Клийстерс: люблю, чтобы всё было быстро
Фото: Reuters
Текст: Сергей Можаев

Клийстерс: люблю, чтобы всё было быстро

Победительница турнира в Цинциннати Ким Клийстерс поделилась впечатлениями об игре, о том, как дождь повлиял на результат матча, о своих дальнейших планах и о многом другом.
17 августа 2010, вторник. 18:45. Теннис
Ровно год прошёл с того момента, как бельгийка Ким Клийстерс вернулась в профессиональный тур. Именно в августе 2009 года, на турнире в Цинциннати, после двухлетнего перерыва в выступлениях она снова взялась за ракетку. Тогда после трёх побед в четвертьфинале её остановила россиянка Динара Сафина. В этом году равных бельгийке в штате Огайо уже не было. После финала, в котором Клийстерс смогла победить Марию Шарапову, отразив несколько матчболов, она поведала на пресс-конференции о своём успехе.

Последняя моя победа на турнирах пришлась на Майами, после этого была и травма, и ещё много всего, поэтому приятно вновь победить, и не просто, а по пути обыграв таких теннисисток как Мария Шарапова и Флавия Пеннетта. Это придаст мне уверенности не только на следующей неделе в Монреале, но и потом, на US Open.
— Ким, как именно пауза, вызванная дождём, помогла вам в финале? Вы проиграли первый сет, во втором также проигрывали с брейком, но смогли вернуться в матч.
— До перерыва у меня было и хорошее ощущение, и плохое. Хорошим было то, что я не была обеспокоена ситуацией или, по крайней мере, не чувствовала этого. Присутствовала уверенность в ударах. Я очень здорово играла с задней линии и заставляла её двигаться. Думаю, по этой части игры всё было в порядке, но вот с подачей были большие проблемы, никак не удавалось поймать ритм. Это расстраивало. Конечно, когда подача не идёт, на тебя оказывается ещё большее давление при игре на приёме. Зная о проблемах на своей подаче, на брейк-пойнтах, ты думаешь не о том, что, воспользовавшись предоставленным шансом, следующий гейм будет более простым, а о том, что это возможность хоть как-то зацепиться и оставаться в игре.

Но после перерыва из-за дождя я вышла и старалась сосредоточиться на ударах с задней линии. Подача по-прежнему хромала, но я смогла преодолеть эту неприятность за счёт того, что играла агрессивно с самого начала. Я знала, что должна была делать. Невозможно просто заново начать матч, выйти из раздевалки и возобновить игру при счёте 0:0. Нужно быть готовым появиться на корте настроенным и заряженным на борьбу за каждое очко. Это я и старалась делать.

— После того как матч был продолжен и вы взяли свою подачу, а затем и подачу Марии, публика стала гораздо активнее болеть, чем до этого. Вы почувствовали эту перемену?
— Да, безусловно. Это даёт дополнительную энергию, я знала, что если смогу сделать брейк, хоть это было и непросто, матч может пойти по совсем иному сценарию. Я хорошо выполняла удары, не могу сказать, что Маша играла плохо, просто я чувствовала, что доминирую на корте. Это помогло мне и на тай-брейке. Я была спокойна и смогла заставить её испытывать дополнительное напряжение. Она в свою очередь сделала несколько двойных ошибок, и, конечно, все ощущали, что матч переворачивается с ног на голову.

— Непосредственно перед тем как начался дождь, вы смогли отыграть три матчбола. Казалось, что вы можете получить дополнительный импульс, а перерыв всё испортит.
— Да, именно так. Когда я увидела капли, подумала: "Только не это". Я хотела удержать свою подачу, потому что у меня были шансы на приёме. Меня больше беспокоила игра на своих геймах. Как я уже говорила, мои удары меня устраивали, а вот подача стала главным разочарованием сегодня.

— Вы заметили какие-нибудь изменения в игре Марии после того, как она взяла медицинский перерыв, в её движении, стала ли она играть более агрессивно?
— Думаю, да. Она начала играть более смело, пыталась атаковать при любой возможности, стала допускать больше двойных ошибок, возможно, этим она заразилась от моей игры в первых двух сетах. Дело в том, что Мария из числа игроков, которые играют очень мощно и глубоко, но очень сложно попадать близко к линиям, выполняя такие удары. Поэтому я знала, что, как только почувствую возможность, мне нужно взвинтить темп и заставить её двигаться. У меня это хорошо получалось делать в концовке второго и в третьем сете.

— Мария играла подряд 6 дней и 12 сетов. Пытались ли вы подержать мяч в игре, заставляя её ещё больше двигаться? Какова была ваша тактика на матч?
— Нет, как я уже говорила, она одна из самых стабильных "бьющих" теннисисток. Как только ей выпадает возможность удобно подойти и ударить по мячу, она это выполняет настолько аккуратно и чётко, что давление на тебя только нарастает, и выпутаться из такой ситуации уже не представляется возможным. Мне нужно было сбивать её с ритма. У меня нет такого сильного и плоского удара, как у Маши. Я пыталась играть больше по углам, разводить её, не давать ей возможности выполнять удары в один и тот же угол. Это то, что мне удавалось делать до самого конца матча.

— В прошлом году турнир в Цинциннати стал первым после вашего возвращения в тур. Является ли победа здесь для вас чем-то особенным?
— Конечно. С турнирами, где ты побеждал, всегда устанавливаются какие-то особые приятные ощущения. Уже только тем, что он был первым после возвращения, турнир в Цинциннати стал для меня особенным. Для всех членов моей команды было приятно вернуться туда, где в прошлом году всё начиналось. Победа же здесь значит для меня очень много. Последняя моя победа на турнирах пришлась на Майами, после этого была и травма, и ещё много всего, поэтому приятно вновь победить, и не просто, а по пути обыграв таких теннисисток, как Мария Шарапова и Флавия Пеннетта. Это придаст мне уверенности не только на следующей неделе в Монреале, но и потом, на US Open.

Я играю важные турниры и морально всегда должна оставаться раскрепощённой. Ко всему прочему, как мать, я должна нести ответственность за любое своё решение. Для меня очень важна забота о дочери Джаде, и я хочу чувствовать, что уделяю ей достаточно внимания. Так будет всегда, пока я играю, это часть моего графика.
— Когда на тай-брейке вы проигрывали 0:3, не показалось ли, что матч ускользает от вас?
— Нет, в такие моменты об этом не думаешь. Она в тот момент ещё и подавала. Я знала, что если выиграю одно или два очка на её подаче, то смогу вернуться в игру. Я не чувствовала усталости, хорошо двигалась и отбивала все мячи, заставляя наносить ещё один лишний удар. Несколько раз она ошиблась, и это дало мне дополнительный заряд, что и требуется на тай-брейке, потому что ты или выигрываешь, или проигрываешь. Как только я победила на тай-брейке, почувствовала облегчение, но мне нужно было сконцентрироваться и продолжать играть, чтобы хорошо начать третий сет.

— Вы не играли целый месяц, а потом вышли на корт и сразу выиграли турнир без всякой разминки. Может, вам теперь всегда перед турниром месяц отдыхать?
— Возможно, мне нужно следовать такой тактике. Конечно, не хочется получать травмы. Это самое неприятное, что только может быть, когда возвращаешься в тур. Сначала ты здорова и готова сражаться с сильнейшими теннисистками планеты, а потом тебе приходится восстанавливаться, посещать физиотерапевта и заниматься подобными делами. Это не может не расстраивать. Но упорная работа всегда приносит плоды. Вот, например, Мария – одна из самых трудолюбивых теннисисток. Здорово, что она вернулась после травмы и так здорово играет. Я думаю, мы с ней сыграем ещё не один подобный матч. Сегодня действительно чаша весов могла склониться в любую сторону.

— Соотношение между активно выигранными мячами и невынужденными ошибками у вас заметно улучшилось. Можно ли сказать, что чувство мяча и ритм игры вернулись к вам?
— Да, для меня это так. Я всегда стараюсь достичь определённого уровня игры – активно играть с задней линии, внутри корта, варьировать направления ударов, когда это требуется. Я не стала менять свою тактику, даже несмотря на то что я допускала больше невынужденных ошибок, и как я говорила всю неделю, не могла поймать ритм, я продолжала попытки нащупать свою игру. Наконец-то у меня стали получаться хорошие розыгрыши, и именно это заставляет продолжать совершенствовать свою игру. Безусловно, сегодня всё было намного лучше, но не идеально. Количество ошибок снизилось, но появились проблемы с подачей. В общем, есть над чем работать.

— Вчера у вас был очень короткий поединок. Как много времени потребовалась сегодня, чтобы поймать ритм игры?
— Вчера я хорошо начала, это как раз то, чего мне не хватало в предыдущих встречах. Я знала, что это и сегодня будет важным аспектом. Думаю, у меня получилось, было несколько напряжённых геймов, неплохих розыгрышей в начале финального поединка. Я действительно чувствовала уверенность на старте последних двух матчей. Конечно, было неприятно то, как закончился полуфинал (Ана Иванович снялась при счёте 2:1. – Прим. ред.), но тем не менее я довольна тем, как вхожу в игру, это поможет мне в будущем.

— Благодаря сегодняшней победе вы подниметесь на четвёртую строчку мирового рейтинга. Когда вы только вернулись в тур, ожидали такого места спустя год?
— Я никогда не ставила перед собой задачу занять какое-то место в рейтинге. После пропущенного месяца очевидно, что позиция в мировой классификации и задача сыграть больше турниров, чтобы занять более высокое место, не входили в мои планы. Я хочу быть на высоте в ответственные моменты. Я играю важные турниры и морально всегда должна оставаться раскрепощённой. Ко всему прочему как мать я должна нести ответственность за любое своё решение. Для меня очень важна забота о дочери Джаде, и я хочу чувствовать, что уделяю ей достаточно внимания. Так будет всегда, пока я играю, это часть моего графика.

— Вы настоящий боец и всегда хотите побеждать, но всем очевидно, что за пределами корта у вас столько всего интересного. Каковы ваши ожидания от турниров "Большого шлема", если сравнивать до ухода из тенниса и сейчас?
— Вы знаете, мои ожидания ничуть не отличаются, неважно, US Open это, Уимблдон или другой турнир меньшего масштаба. Я всегда хочу побеждать, в каждой игре, в которой принимаю участие. Я забываю, где именно нахожусь, и концентрируюсь на сопернике, который по ту сторону сетки. Конечно, здорово, когда пик формы выпадает на большие турниры, и я стараюсь показывать свой лучший теннис именно на таких турнирах.

Я просто старалась постоянно подавать с первого мяча. Каждый раз, когда у неё не получался приём, я говорила себе: "Всё хорошо, нужно ещё раз, ещё раз". Несколько раз она рискнула на моей второй подаче, и я ничего не смогла сделать с таким приёмом. В таких моментах нужно просто забыть о том, сколько матчболов было, и сконцентрироваться на следующем розыгрыше, неважно – счёт ровно или у тебя преимущество.
— Поскольку вы теперь четвёртая ракетка мира, у вас будет, грубо говоря, ваша собственная четверть на US Open. Имеет ли это какое-то значение? В прошлом году вы вообще не были в числе сеяных. Поможет ли это вам?
— Нет, я об этом не думаю, тем более на таких турнирах. Невозможно предугадать, какая будет сетка. Все четверти будут сложными и, чтобы победить, надо действительно быть самой лучшей. Тяжёлый матч будет и в полуфинале, и в четвертьфинале, да даже в первом-втором круге может получиться непростая встреча. Это настоящее испытание. В этом и заключается прелесть таких турниров.

— Испытывали ли вы дополнительное напряжение, когда от победы отделяло всего лишь одно очко? У вас было несколько матчболов.
— Не могу сказать, что я нервничала, я просто старалась постоянно подавать с первого мяча. Каждый раз, когда у неё не получался приём, я говорила себе: "Всё отлично, нужно ещё раз, ещё раз". Несколько раз она рискнула на моей второй подаче, и я ничего не смогла сделать с таким приёмом. В таких моментах нужно просто забыть о том, сколько матчболов было, и сконцентрироваться на следующем розыгрыше, неважно – счёт ровно или у тебя преимущество. Конечно, большая разница между "не думать об этом" и "стараться не думать". Где-то в подсознании я всё равно беспокоилась, но скорее насчёт того, как удержать подачу, чем как завершить матч.

— Вы не тратите много времени на подготовку между розыгрышами. Сложно ли было играть с Марией, которая считается одной из самых медлительных теннисисток?
— Ко всему подстраиваешься. Я быстро втянулась в такой ритм. Когда я только начинала карьеру, мне приходилось играть с теннисистками, которые очень быстро готовились к розыгрышу, например, Линдсей Дэвенпорт, одна из самых быстрых. Меня не беспокоило то, что Мария использует практически всё время, отведённое между розыгрышами. За разрешённые рамки она не выходила. У каждого игрока свой ритм, который его устраивает, — время, необходимое, чтобы восстановиться после затяжного розыгрыша. Но я люблю, чтобы всё было быстро (смеётся).

— На концовке матча присутствовала ваша дочь, Джада, которая смотрела, кричала и поддерживала вас. Что вы чувствовали в тот момент и вообще повлияло ли это на игру?
— Я видела её. На самом деле она сидела высоко, поэтому я заметила её только, когда Мария взяла медицинский тайм-аут. Я услышала её: "Мама", обернулась и поняла, что вот она, здесь. Я начала готовиться к продолжению матча, прыгала, разминалась, когда до конца тайм-аута оставалась ещё минута, затем увидела её, она прыгала, махала руками, и я поздоровалась с ней так, что никто этого не заметил (смеётся). Это здорово видеть её на трибуне. Сейчас она уже, правда, в отеле, время сна, но она может сидеть и смотреть матч до тех пор, пока там есть ступеньки, по которым она может ходить туда-сюда. Это действительно забавно. Она, кстати, до сих пор не чувствует разницы между победой и поражением, и это прекрасно.
Источник: WTA
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →