Павлюченков: на шее Саши вся Настина подготовка
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Павлюченков: на шее Саши вся Настина подготовка

О причинах окончания профессиональной карьеры сына Александра, первых успехах дочери Анастасии, семейном тандеме и многом другом – в продолжении эксклюзивного интервью Сергея Павлюченкова.
4 августа 2010, среда. 11:25. Теннис
Начало: "Павлюченков: в теннис влюбился сразу и до безумия"

— Сергей Владимирович, в какой-то момент вы отправились тренироваться в Чехию…
— Это был очень важный момент. В чешской кампании, назовём её так, у нас произошёл большой сдвиг.
Папа не смог найти некоторых богатых друзей, которые смогли бы нам помочь с финансами. Все помнят момент, когда Александр был в Барселоне, но никто не помнит момента, когда мы уехали оттуда, и по сути дела не знали, куда нам деваться дальше. На тот момент, когда мы тренировались в Самаре, мы даже не могли найти себе нормального спарринга и добротных условий. Пришлось искать возможности в Москве.
В Чехии я познакомился с очень хорошими людьми. Кстати, многие тренеры на Украине и Чехии, да и у нас в России подошли с пониманием к тому, как я занимаюсь со своими детьми. Они не просто подходили ко мне и указывали на мои ошибки, а наоборот, старались помочь разобраться в том, что я делаю правильно, а что неправильно. Возвращаясь к разговору о Чехии, там мы проработали два года в одном клубе.

— Расскажите, как Настя в тот момент относилась к теннису. Насколько ей нравилось это занятие? Какие у неё были успехи?
— В 12-летнем возрасте она уже играла детские турниры в категории до 14 лет, да и вообще много выступала в турнирах разных возрастных категорий, что-то выигрывала, где-то проигрывала. Тогда впервые её заметили тренеры сборной и пригласили в национальную команду, вместе с которой она выиграла Кубок Европы и Кубок мира. В 13 лет она начала выступать в турнирах ITF. Её характер и амбиции позволили ей в январе 2005 года на турнире 1-й категории в Чехии дойти до финала и в решающем матче обыграть нынешнего игрока топ-10 Агнешку Радваньску.

Вообще, она всегда любила соревнования, даже на уровне города или области. Мы никогда не стеснялись таких турниров – была возможность, значит играли.

— На протяжении нескольких лет Александр входил в состав сборной России по своему возрасту, принимал участие в розыгрыше командных Кубка мира и Кубка Европы. Но его взрослые успехи ограничиваются несколькими выигранными турнирами ITF и 704-й строчкой в рейтинге АТР. Почему он так рано закончил с карьерой игрока?
— Это самый сложный и больной вопрос для всей нашей семьи. До сих пор однозначного ответа нет. Здесь сработала некая сумма всех плюсов и минусов. В тот момент был как раз период становления роста. Папа благодарен всем тем людям, которые нам помогали, но, к сожалению не было того человека, который смог бы понять всю глубину данного вопроса. Все помнят момент, когда Александр был в Барселоне, но никто не помнит момента, когда мы уехали оттуда, и по сути дела не знали, куда нам деваться дальше. На тот момент, когда мы тренировались в Самаре, мы даже не могли найти себе нормального спарринга и добротных условий. Пришлось искать возможности в Москве. Большое спасибо старшему тренеру юношеской сборной Горелову Владимиру Андреевичу, который взял нас под опеку и во многом помогал нам. На самом деле, я не знаю, почему так получилось. Это тот эпизод, который даже не хочется сейчас вспоминать.

Мало кто знает, но мы приехали к нему в академию все вместе – и я, и мама, и Саша, и Анастасия. Но потом было уже глупо находиться там всей семьей, и когда я увидел, что условия в академии соответствуют тому, что нам необходимо, да и Александр по сути уже справлялся с работой один, я стал от них дистанцироваться.
— Александр числился как спарринг-партнёр Насти, а также как тренер. Поясните, чем занимались вы, а какие обязанности были у Александра.
— Саша какое-то время пытался сам ещё что-то играть. Плюс получилось так, что он остался в Москве, а мы жили в Самаре. Он пытался играть профессиональные турниры: и "челленджеры", и "фьючерсы". Получалось с переменным успехом, где-то было здорово, где-то не совсем удачно. По сути дела, мы его медленно подготавливали к тому, чтобы он занимался с Настей. Это было семейное решение.

В Чехии мы нашли себе хороший клуб, который предоставил нам возможность абсолютно бесплатно работать у них. Именно тогда мы его впервые к себе взяли, и, по сути, он работал тренером-спаррингом. Я отдаю себе отчёт в том, что к тому моменту с Настиной скоростью я уже не справлялся, а просто выбрасывать мячи из корзины было бы преступлением. Потому Саша делал огромную работу в качестве спарринга. Мне тогда очень хотелось, чтобы он в тренерской работе набирался опыта. В спорах рождалась истина, и мы тогда много дискутировали, порой по-семейному на повышенных тонах, но он стал быстро расти как тренер. Не боюсь заявить, что через пару лет в России будет очень хороший профессиональный тренер, который будет не только бегать и бить, но ещё и думать головой.

— Около двух лет Настя тренировалась в академии Патрика Муратоглу. Как она туда попала? В это время вам с Александром пришлось отойти от занятий с дочерью, не так ли?
— На самом деле тренироваться у Патрика было нашим семейным решением. Эту академию нам предложил наш старый друг, один из топ-менеджеров фирмы Babolat, с которой у нас был контракт. Почему мы уехали из Чехии? Там произошёл такой момент: поменялся хозяин клуба, в котором мы работали, и начались меняться условия наших взаимоотношений. Тогда мы решили попробовать другой вариант, и возникла идея с Патриком.

Мало кто знает, но мы приехали к нему в академию все вместе – и я, и мама, и Саша, и Анастасия. Но потом было уже глупо находиться там всей семьей, и когда я увидел, что условия в академии соответствуют тому, что нам необходимо, да и Александр по сути уже справлялся с работой один, я стал от них дистанцироваться. Нельзя сказать, что я наблюдал за всем этим процессом со стороны, нет, я приезжал на крупные турниры, смотрел, как она выступает, бывал в академии, где наблюдал за процессом тренировок, общался с Патриком. В какой-то момент возникла такая ситуация, что Патрик сам изъявил желание стать личным персональным тренером Анастасии. Мы решили попробовать, и это протянулось чуть меньше года, в районе 9-10 месяцев.

— Почему этот союз распался?
Сейчас мы много используем и московские базы, и подмосковные. Пытаемся найти взаимопонимание с одним барселонским клубом. С ней почти всё время находится Александр. Кстати, можно упомянуть и о проблемах: барьер "брат-сестра". Тут большого секрета нет – внутри семьи действительно непросто работать, так как ты гораздо быстрее друг на друга заводишься, всё намного эмоциональнее. Да и в полной концентрации профессиональному игроку тяжело находиться весь год, так что поглотителем негативной энергии у нас является мама.
— Это сложный вопрос. Нельзя сказать, что Настины результаты стали падать или Патрик делал что-то неправильно, просто, возможно, именно Насте эта методика перестала подходить. Никто ничего друг от друга не скрывал, все эти вопросы обсуждались, и он сам принял решение, что им лучше расстаться. Это произошло на очень дружеской ноте, он до сих пор рад видеть нас в своей академии.

— После окончания работы в этой академии Настя вновь стала сотрудничать с Александром. Расскажите, что происходит сейчас. Какая роль в этом деле отводится ему, какая вам?
— Верно. Сейчас мы много используем и московские базы, и подмосковные. Пытаемся найти взаимопонимание с одним барселонским клубом. С ней почти всё время находится Александр. Кстати, можно упомянуть и о проблемах: барьер "брат-сестра". Тут большого секрета нет – внутри семьи действительно непросто работать, так как ты гораздо быстрее друг на друга заводишься, всё намного эмоциональнее. Да и в полной концентрации профессиональному игроку тяжело находиться весь год, так что поглотителем негативной энергии у нас является мама. Она тоже проделывает огромную работу, находясь вместе с Настей. Ну а на шее Саши сейчас практически вся её подготовка.

Я помогаю по мере возможностей ввиду того, что сейчас занимаюсь административной работой в Федерации тенниса нашей области. Я являюсь больше наблюдателем со стороны и стараюсь держать ту линию, с которой мы стартовали. Это у нас происходит на уровне семейных советов: мы собираемся с мамой, с Сашей и обсуждаем, ну а если наши мнения заходят в тупик, то не стесняемся обратиться за советом к кому-нибудь ещё.

— После победы в Стамбуле Анастасия начинает американскую серию хардовых турниров. Каковы её планы на это время? Каковы цели?
— Секрета тут нет: планы всегда одни – хорошо играть и быть здоровой. Это самое главное.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →