрген – очень талантливый игрок. Он может играть на высоком, очень высоком уровне, что он и показывал здесь на протяжении двух недель. Поздравляю его с выступлением на этом турнире, он получился для Юргена великолепным. У него были очень трудные соперники, такие как Давид Феррер, Новак Джокович. Если он продолжит играть на таком уровне, то сможет победить практически любого соперника, а может, действительно любого.

— Что думаете о предстоящем матче с Робином Сёдерлингом?
— Это будет сложная игра. Он показывает хороший теннис, здорово провёл этот турнир и совершил камбэк в тяжёлом матче против Бердыха. Так что он очень опасен. Он один из лучших игроков мира, и я жду упорной борьбы.

— Вы несколько раз играли с ним, и у вас были серьёзные баталии. Как вы можете описать свои отношения с ним?
— Ничего не могу сказать по этому поводу. У нас нормальные отношения. Было, конечно, небольшое напряжение в матче на Уимблдоне в 2007 году...

— В 2008-м.
— Нет, нет, не 2008-м.

— В 2007-м.
— В 2007-м?

— Ну, неважно.
— Всё-таки 2007-й? Нет, это важно (Смеётся.). Но с тех пор у меня не было никаких проблем с ним. Он добился серьёзных успехов с тех пор, повысил свой уровень тенниса. Думаю, он стал лучше и в человеческом плане.

— В чём это выражается?
— Ну, он гораздо чаще стал здороваться со всеми. Серьёзно, это позитивный момент, никаких подколок.

— А раньше он не здоровался?
— Думаю, сначала он был очень застенчивым. Но это осталось в прошлом. Я рад, что в туре есть такой теннисист, как Робин, играющий на столь высоком уровне. Его игра отличается от остальных. У него отличная подача, очень плоские удары, всё это выглядит впечатляюще.

— Вы можете сравнить ощущения от своей игры на "Ролан Гаррос" в этом году с ощущения годовой давности?
— Здесь нечего сравнивать, ведь год назад в этом время я плавал в бассейне на Мальорке.

— Возможно, ваша подготовка к этому чемпионату отличалась от прошлогодней.
— Ну, не считая сегодняшнего матча, я явно провёл не лучший "Ролан Гаррос". Я хуже чувствовал корт. С другой стороны, грунтовый сезон перед турниром получился для меня лучшим в карьере. В прошлом году я выиграл Монте-Карло, Барселону и Рим, но даже мне самому было сложно понять, как это получилось, потому что я не показывал хорошего тенниса. Тогда я отлично чувствовал себя с самого начала года, ощущал положительную динамику и, вероятно, именно поэтому выиграл предшествовавшие "Ролан Гаррос" турниры на грунте, а не потому, что показал отличный теннис. Здесь же, когда соперники заставили меня подняться на высочайший уровень, я оказался не готов побеждать.

— Вы вряд ли рассматриваете матч с Робином как шанс взять реванш, но будете ли вы рады снова увидеть его по другую сторону сетки, просто чтобы показать ему, кто чего стоит на корте Филиппа Шатрие?
— На самом деле я предпочёл бы сыграть в финале с Томашем, ведь я выиграл у него шесть последних матчей. Что касается игры с Робином – я вообще не верю в реванши, особенно в финале "Ролан Гаррос". Я верю в то, что нужно отдавать все силы в каждом матче, а если я проиграю, то поздравлю Робина с тем, что он оказался лучше меня.

— В вашей игре очень много сильных элементов. А какой вы считаете лучшим?
— В сегодняшнем матче?

— Нет, в целом.
— Ну, мой форхэнд всегда хорош, и, пожалуй, передвижение по корту, мобильность. Важен и характер, ведь он часто помогает выбираться из тяжёлых ситуаций, верно? А самым важным я считаю то, что я всегда долго и упорно тренируюсь, чтобы улучшать все элементы своей игры.

— Вы часто говорите, что важен каждый матч, каждый турнир. Но, вероятно, после прошлого года ваше желание вернуть титул "Ролан Гаррос" особенно сильно?
В прошлом году я выиграл Монте-Карло, Барселону и Рим, но даже мне самому было сложно понять, как это получилось, потому что я не показывал хорошего тенниса. Тогда я отлично чувствовал себя с самого начала года, ощущал положительную динамику и, вероятно, именно поэтому выиграл предшествовавшие "Ролан Гаррос" турниры на грунте, а не потому, что показал отличный теннис. Здесь же, когда соперники заставили меня подняться на высочайший уровень, я оказался не готов побеждать.
— Перед турниром я нервничал, так что сейчас я очень счастлив. Выйдя в полуфинал, я немного расслабился, так как турнир в любом случае получился довольно удачным. Сейчас же я вышел в финал, и очень рад этому. Конечно, я могу проиграть, но я подхожу к решающему матчу в отличном состоянии – как физически, так и психологически, и это главное. В прошлом году самым болезненным был не сам факт поражения, а то, что я подошёл к наиболее важной части сезона в наиболее плохом состоянии. Сейчас же, даже если Робин сыграет лучше и победит меня, я буду считать, что провёл очень хороший грунтовый сезон.

— Сёдерлинг и Бердых, по сути, играют не в грунтовый теннис – у них много плоских ударов, мало кручёных и резаных, и они бьют изо всех сил. Тем не менее они удачно выступают на грунте, чего раньше в теннисе не наблюдалось. Дело в изменениях в теннисе или в грунтовых кортах?
— Не могу согласиться с этим на все 100%. Бердыха, да и Робина тоже, нельзя назвать лучшими игроками всего грунтового сезона. Не забывайте, что к нему относится не только "Ролан Гаррос", а ещё Монте-Карло, Барселона, Рим, Мадрид. Думаю, корты здесь, в Париже, больше подходят для игроков такого типа. К тому же в этом году корты более скользкие, что затрудняет передвижение по ним, и это тоже хорошо для подобных теннисистов, потому что передвижение не является для них главным элементом, в отличие от типичных грунтовых игроков. В такой ситуации им проще пробивать навылет.

— Какие погодные условия вы предпочтёте видеть в воскресенье? Жаркую, солнечную погоду или дождь?
— Я всегда предпочитаю солнце.

— Может пояснить, почему?
— Во-первых, солнце приносит энергию (Смеётся.). Во-вторых, всегда приятнее находиться на улице в солнечные дни, нежели тогда, когда идёт дождь и дует ветер. В-третьих, на солнце мячи после моих ударов лучше крутятся, нежели под дождём.

— Как вы относитесь к возможности вновь стать первой ракеткой мира? Это столь же важно, как выиграть "Ролан Гаррос"?
— Это совсем другое. Но поверьте, если я выиграю в воскресенье, рейтинг будет последней вещью, о которой я буду думать. Главное – сам турнир. "Ролан Гаррос" проходит лишь один раз в году, а шансы стать первой ракеткой у меня будут ещё в течение нескольких месяцев. И, как я уже неоднократно говорил, быть первой ракеткой – не главное для меня. Главное – сохранять здоровье и играть так долго, как смогу. Благодаря тому что в этом году мне удалось отыграть несколько недель подряд безо всяких проблем со здоровьем, у меня есть шанс вновь подняться на вершину. Но я рад быть и второй ракеткой мира.

— В третьем сете кому-то из зрителей стало плохо. Вас это смутило?
— Когда кому-то становится плохо, я всегда очень эмоционально реагирую. Я немного испугался, потому что не знал, что именно случилось.

— С тех пор как вы выиграли свой первый турнир "Большого шлема", победив в финале Густаво Куэртена (на самом деле с Куэртеном Надаль никогда не встречался, а в финале "Ролан Гаррос" - 2005, о котором идёт речь, он победил аргентинца Мариано Пуэрту, в конце того сезона дисквалифицированного за допинг. – Прим. "Чемпионат.ру"), во всех остальных финалах вы играли с Роджером Федерером. Это было больше, нежели просто соперничество между двумя великими игроками. Вероятно, психологический подход к матчу с Сёдерлингом будет иной?
— Конечно, этот финал отличается от предыдущих, ведь в большинстве случаев я играл против первой ракетки мира. Но подход к первому финалу против Куэртена был таким же, не будет отличаться он и сейчас. Я буду так же рад или разочарован, если выиграю или уступлю в финале Робину либо любому другому игроку. Не думаю, что из-за соперника меняется моё отношение к матчу. Хотя, конечно, игра против Роджера Федерера – это что-то особенное, ведь мы провели между собой столько финалов.

— Вы говорили, что сильно нервничали в последние дни. Это обычное волнение для финальных стадий крупнейших турниров или что-то особенное?
— "Ролан Гаррос", конечно, выделяется среди остальных турниров, особенно для испанских игроков. И когда оказываешься на расстоянии вытянутой руки от победы, начинаешь нервничать. В финале Австралии тоже были нервы, но там было меньше ответственности. Не знаю, что именно произошло в концовке сегодняшнего матча, просто в какой-то момент я внезапно занервничал. Впрочем, хорошо, что всё закончилось. Сейчас я на 100% готов к следующему матчу.

— Если к воскресенью погодные условия изменятся – пойдёт дождь, повысится влажность, это поможет Робину? Вы считаете погоду важным фактором для финального матча?
— Лучше спросите об этом Роджера. Конечно, когда корты намокают, мяч отскакивает ниже, становится более тяжёлым, и это затрудняет игру. Но мы говорим о финале "Ролан Гаррос". Я не собираюсь думать: "Боже мой, какой будет погода? Будет ветрено или солнечно?" Я собираюсь показать свой лучший теннис вне зависимости от погодных условий.
Если я выиграю в воскресенье, рейтинг будет последней вещью, о которой я буду думать. Главное – сам турнир. "Ролан Гаррос" проходит лишь один раз в году, а шансы стать первой ракеткой у меня будут ещё в течение нескольких месяцев. И, как я уже неоднократно говорил, быть первой ракеткой – не главное для меня. Главное – сохранять здоровье и играть так долго, как смогу.


— Чего вы больше всего боитесь в игре Сёдерлинга?
— Всего. У него очень цельная игра, его подача очень мощна, как первая, так и вторая. Он очень агрессивно играет с задней линии. Тяжело заставить его бегать по корту, ведь он может "прострелить" с любого мяча. В прошлом году он легко обыграл меня, хотя тогда я и не был в лучшей форме. К воскресенью же я буду готов на 100%, но всё равно я могу как выиграть, так и проиграть. Это нормально для тенниса, как и для любого другого вида спорта. Я приму любой исход финала.

— В этом грунтовом сезоне вы выиграли всё, что можно. Это делает вас явным фаворитом финала?
— Нет, не думаю, что в финале есть фаворит. Мы оба сумели дойти до этой стадии, так что у нас обоих есть шанс победить. Матч не может сложиться легко, я жду упорной борьбы, в которой победит сильнейший.

— Вы сделали какие-то выводы из матча Сёдерлинга против Бердыха?
— Они играли совсем не в моём стиле, так что тяжело делать какие-то сравнения. Но в четвёртом сете Бердых вполне мог добиться победы, он играл очень хорошо. Возможно, ему не хватило немного опыта, чтобы выйти в финал. Зачастую всё висит на волоске. Он нервничал чуть больше, чем Робин, думаю, это и решило исход матча.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →