Хьюитт: мы просто подбрасываем монетку
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Хьюитт: мы просто подбрасываем монетку

Ллейтон Хьюитт рассказал о матче с Бенджамином Беккером, об отличительных чертах травяного покрытия, о серии с Роджером Федерером, о своей физической форме и о поездках на турниры с семьёй.
13 июня 2010, воскресенье. 09:30. Теннис
После нелёгкой полуфинальной победы в трёх сетах над Бенджамином Беккером в матче, продлившемся более двух часов, Ллейтон Хьюитт дал обстоятельную пресс-конференцию. На ней он рассказал об этом матче, об отличительных чертах травяного покрытия, о серии с Роджером Федерером (15 поражений кряду), о своей физической форме и о поездках на турниры с семьёй.

— Кажется, сегодня вам пришлось тяжело?
— Безусловно. Был типичный травяной теннис, когда у обоих игроков мало шансов сделать брейк, зацепиться на приёме. Нужно было запастись терпением. В первом сете у меня не было чувства, что я делаю что-то не так. Я чисто отыграл все геймы на своей подаче, не чувствовал никакого давления. У меня были брейк-пойнты, но я не сумел реализовать их. Затем он здорово провёл тай-брейк и взял сет. Но я чувствовал, что ему будет адски сложно подавать так же хорошо на протяжении трёх партий.

Был типичный травяной теннис, когда у обоих игроков мало шансов сделать брейк, "зацепиться" на приёме. Нужно было запастись терпением. В первом сете у меня не было чувства, что я делаю что-то не так. Я чисто отыграл все геймы на своей подаче, не чувствовал никакого давления. У меня были брейк-пойнты, но я не сумел реализовать их. Затем он здорово провёл тай-брейк и взял сет.
— Чем вам запомнится сегодняшний матч? Кажется, вам не за что было критиковать себя.
— Сложно сказать. Пожалуй, я мог бы чуть чаще втягивать его в длинные розыгрыши на задней линии, больше заставлять его двигаться, чаще захватывать инициативу. Но, повторюсь, на это было мало шансов – он очень хорошо подавал. Мне приходилось уходить в защиту, а на траве очень сложно контратаковать. Я в целом тоже неплохо подавал. На тай-брейке первой партии, однако, подача подвела меня.

— Можете пояснить свою фразу про контратаки?
— Трава отличается от всех остальных покрытий, особенно от грунта, где инициатива в розыгрыше может много раз переходить от одного игрока к другому, где нельзя решить всё одним ударом. Твой соперник запросто может глубоко ответить на любой удар, и розыгрыш после этого фактически начинается заново. На траве же очень тяжело справиться с хорошим ударом, особенно если он получается резаным, с низким отскоком и попадает в угол корта – на него почти невозможно найти хороший ответ, и исполнивший этот удар может завершать комбинацию лёгким ударом с лёта или с хафкорта.

— Вы успеете восстановиться до завтра? Сильно устали в полуфинале?
— Я нормально чувствую себя в физическом плане. Я готовлюсь играть пятисетовые матчи, так что такая игра не должна стать серьёзной проблемой.

— Каким вы видите свой финал с Федерером?
— Безусловно, сейчас он лучший игрок на траве. Это очень хороший тест для меня. Я должен выжать из себя максимум, сыграть по-настоящему здорово, попытаться диктовать свои условия и владеть инициативой. Он, определённо, удачно перешёл с грунта на траву, это видно.

— На вас давит тот факт, что вы проиграли Федереру 15 матчей подряд?
— Конечно, я хотел бы выиграть у него хоть один матч за последнее время, но игроков, много раз победивших Федерера, можно пересчитать по пальцам. То же, как он играет на крупнейших турнирах, где ему по-настоящему нужен высочайший уровень тенниса, говорит о его классе.

Безусловно, сейчас Федерер — лучший игрок на траве. Это очень хороший тест для меня. Я должен выжать из себя максимум, сыграть по-настоящему здорово, попытаться диктовать свои условия и владеть инициативой. Он, определённо, удачно перешёл с грунта на траву, это видно. Конечно, я хотел бы выиграть у него хоть один матч за последнее время, но игроков, много раз победивших Федерера, можно пересчитать по пальцам.
— Вы ожидали от себя такого хорошего тенниса?
— Не то чтобы. Чувство мяча не покидало меня. Однако после операции, безусловно, требовалось некоторое время на то, чтобы я восстановил свой уровень передвижения по корту, почувствовал себя комфортно. Сейчас мне это удалось.

— Физически вы сейчас чувствуете себя лучше, чем во все последние годы, или на прошлогоднем Уимблдоне ощущали себя примерно так же?
— На Уимблдоне всё было неплохо. Перед стартом сезона я чувствовал себя ещё лучше, но, к сожалению, порвал мышцу бедра и был вынужден сделать операцию сразу после окончания Australian Open. Это был чувствительный удар, ведь я много трудился в ноябре и декабре, чтобы набрать форму. К счастью, я сумел довольно быстро вернуть былые кондиции.

— Какова ваша мотивация на данный момент? Вы уже были первой ракеткой, так что, наверное, играете во многом ради удовольствия, не испытывая серьёзного давления?
— Я радуюсь каждый раз, когда выхожу в финал. Конечно, сейчас остаётся всего неделя до Уимблдона, и именно он является моей основной целью, но я очень доволен, что сейчас мне удалось добраться до решающего матча. Каждый раз на корте я выкладываюсь на 100%. И завтрашний матч в этом плане ничем не будет отличаться от предыдущих.

— У вас два ребёнка, как и у Роджера. Он всё время путешествует с семьёй, вы же приехали сюда в одиночку. Можете сказать, как вы решаете, когда семья поедет с вами, а когда останется дома?
— Мы просто подбрасываем монетку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →