Куэрри: надо больше пить...
Фото: Reuters
Текст: Сергей Можаев

Куэрри: надо больше пить...

Американец Сэм Куэрри, обыграв своего друга и соотечественника Брэдли Клана – 3:1, рассказал о том, как готовился к турниру, похвалил Харрисона и предложил тактику Джону Иснеру.
2 сентября 2010, четверг. 13:31. Теннис
На US Open завершил выступление главный местный фаворит Энди Роддик. В упорной борьбе он уступил сербу Янко Типсаревичу. Следующим в списке надежд американской публики стоит Сэм Куэрри. В этом сезоне он уже выиграл титулы на всех покрытиях и по праву считается одним из претендентов на хорошее выступление. О своей готовности, о том, как не получить обезвоживание, а также о других американских теннисистах тёмная лошадка поведал на пресс-конференции.

Обсуждалось, стоит закрывать крышу или нет, если становится слишком жарко. Мне кажется, что теннис физический вид спорта. Ты должен быть вознаграждён за всё, что ты делаешь. Для кого-то солнце слишком сильно, но если ты можешь справиться с этим и хорошо готов физически, то ты не должен быть наказан за это игрой под крышей.
— Сэм, когда состоялась жеребьёвка, вы были удивлены тем, что придётся играть против Брэдли Клана, с которым вы тренируетесь?
— Немного. Никогда не знаешь, с кем предстоит сыграть, поэтому, конечно, неприятно, что мне пришлось играть с ним. Мы тренировались вместе на протяжении двух месяцев. Он один из немногих теннисистов, против кого я не хотел бы играть. Закон подлости.

— Он вас чем-нибудь удивил? Всё-таки вы вместе тренируетесь и наверняка знаете, на что он способен.
— Поначалу он немного нервничал, но это в порядке вещей. Я тоже нервничал. Он хорошо играл, он левша, и у него прекрасная подача, хороший форхенд. Я действительно был впечатлён его сегодняшней игрой.

— Не могли бы вы прокомментировать удар, которым вы попали в соперника?
— Это была случайность, он сыграл укороченный, я побежал за мячом, но он выполнил удар лучше, чем сначала показалось, поэтому я немного растерялся и не знал, куда пробить. В итоге я попал в него, я не хотел этого, и мне было очень неловко, потому что он мой друг.

— Жара доставила неприятности?
— Там действительно очень жарко, мне было нелегко. Ноги сводило из-за судорог, у Брэдли было то же самое, чуть хуже, правда, чем у меня.

— Этим летом бывало и жарче?
— В Вашингтоне было ужасно, но там влажность была более высокая. Здесь же просто невероятно, это был один из самых "жарких" матчей этим летом. Я много пил воды и делал всё правильно, но тут просто дико жарко.

— Вы поддерживаете введение правил против игры при жаре и для мужчин?
— Нет, мы об этом разговаривали на собрании недавно. Обсуждалось, стоит закрывать крышу или нет, если становится слишком жарко. Мне кажется, что теннис физический вид спорта. Ты должен быть вознаграждён за всё, что ты делаешь. Для кого-то солнце слишком сильно, но если ты можешь справиться с этим и хорошо готов физически, то ты не должен быть наказан за это игрой под крышей.

— Вы окончили университет, а затем стали профессионалом. Учитывая уровень игры вашего соперника, что бы вы ему посоветовали сделать? Вернуться в университет или начать играть?
— Тяжело сказать, он может играть в туре. Мы всё лето с ним тренировались, он здорово играет, много сетов берёт. Я думаю, любое решение будет правильным. Он может улучшить игру как в родном университете в Стэнфорде, так и в туре.

— Вы гораздо лучше него играете в целом, но что сегодня помогло вам победить?
— Немного опыта. В третьем сете при счёте 5:5 заставил его лишний раз ударить по мячу и совершить ошибку. Больше, собственно, ничего.

— Как вы думаете, лишний сет поможет вам в будущем как-то лучше чувствовать себя на турнире?
— Нет, лучше бы я провёл на корте час, от силы полтора. Мои ноги были очень сильно напряжены. Это мне вряд ли поможет, единственное, я знаю, что нужно больше пить воды.

— Вы будите изменять свой график, подготовку, зная, что вас ждёт матч в таких ужасных условиях?
— Кто-то сказал мне, что в пятницу будет дождь. Знаете, я пью очень много воды. Я разговаривал с разными тренерами, я буду больше стараться. Я пью порядка 6 бутылок воды в день, всякие энергетики, коктейли, мне нужно увеличить уровень потребления до 10 бутылок.

У меня специальная силовая повязка на руке, после каждого розыгрыша мне приходится её поправлять, но, с другой стороны, мне есть чем заняться в паузах, нет времени, например, злиться на себя, это здорово. Это уже вошло в привычку. Я думаю, что это очень помогает мне.
— Кроме питья больше ничего сделать нельзя?
— Я мог бы, например, лучше подготовиться к сегодняшнему матчу, лучше позавтракать, больше воды выпить перед игрой. Но всё вокруг воды построено, надо больше пить.

— В конце четвёртого сета было чувство обезвоживания? Ноги сводило?
— Да уж, если бы он смог выиграть этот четвёртый сет, пятый получился бы захватывающим. У него ноги сводило сильнее, чем у меня. Не знаю, на что был бы похож такой сет, наверное, подача и один удар.

— После Парижа вы заявили, что устали путешествовать, у вас нет сил.
— Да, именно так.

— Как вы себя ощущаете морально сейчас, если сравнивать с тем, что было после Парижа?
— Гораздо лучше, я прекрасно себя чувствую. Я пытаюсь оставаться в хорошем настроении и не думать ни о чём другом. У меня специальная силовая повязка на руке, после каждого розыгрыша мне приходится её поправлять, но, с другой стороны, мне есть чем заняться в паузах, нет времени, например, злиться на себя, это здорово. Это уже вошло в привычку. Я думаю, что это очень помогает мне.

— Как вы готовились к этому турниру? Это лето очень жаркое, как удаётся справляться с этим?
— Я быстро восстановился морально, потому что на 6 дней отправился домой, потом вернулся и прекрасно выступил в Квинсе (победа. – Прим. "Чемпионат.ру") и на Уимблдоне (4-й круг. – Прим. "Чемпионат.ру"). Потом у меня было время на отдых перед турниром в Лос-Анджелесе. Было примерно две недели на отдых. В Цинциннати проиграл в среду Ферреру, то есть ещё две недели отдыха, спокойствия. Сейчас я чувствую себя готовым, полным сил.

— Что вы знаете о Райане Харрисоне и ваш прогноз на матч Джона Иснера?
— Я знаю Райана уже 4 или 5 лет. Я помню его, когда ему было ещё 15 лет, я тогда стал внимательно следить за его выступлениями. Когда мой матч закончился, я вернулся в раздевалку, Райан вёл 4:2 в четвёртом сете против Любичича (Харрисон победил со счётом 6:3, 6:7, 6:3, 6:4. – Прим. "Чемпионат.ру"). Я очень рад за него. Он очень много работает над своей игрой, ему пришлось пройти через квалификацию, он молодец. В следующем круге ему играть со Стаховским. Если он сможет хорошо сыграть, у него будут шансы на победу. В 18 лет он имеет шансы оказаться в третьем-четвёртом круге.

— Как бы вы оценили его потенциал?
— Самое лучшее в нём то, что он больше всего на свете хочет стать теннисистом. Он выходит на корт и хочет сделать всё правильно и хорошо. Это очень важно, ну и играет он прекрасно.

— А по Джону Иснеру?
— У него ещё есть пара часов перед матчем (Иснер победил Фредерику Жила со счётом 6:4, 6:3, 6:4. – Прим. "Чемпионат.ру"), и я надеюсь, его колено больше не болит. Оно ещё немного опухло. Но быстрые перемещения по корту не являются коньком Джона. Я думаю, он будет мощно подавать и попытается более агрессивно сыграть на приёме, чтобы сократить количество розыгрышей. Я виделся с ним вчера, он выглядел неплохо.

— В чём различия в психологии между игроками топ-8, 10, 12 и представителями топ-4? Вы учились справляться с давлением и хорошо играть против самых сильных теннисистов?
— Конечно, этому надо учиться, всё приходит с опытом. Я помню, как первый раз играл против Федерера, когда мне было 18 лет. Я вышел на корт, зная, что проиграю.
Я помню, как первый раз играл против Федерера, когда мне было 18 лет. Я вышел на корт, зная, что проиграю.

— Почему?
— Потому что мне было 18 лет. Роджер играл просто блестяще. Дело было в Майами, был вечерний матч. Я не знал, что проиграю, но я предполагал, что у меня нет шансов. Я пытался хотя бы не стесняться. Но чем больше ты играешь, тренируешься вместе с Роджером, Рафой, Энди, тем больше чувствуешь уверенность в себе. Сначала тренировочный сет берёшь, потом в игре получается, и так постепенно приходит вера в себя. В прошлом году я обыграл Роддика, который был седьмым в мире на тот момент. Когда ты видишь потом, как легко он обыгрывает других игроков, ты, зная, что смог его победить, начинаешь думать, что тоже так можешь. Сначала тренируешься с ними, потом играешь и потом уже побеждаешь их.

— Помните ли вы свою первую победу над представителем топ-20?
— Я помню, когда в первый раз обыграл Джеймса Блэйка в Индианаполисе, тогда он был в десятке. Это было прекрасно, я помню свои ощущения. В том матче я выполнил 10 эйсов подряд, всего в матче около 30 (34. – Прим. "Чемпионат.ру"). Мне кажется, что это был переломный момент в моей карьере.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →