Надаль: жизнь очень добра ко мне
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Надаль: жизнь очень добра ко мне

Рафаэль Надаль после своей пятой победы на "Ролан Гаррос" рассказал об эмоциях от этого достижения, о подготовке к стартующему через две недели Уимблдону и о многом другом.
7 июня 2010, понедельник. 11:30. Теннис
Рафаэль Надаль пятый раз в жизни выиграл титул на "Ролан Гаррос", второй раз за карьеру не проиграв при этом ни одного сета. После матча испанца долго расспрашивали о его эмоциях от этого достижения, о подготовке к стартующему через две недели Уимблдону и о многом другом.

— Рафаэль, по вашим эмоциям можно сделать вывод, что сегодня для вас особенный день?
— Эта победа очень важна для меня. Думаю, одна из самых важных в моей карьере. Я уже сотню раз говорил это, но повторюсь ещё: прошлый год был очень тяжёлым, особенно та его часть, что началась после этого турнира. Я много работал, чтобы вновь достичь этой вершины. По ходу турнира я сильно нервничал, потому что знал, что готов выиграть его ещё раз, знал, что у меня есть шансы. Рад, что сегодня я был готов к матчу, подошёл к нему с холодной головой, пытался показать свой лучший теннис и насладиться игрой. Мне это удалось, и сегодняшний день стал особенным.

Прошлый год был очень тяжёлым, особенно та его часть, что началась после этого турнира. Я много работал, чтобы вновь достичь этой вершины. По ходу турнира я сильно нервничал, потому что знал, что готов выиграть его ещё раз, знал, что у меня есть шансы. Я рад, что сегодня я был готов к матчу, подошёл к нему с холодной головой, пытался показать свой лучший теннис и насладиться игрой. Мне это удалось, и сегодняшний день стал особенным.
— Вы вновь взяли титул "Ролан Гаррос" и вернулись на первую строчку рейтинга. Что сейчас важнее для вас?
— Как я уже отмечал накануне, "Ролан Гаррос" важнее. Это очень важная вещь для меня (показывает на трофей). Затем следует первая строчка. Но, знаете, когда я плакал после матча, первое место было последней вещью, о которой я думал. Главное – титул, и долгие часы работы, которые принесли мне его.

— Этот трофей постоянно был вашим начиная с 2005 года. То желание, с которым вы бились сегодня на брейк-пойнтах, объясняется прошлогодним поражением от Сёдерлинга? Вы не отдали ни одной своей подачи. Вы включали какую-то дополнительную концентрацию в этих розыгрышах?
— Я пытаюсь делать всё, что могу, в каждом розыгрыше. Знаете, я постоянно иду на первом месте по проценту отыгранных брейк-пойнтов. Так что я специалист по этому делу (смеётся).

— Вы всегда здорово играете в обороне, но сегодня действовали против парня с очень мощными ударами, а ваша защита казалась ещё более непробиваемой, чем обычно. Как вам это удалось? — Было очень трудно играть против Робина, он отличный теннисист. У него мощная подача, плоские и очень глубокие удары с задней линии, здорово поставлена игра с обеих рук. Сложно предсказывать, куда он сыграет в следующий момент. Сегодня я здорово чувствовал себя и физически, и психологически. Я классно передвигался по корту, лучше, чем во всех предыдущих матчах турнира. Выбрал хорошую тактику и сумел реализовать её, так что очень доволен сегодняшней игрой.

— Вы выиграли очень много титулов. Почему вы считаете этот самым важным?
— Нет, я говорил, что он один из самых важных, не самый. Он важен потому, что у меня был тяжёлый год, было трудно избегать травм. На US Open я порвал мышцы пресса, а в Австралии был вынужден сняться с четвертьфинального матча. Это стало большим разочарованием. Сложно смириться с подобными вещами. После того как я пережил это, было очень важно вновь победить на "Ролан Гаррос".

— Два дня назад вы говорили, что предпочли бы играть финал под солнцем, потому что оно заряжает вас энергией.
— Да.

— Но сегодня было не слишком солнечно. Утром даже шёл дождь. Как оцените погодные условия?
— Может быть, я был неправ, предположив, что мне будет проще играть в солнечный день. Возможно, пасмурная погода лучше. Я думал, что под солнцем вращение будет сильнее и мне будет легче контролировать мячи. Должен отметить, что корт в этом году был более скользким, чем обычно, а в такую погоду он стал больше похожим на нормальный грунтовый корт. Мне проще бегать по нему, когда он сухой.

— Этот триумф стал для вас в каком-то роде наградой за все трудности, которые вам пришлось преодолеть за последний год?
— Когда побеждаешь, знаешь, сколько пота ты пролил на тренировках, сколько работал, чтобы показать свой лучший теннис. 11 месяцев без титулов тянулись очень долго... Я раз за разом возвращался с турнира без трофея. Я пережил немало тяжёлых моментов и не раз был вынужден сниматься с турниров. Победа же на "Ролан Гаррос" принесла мне удовлетворение от того, что я вернулся на топ-уровень.

— Скажите, как будет проходить ваша подготовка к Уимблдону и насколько этот "Ролан Гаррос", всё произошедшее на нём поможет вам?
— Безусловно, я получил заряд уверенности в себе, ведь я выиграл 22 матча на грунте кряду. Это всегда важно. Днём в понедельник я немного потренируюсь в Квинсе, около 45 минут. Может быть, сыграю пару во вторник, чтобы лучше подготовиться к одиночке. В одиночном разряде же я, скорее всего, проведу первый матч в среду. Я люблю этот турнир, мне нравится быть там. Тот факт, что ты играешь в клубе (Queen’s club, то есть Королевский клуб, название турнира в Лондоне. – Прим. ред.), делает турнир особенным.

Когда побеждаешь, знаешь, сколько пота ты пролил на тренировках, сколько работал, чтобы показать свой лучший теннис. 11 месяцев без титулов тянулись очень долго... Я раз за разом возвращался с турнира без трофея. Я пережил немало тяжёлых моментов, и не раз был вынужден сниматься с турниров. Победа же на "Ролан Гаррос" принесла мне удовлетворение от того, что я вернулся на топ-уровень.
— В прошлом году был момент, когда вы боялись, что не сумеете вернуться на свой уровень?
— Конечно. Думаю, время от времени все сомневаются в себе. Я не исключение. И зимой, после напряжённых декабрьских тренировок, надеялся победить в Австралии, чувствовал в себе силы на это, потому что хорошо сыграл в Абу-Даби и Дохе. В Мельбурне же мне пришлось сняться с матча. Самым неприятным в этом было не поражение в той встрече, а то, что мне пришлось провести ещё три недели дома безо всяких нагрузок.

— О чём вы думали, сидя после сегодняшней победы на стуле с полотенцем на голове?
— Даже не знаю... Я плакал, это был очень эмоциональный момент. Я почти ни о чём не думал, просто был рад, что выдержал нервное напряжение и тяжёлый год.

— В этом году вы сделали какие-то выводы относительно оптимального количества грунтовых турниров перед "Ролан Гаррос"? И как теперь себя чувствует ваше тело?
— Я сыграл три турнира перед "Ролан Гаррос", и это вполне нормально. В 2005-м я играл Монте-Карло, Барселону, Валенсию... Нет, получается четыре, был ещё Рим. Гамбург же я тогда пропустил. В 2006-м были Монте-Карло, Барселона, Рим, и вновь не было Гамбурга. В 2007-м и 2008-м я играл все четыре. Впрочем, не знаю, что лучше, это зависит от состояния здоровья. В этом году я решил не рисковать коленями, с которыми испытывал проблемы, и сыграл лишь три турнира. Вопрос ещё в том, сколь удачно мне удаётся сыграть – если я провожу пять матчей, это одно, а если выбываю во втором-третьем круге – совсем другое.

— Как чувствуете себя физически по сравнению с предыдущими годами?
— Я в полном порядке. Здоров и получаю удовольствие от тенниса, а это самое главное. Когда у тебя есть какие-то проблемы со здоровьем, невозможно наслаждаться игрой, и очень тяжело играть на высоком уровне. Если думаешь о своих коленях, невозможно думать о каждом ударе. Через боль играть можно, но она сковывает движения.

— Поскольку в прошлом году вы не смогли приехать на Уимблдон, есть ли сейчас ощущение, как будто вы по-прежнему действующий чемпион?
— Посмотрите на рейтинговые очки – все они пойдут мне в плюс. Нет, я не собираюсь думать, что в свой последний приезд туда стал чемпионом. Я победил два года назад, с тех пор много воды утекло. Постараюсь показать свой лучший теннис, как и всегда. В прошлом году это было невозможно. Сейчас я, как обычно, сыграю Квинс, проведу несколько дней дома и поеду на Уимблдон. Рассчитываю быть там в среду. Надеюсь, мне удастся как можно быстрее адаптироваться к траве.

— Теперь вы чувствуете себя лучшим грунтовым игроком в истории?
— Нет-нет, хотя мои статистические цифры и выглядят чем-то невероятным, наверное. Я и не мог себе представить, что пять раз выиграю "Ролан Гаррос", шесть – Монте-Карло и по пять Барселону и Рим. Это не просто сбывшаяся мечта, это что-то фантастическое, невероятное. Даже не знаю, как мне это удалось. Но при этом будет очень высокомерным заявить, что я лучший в истории. И я не верю в это. Посмотрим, чего я добьюсь к концу карьеры, и в любом случае не мне решать, лучший я или нет. Может быть, вам, но не мне.

— Будете сегодня отмечать победу?
— Сложно найти время для серьёзного торжества, учитывая, что уже завтра нужно тренироваться (смеётся).

— Даже не будет никакой вечеринки?
— У меня ещё будет время для неё, например, после Уимблдона. Майорка – отличное место для празднований (смеётся).

Я очень не люблю подобные вопросы. После ответов на них люди говорят, что я заносчивый, что у меня раздутое самомнение. Что, по-вашему, значит "быть великим игроком"? Я пытаюсь показывать свой лучший теннис, делаю всё, что могу. Если цифры и статистика говорят, что в последние годы я был сильным игроком – что ж, я постараюсь продолжить в том же духе.
— Вы говорили со зрителями по-французски. К концу карьеры вы станете дипломатом?
— На самом деле я не очень-то способен в языках. Раньше я стеснялся говорить на иностранных языках, но теперь почти избавился от этого. В начале карьеры мой английский был очень плох, я почти ничего не понимал. Сейчас он стал намного лучше. Что касается французского, то я неплохо понимаю его – разбираю почти всё, если говорят медленно, потому что по звучанию он похож на испанский и на язык, на котором мы говорим на Майорке.

— Почему вы каждый раз кусаете кубок? Есть ли какая-то связанная с этим история?
— Первый раз я сделал это в Монте-Карло, когда выиграл свой первый "Мастерс". Потом журналисты попросили меня повторить это, чтобы сделать фото. Так что я поступаю так исключительно ради фотографов.

— Какие цели вы поставите перед собой на Уимблдоне?
— Думаю, я буду там первым сеяным (это сомнительно, так как на стороне Роджера Федерера гигантское преимущество по очкам, набранным за прошлогодний травяной сезон, которые также учитываются при посеве на Уимблдоне.Прим. ред.). Мне очень нравится Уимблдон, но давайте немного подождём с разговорами о нём. Дайте мне насладиться этим днём, а потом уже будем обсуждать Уимблдон. Я хочу запомнить этот момент, особый момент для меня. Когда я буду тренироваться в Квинсе, мы сможем поговорить о нём. К счастью, мой друг Марк [Лопес] согласился сыграть со мной пару, так что я смогу хорошо подготовиться к турниру в Квинсе. Это серьёзное одолжение с его стороны, потому что вряд ли я буду лучшим парным партнёром из возможных. Я попытаюсь провести на корте как можно больше времени и в матчах, и на тренировках, чтобы почувствовать свою игру на траве. Затем я хочу сыграть свой лучший Уимблдон в жизни.

— Можете объяснить свои слёзы? Это были слёзы счастья?
— Облегчения и радости, да. Я был очень рад, ведь меня поддерживала вся семья, команда, они помогли мне вернуться на этот уровень.

— Можете вспомнить, как складывались ваши взаимоотношения с "Ролан Гаррос"?
— Знаете, когда я был маленьким, то не считал себя специалистом по грунту. Но с 2005-го грунт, определённо, стал покрытием, на котором я показывал наилучшие результаты, к которому я больше всего приспособил свою игру и передвижение по корту. Сейчас я люблю это покрытие всем сердцем и очень рад играть на нём. Победы в Париже – это всегда что-то особенное. Каждый титул приносит мне очень много радости, но победа на "Ролан Гаррос" стоит особняком. Да, в прошлом году я был не лучшим образом готов к турниру и проиграл, однако сейчас я вернулся. Вернулся и победил.

— Вы сравнялись с результатами [Джона] Макинроя и [Матса] Виландера (семь титулов на турнирах "Большого шлема".Прим. ред.). Вы считаете себя великим теннисным игроком?

— Я очень не люблю подобные вопросы. После ответов на них люди говорят, что я заносчивый, что у меня раздутое самомнение. Что, по-вашему, значит "быть великим игроком"? Я пытаюсь показывать свой лучший теннис, делаю всё, что могу. Если цифры и статистика говорят, что в последние годы я был сильным игроком – что ж, я постараюсь продолжить в том же духе. Очень рад победе здесь, в Париже, как я уже говорил. Мне очень повезло в жизни, что я сумел получить столь много бесценного опыта всего в 24 года. Даже в самых смелых мечтах я никогда не думал о таком прекрасном времени. Жизнь была очень добра ко мне.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →