Лу: могу показать, как ловить цыплят
Фото: Reuters
Текст: Артём Тайманов

Лу: могу показать, как ловить цыплят

Лу Ень-Хсунь после сенсационной победы над Энди Роддиком рассказал об изменениях в своей игре, о смерти отца, о ловле цыплят в детстве, о том, почему он зовёт себя Рэнди и о многом другом.
29 июня 2010, вторник. 11:15. Теннис

Тайванец Лу Ень-Хсунь в 1/8 финала Уимблдона-2010 сенсационно переиграл прошлогоднего финалиста Энди Роддика, добившись победы со счётом 9:7 в решающем сете. Американец, правда, находится не в идеальной форме, но всё равно эта победа выглядит впечатляющей, да и сам Лу играл здорово. На послематчевой пресс-конференции он рассказал об изменениях в своей игре, о смерти отца, о ловле цыплят в детстве, тренировках с легендарным Марком Вудфордом и о том, почему зовёт себя Рэнди.

Я сказал себе: «Ты просто обязан бороться». Я знал, что в пятом сете нет тай-брейка и что он подаёт лучше меня. Я подумал, что если продержусь некоторое время, а затем ещё и ещё, то, возможно, что-нибудь произойдёт. Я ждал шанса, чтобы закончить матч в свою пользу. Однако сначала я не верил, что смогу первым сделать брейк и выиграть.

— Вы дважды играли с Энди Роддиком до того (на самом деле три раза, но первая встреча состоялась в 2007 году, а вторая и третья уже в 2010-м. – Прим. ред.). Чем этот матч отличался от предыдущих?
— Я знал, что он очень опасен на траве, в первую очередь из-за отличной подачи. Не думаю, что я принципиально изменил тактику относительно нашего последнего матча. Однако в нужный момент меня выручала подача, мне не приходилось вырывать ключевые очки в длинных розыгрышах. В этом плане мне нужно было держаться как можно ближе к его уровню, потому что в предыдущих матчах мне приходилось затрачивать очень много сил на каждый розыгрыш. Сегодня же мне постоянно помогала подача, и я просто ждал своих шансов на победу в каждом из сетов, и так продолжалось до конца матча, пока я не выиграл и мы не пожали руки.

— Когда счёт по сетам стал равным – 2:2, вам было тяжело в психологическом плане?

— Да. У меня был шанс взять четвёртый сет – я вёл 3:1 на тай-брейке и в этот момент смазал дропшот. Я не мог отогнать мысли об этом в начале решающей партии. Затем я сказал себе: «Ты просто обязан бороться». Я знал, что в пятом сете нет тай-брейка и что он подаёт лучше меня. Я подумал, что если продержусь некоторое время, а затем ещё и ещё, то, возможно, что-нибудь произойдёт. Я ждал шанса, чтобы закончить матч в свою пользу. Однако сначала я не верил, что смогу первым сделать брейк и выиграть.

— Совсем не верили?

— Не верил, что у меня будут реальные шансы. Но я решил, что даже если не верю в победу, всё равно должен бороться до конца.

— Какие эмоции вы испытали после матча? Вы выиграли, сели на стул. О чём вы думали?

— Я был очень благодарен моей семье. Очень жаль, что моего отца уже нет с нами. Но я сумел добиться отличного результата и надеюсь, что где-то на небесах он гордится моей победой. Надеюсь, он видел этот матч. После победы я сел и сказал себе: «Ты сделал это». Я сделал это для отца. Сделал для себя, а также для всех людей, которые болели за меня.

— Можно спросить, когда умер ваш отец?

— В 2000 году, когда я только-только стал профессионалом.

— Вы уже добились лучшего результата в карьере. Как думаете, до какой стадии турнира можете дойти?

— Прежде всего я хочу хорошо выспаться ночью. Я знаю, что моим следующим соперником будет Джокович. Кроме него в турнире есть много других отличных игроков. Не знаю, насколько хватит моего уровня тенниса, не могу сказать. Но, выйдя на корт, я буду биться до последнего, это точно.

— Правда, что вы зовёте себя Рэнди, потому что ваш учитель английского не может произнести ваше имя?

— Да, тайваньский – сложный язык. Но моё имя произнести нетрудно, однако учитель английского хочет прививать нам американский стиль, давать английские имена, пытается создать атмосферу настоящего английского класса. Поэтому он и просит нас выбирать подобные имена. Я выбрал Рэнди. Но не знаю, что оно значит (улыбается).

— Хотите узнать?

— Нет, лучше не надо (улыбается) (это имя можно перевести как «хамский, буйный». — Прим. ред.).

— Сколько вы работали с Марком Вудфордом и насколько он помог вам, улучшил вашу игру?

— Это был отличный опыт. Знаете, в прошлом году я подхватил очень неприятный вирус, выбивший меня из строя на полтора месяца, и хотя к моменту начала сотрудничества с Вудфордом я уже выздоровел, моё тело ещё не было в полном порядке.

Я очень благодарен моей семье. Очень жаль, что моего отца уже нет с нами. Но я сумел добиться отличного результата и надеюсь, что где-то на небесах он гордится моей победой. Надеюсь, он видел этот матч. После победы я сел и сказал себе: «ты сделал это». Я сделал это для отца. Сделал для себя, а также для всех людей, которые болели за меня.

Но он многому научил меня – игре у сетки, подготовке этих выходов, резаным, выборе тактики на матч. Он рассказал мне, о чём думал во время матчей, словом, поделился опытом. Эти два месяца оказались очень полезными.

— Вы сегодня разговаривали с ним? Что он советовал?

— Мы встретились, когда я шёл тренироваться – он сейчас тоже тренируется, готовится к своему турниру (речь о турнире ветеранов. – Прим. ред.). Я поздоровался с ним, а он сказал, что я молодец. Но мы не обсуждали мой матч.

— Ваш отец научил вас играть в теннис? Он имел какое-то отношение к спорту?

— Мы вместе начали учиться теннису. Когда я был в старших классах, он проводил много времени на корте. Он, конечно, не тренер, но потратил много времени, чтобы найти мне настоящего тренера, и постоянно помогал мне, поддерживал. А в тот момент, когда мне пора было делать выбор – продолжить обучение или стать профессиональным игроком, тогда его не стало. Мне очень жаль, что я сумел добиться своего, а отца уже не было со мной. Но, думаю, сегодня он был здесь и очень рад за меня.

— Вскоре после того как вы обыграли Энди Маррея на пекинской Олимпиаде, он сказал, что не успел привыкнуть к смене часовых поясов и из-за этого толком не подготовился к матчу. Считаете ли вы, несмотря на это, ту победу главной в карьере?

— Каждый выигранный матч отличается от другого. Безусловно, Энди – ой, они оба Энди – Энди Маррей отличный игрок. Но, видимо, тогда у него были какие-то проблемы. Я знаю, что показал хороший теннис в том матче и заслуженно победил. Но не могу сказать, что обязательно выиграю свой следующий матч против него. Тогда я просто использовал свои шансы. А перед сегодняшним матчем я сказал тренеру: мне всё равно, выиграю я или нет, но в любом случае буду сражаться до конца. А затем случилось то, что случилось.

— Должно быть, в Тайване трудно играть в теннис? Ведь вы, наверное, получали деньги на тренировки только от своих родственников?

— Сначала так оно и было. Через какое-то время, однако, появились спонсоры.

— А чем занималась ваша семья? У вас есть какой-то бизнес?

— Мой отец продавал цыплят – не мясо, а живых цыплят. Он отдавал их на какую-то ферму, там цыплят убивали и делали из них мясо. А моя обязанность заключалась в том, чтобы ловить цыплят. Серьёзно, я умею ловить цыплят, если хотите, могу показать (улыбается).

— Можете подробнее рассказать об этом? Ваш отец работал на ферме, где растили цыплят на убой? Вы работали вместе с ним?

— Я пытался. Но мне это не нравилось – там плохо пахло. Я знаю, что это очень тяжёлый труд – люди работают там между часом ночи и шестью утра. В это время цыплята не могут убежать, поскольку ничего не видят.

Каждый выигранный матч отличается от другого. Безусловно, Энди – ой, они оба Энди – Энди Маррей отличный игрок. Но, видимо, тогда у него были какие-то проблемы. Я знаю, что показал хороший теннис в том матче и заслуженно победил. Но не могу сказать, что обязательно выиграю свой следующий матч против него. Тогда я просто использовал свои шансы.

— Они дикие?

— Не совсем, но они вполне могли бегать. Их просто помещают в какую-то коробку или вроде того, нужно ловить их и сажать туда. Также надо разделять разные виды цыплят.

— Роддик сказал, что сегодня ему было гораздо тяжелее справляться с вашей подачей, чем во время ваших предыдущих матчей. Вы уделяли этому компоненту игры особое внимание? Ведь сегодня вы предстали совсем иным игроком.

— Думаю, на последних турнирах я действительно улучшил подачу. Особенно важно, что в напряжённые моменты я подаю с первого мяча. Кроме того, хорошей подаче способствует моя отличная физическая подготовка, за что я должен сказать спасибо недавно нанятому мной аргентинскому тренеру. Мы упорно тренировались три с половиной недели. Он использовал новую тренировочную программу, которая увеличила силу моих ног. Теперь я могу выше прыгать и лучше подавать. Думаю, это и изменилось с момента нашей последней встречи с Энди.

Источник: Wimbledon.org

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
29 апреля 2017, суббота
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
26 апреля Мария Шарапова сыграет первый матч после отбытия дисквалификации. Каким получится возвращение?
Архив →