Федерер: у меня нет причин для беспокойства
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Федерер: у меня нет причин для беспокойства

Роджер Федерер рассказал о своей работе с Аннаконе, желании вернуть себе первую строчку рейтинга ATP, планах на Лондон-2012 и преимуществах новых технологий.
19 августа 2010, четверг. 17:40. Теннис

Экс-первая ракетка мира Роджер Федерер вернулся в Цинцинатти, чтобы защитить свой титул победителя турнира. Сезон на харде швейцарец открыл в Торонто, где дошёл до финала, уступив там Энди Маррею в двух партиях с одинаковым счётом 5:7. Защиту титула в штате Огайо Роджер начал с победы над Денисом Истоминым из Узбекистана, следующий на очереди – немец Филипп Кольшрайбер. На официальной пресс-конференции победитель Australian Open-2010 ответил на вопросы журналистов.

На последней Олимпиаде за 8 дней я провёл очень много матчей. Конечно, участвовать в борьбе за три золота игр было бы неплохо, но и в Сиднее, и в Пекине у меня даже не было времени посмотреть другие соревнования. А с учётом микста за восемь дней придётся провести около 15 встреч.

— Роджер, пару месяцев назад журнал ESPN The Magazine главной темой номера сделал вас. В частности, они писали о том, что ключом к доминированию в мужском теннисе является ваше движение в корте. Сравните этот компонент у вас и у ваших соперников.
— Ну конечно, ведь они главные эксперты (смеётся). Разумеется, каждый игрок двигается по-своему. Огромное значение для того, как вы подходите к мячу, имеет координация. Играть одной рукой слева удобнее и правильнее, чем использовать удар двумя руками. И это несмотря на то что некоторые игроки из первой десятки обладают просто великолепными бэкхендами. Иногда кажется невероятным, как им удаётся использовать этот приём, находясь в открытой позиции. Движение в корте значит очень много, но далеко не всё.

— В Цинциннати вы прилетели из Торонто. Как идёт процесс акклиматизации?
— Я очень часто играю в Цинцинатти после Монреаля или Торонто, так что давно уже привык. Первый матч всегда выдаётся непростым, так было и на этот раз.

— Роджер, расскажите о вашей работе с Полом Аннаконе. В каком режиме протекают тренировки, он сам составляет программу или вы делаете это вместе?
— Да, в основном мы вместе разрабатываем стратегию тренировочного процесса. Мы оба большие профессионалы, поэтому и у него, и у меня всегда есть что добавить. На данный момент это всё, что я могу сказать.

— В Пекине-2008 вы выиграли золото в парном разряде. Организаторы Игр в Лондоне уже объявили о проведении соревнований в миксте. Вы уже думали о своей возможной партнёрше? И собираетесь ли вообще принимать участие в соревнованиях смешанных пар?
— Пока я об этом не задумывался. На самом деле Олимпийские игры – это своеобразный марафон. На последней Олимпиаде за 8 дней я провёл очень много матчей. Конечно, участвовать в борьбе за три золота Игр было бы неплохо, но и в Сиднее, и в Пекине у меня даже не было времени посмотреть другие соревнования. Я действительно был очень занят теннисом. А с учётом микста за восемь дней придётся провести около 15 матчей. Это очень тяжёлый график. Я пока не уверен, что хочу принять участие в трёх турнирах.

— Роджер, много было сказано о том, что уровень вашей игры по сравнению с прошлым годом несколько снизился. А что вы сами думаете об этом?
— Действительно, такие разговоры идут. Но смотрите, прошлогоднее лето для меня выдалось замечательным. Победы на «Ролан Гаррос» и Уимблдоне — лучшее тому подтверждение. Однако перед этим зимой, когда я проиграл Надалю на Открытом чемпионате Австралии, все также говорили, что эра Федерера в мужском теннисе закончилась. Никто не ждал моего возвращения. Однако я смог выиграть два турнира, дошёл до финала US Open и выиграл Открытый чемпионат Австралии [2010]. Стоит только неудачно сыграть на каком-нибудь турнире «Большого шлема», как все вокруг начинают говорить о твоём спаде. Для меня главное, чтобы я сам был доволен своей игрой. Весной мне немного не повезло в Майами и Индиан-Уэллсе. В матчах с Бердыхом и Багдатисом я имел матчболы, но тем не менее проиграл. Хотя на харде я обычно чувствую себя прекрасно. Три из четырёх матчей на глине я проиграл из-за начавшегося дождя. Я не жалуюсь, так как оба теннисиста находятся в одинаковой ситуации, но дождь мне очень мешает. К тому же все мои соперники показывали отличный теннис. Сейчас наступил сезон на харде, который продлится большую часть года. На первом же турнире в Торонто я дошёл до финала и очень доволен таким результатом. Это очень важно – хорошо стартовать.

Надаль – безусловный король на глине. Что касается меня, то я всегда доминировал на кортах с твёрдым покрытием и на траве. Однако сейчас появились Маррей и Джокович, играть с ними очень сложно. Чтобы победить на турнире «Большого шлема», недостаточно выиграть только у меня или у Надаля, нужно будет победить трёх или четырёх теннисистов из первой десятки. А это очень непросто.

— Турнир в Цинциннати в последний раз проводится отдельно для мужчин и женщин. Со следующего года формат изменится, мужские и женские игры будут проходить в одно время. А какой формат больше нравится вам?
— Я предпочитаю раздельные турниры. Чем меньше игроков, тренеров, обслуживающего персонала, тем спокойнее. Когда на кортах проводится меньше игр, покрытие лучше сохраняется. И опять же, для болельщиков гораздо интереснее две недели тенниса, чем одна, но слишком насыщенная. В Цинцинатти всегда проводят большую работу по подготовке к играм. У них есть свой крупный турнир, и они чрезвычайно горды этим. Мне здесь нравится, и я с удовольствием приезжаю в этот город каждый год.

— За свою карьеру вы выиграли 16 турниров «Большого шлема». Сколько нужно выиграть ещё, чтобы чувствовать себя полностью удовлетворённым?
— Это будет ясно, когда я завершу свою карьеру. Вот тогда мы и увидим, что у меня получилось, а что нет. Я никогда не ставил себе задачи достигнуть определённого числа побед.

— Ваши 16 титулов против восьми «Больших шлемов» Надаля… Остальные соперники пока далеко позади. Видимо, только Рафаэль сможет вас догнать. А сможет ли?
— Надаль – безусловный король на глине. Это дало ему возможность регулярно выигрывать «Ролан Гаррос». Хотя в любом случае столько титулов в его возрасте – это очень внушительное достижение. И он продолжает совершенствоваться на других покрытиях. Яркий пример – его победа надо мной в Майами на харде. Не помню, в каком году это было, но уже тогда стало понятно, что у него есть все данные, чтобы блистать и на быстрых кортах. Логично, что если можешь победить на любом покрытии, то ты наверху. Рафаэль здорово прибавляет. Он уже выиграл Открытый чемпионат Австралии, неоднократно играл в полуфиналах US Open. Что касается меня, то я всегда доминировал на хард-кортах и на траве. Однако сейчас появились Маррей и Джокович, играть с ними очень сложно. Чтобы победить на турнире «Большого шлема», недостаточно выиграть только у меня или у Надаля, нужно будет победить трёх или четырёх теннисистов из первой десятки. А это очень непросто.

— Как вы думаете, насколько важна психологическая готовность перед игрой?
— Очень важна. Ты должен быть максимально настроен. Если ты не уверен, не готов к победе – ты проиграл ещё до выхода на корт. Классный игрок всегда уверен в своём превосходстве над любым соперником.

Я всегда старался совершенствоваться. Даже когда уверенно занимал первую строчку рейтинга. В моменты моего спада в игре я был в тройке, а на прошлой неделе вновь стал вторым. У меня нет никаких причин для беспокойства. Я продолжаю работать над разными компонентами своей игры, особое внимание уделяя наиболее важным моментам.

— Роджер, вы много лет были первым номером в теннисе. Ваши соперники, стремясь соответствовать вашему уровню, очень здорово прибавили. Что от вас требуется, чтобы вновь стать номером один?
— Нужно работать и ещё раз работать. Я всегда старался совершенствоваться. Даже когда уверенно занимал первую строчку рейтинга. В моменты моего спада в игре я был в тройке, а сейчас вновь стал вторым. У меня нет никаких причин для беспокойства. Я продолжаю работать над разными компонентами своей игры, особое внимание уделяя наиболее важным моментам. Оглядываясь назад, я удивляюсь тому, насколько я превосходил всех соперников, какую уверенную игру показывал. И сейчас мне вполне по силам вернуть первенство. Я уже выиграл Australian Open в этом году, рассчитываю выиграть Открытый чемпионат США и итоговый «Мастерс».

— Сейчас стало модно вести разговоры о преимуществе в использовании новых, более жёстких и лёгких ракеток. Как вы думаете, победы ваших соперников не связаны с новыми технологиями? И как вы относитесь к новинкам?
— Я так не думаю. Есть достаточно других причин, которые повлияли на мои поражения, и они связаны непосредственно с самой игрой. В своей же экипировке никаких существенных изменений я не проводил. Выбор мной сделан ещё в 2002-м. С тех пор очень тесно сотрудничаю с Wilson, всегда знаю, что из новинок рынка они могут мне предложить. Хотя действительно думаю, что увеличенные размеры ракетки и использование новых синтетических материалов для струн помогает многим игрокам.

— А вы используете синтетические струны?
— Да. Половина наполовину.

Источник: ATP Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 1
23 июня 2017, пятница
22 июня 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Как Виктория Азаренко выступит на Уимблдоне после длительной паузы из-за рождения ребёнка?
Архив →