Шарапова: зачем нам вспоминать матч с Удин?
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Шарапова: зачем нам вспоминать матч с Удин?

Мария Шарапова прокомментировала победу над Иветой Бенешевой на US Open, призналась, что довольно прохладно относится к комплиментам, и рассказала о том, у кого брала автографы.
3 сентября 2010, пятница. 16:32. Теннис

— Мария, матч получился довольно рутинным? Вам не надо было играть здорово, просто было необходимо быть стабильной и достаточно хорошо подавать...
— Да, я думала, что сегодня мне просто нужно играть стабильно, потому что я играла против левши. Тут было довольно ветрено. Важно попадать в корт и не стремиться всё время бить по линиям —

Главное — делать те вещи, которые, как вы полагаете, могут помочь вам победить не только в этом матче, но и в следующих. Делать те вещи, которые сделают тебя лучше, даже если будут стоить нескольких лишних ошибок.

необходимо было играть стабильнее. Мой процент попаданий с первой подачи было довольно низким в первом сете, но во втором всё пошло лучше, я заработала несколько очков благодаря подаче. В целом моё выступление получилось солидным. Я хорошо действовала в решающих розыгрышах.

— Во втором сете вы чувствовали, что контролируете ситуацию. Не было мысли попробовать что-то с прицелом на следующий матч?
— Главное — делать те вещи, которые, как вы полагаете, могут помочь вам победить не только в этом матче, но и в следующих. Делать те вещи, которые сделают тебя лучше, даже если будут стоить нескольких лишних ошибок. Для меня такие вещи — это быть агрессивной, не играть пассивно, сильно бить по мячу и не давать сопернику диктовать свои условия.

— О чём вы думаете, когда слышите, как ваша соперница рассказывает, что в детстве следила за вами?
— Да, это довольно сумасшедшее ощущение, потому что я ведь считаю себя ещё довольно молодой. По крайней мере мне хотелось бы так думать. Вообще здорово, что в третий круг здесь проходит 18-летняя участница. Думаю, это показывает, что на подходе новое поколение. Ну и действительно здорово, что на US Open такого успеха добилась американка.

— Она говорила о вашей психологической устойчивости — о том, что она хочет взять её на вооружение. Что вы думаете насчёт того, что подаёте пример другим теннисисткам?
— Хм, это странно. Это действительно странно, потому что мне всегда трудно, когда, например, я иду в больницу, общаюсь с детьми и они говорят мне, что хотят быть похожими на меня. Для меня это является лёгким шоком, странное ощущение. Я ведь далека от идеала. Во многих вещах я не слишком хороша. Я всегда говорю им, что они должны быть лучше меня и кого-либо другого.

Мне всегда трудно, когда, например, я иду в больницу, общаюсь с детьми и они говорят мне, что хотят быть похожими на меня. Для меня это является лёгким шоком, странное ощущение.
Одна из самых приятных вещей в нашей профессии — это, очевидно, то, что мы можем встречаться с совсем разными людьми из разных сфер. Можно с ними поговорить. Но я никогда не встречала кого-то, от кого фанатела бы.

Когда я росла, то идеализировала определённые моменты игры разных теннисистов, но никогда не думала, что кто-то так хорош, что я хочу быть на него похожей. Думаю, она всё-таки говорила насчёт моих достоинств. Очевидно, они помогали мне по ходу карьеры. В теннисе всегда быть сильной психологически иногда важнее, чем быть сильнее физически.

— Вы собираетесь изучать записи матчей тех оппонентов, с которыми вы незнакомы? Или вы просто выходите и играете в свою игру?
— Это не совсем моя работа. У меня есть тренер, который всё изучает, наблюдает за оппонентами. Да, у меня есть план на игру.

— Вы что-нибудь знаете о Капре?
— Не слишком много. Я знаю, что она американка и что ей 18 лет. Надеюсь, что я не ошибаюсь, что она в третьем круге(смеётся). Это о многом говорит.

— К разговору по поводу детей, говорящих, что они хотят быть похожими на вас. Вы не тот тип людей, который охотно принимает комплименты?
— Нет, в этом плане я остаюсь в тени.

— Вы прерываете людей и говорите им, что знаете все свои недостатки?
— Я не говорю открыто о своих недостатках(смеётся). Но я просто улыбаюсь и говорю: «Спасибо». Затем я просто думаю об этом: «Нет, ты хочешь быть лучше, чем ты есть».

— Вы когда-нибудь просили у кого-нибудь автограф?
— Да. У шеф-повара (улыбается).

— Должно быть, это было на каком-то ужине...
— Этого шеф-повара звали Хосе-Андреас. Испанский шеф-повар.

— В Вашингтоне?
— В Лос-Анджелесе. Я никогда не была в Вашингтоне, так что не могла быть там в ресторане. У кого ещё? У фотографа Питера Линдерберга.

— Обычно вас любит публика. Вы не примете близко к сердцу, если в следующем матче болельщики будут переживать за вашу соперницу?
— Думаю, это абсолютно понятно. Мы играем в Нью-Йорке. Когда кто-то пробивается вперёд, играет отлично, то нет причин, чтобы его не поддерживали.

— Майкл Джордан говорил то же самое. Он никогда не просил другого спортсмена дать автограф. Он не понимал, как это можно сделать, особенно если вы на площадке.
— Да. Вообще одна из самых приятных вещей в нашей профессии — это, очевидно, то, что мы можем встречаться с совсем разными людьми из разных сфер. Можно с ними поговорить. Но я никогда не встречала кого-то, от кого фанатела бы.

Когда я росла, то идеализировала определённые моменты игры разных теннисистов, но никогда не думала, что кто-то так хорош, что я хочу быть на него похожей. Думаю, она всё-таки говорила насчёт моих достоинств. Очевидно, они помогали мне по ходу карьеры. В теннисе всегда быть сильной психологически иногда важнее, чем быть сильнее физически.

Однажды, четыре или пять лет назад, в аэропорту Майами прямо перед нами в машине сидел Майкл Джордан. Я сидела в машине со своим тренером Майклом [Джойсом], даже не видела его. Но я сказала: «Думаю, это Майкл Джордан». Я увидела сумки с лейблом «Найк». Он вышел из машины — это правда был он! Боже мой, я не могла поверить! Это был единственный случай, когда я так угадала.

— Понятно, вы не берёте автографы. Но в паре кортов от вас были Мартина Навратилова и Джимми Коннорс. Вы как-то обратили на это внимание?
— Да, я повидалась с ними. Они комментируют матчи. Я попросила Мартину сделать несколько подач, ведь мне предстояло играть против левши.

— И как её подачи?
— Хорошие.

— Эйсы были?
— Да, она сделала эйс. Я ожидала, что она ударит в угол, а она подала в центр. Я осталась стоять на месте, а она сказала: «Йес!»

— Вы помните прошлогодний матч с Мелани здесь? Что вы помните о том вечере?
— Почему мы должны вспоминать тот матч?

— Вы и Майкл Джордан сотрудничайте с «Найком». Фил Найт (один из основателей компании. — Прим. «Чемпионат.ру») не приглашал вас на вечеринки?
— Я никогда не получала приглашений. Может быть, у них нет моего адреса? На самом деле я думаю, наши расписания слишком плотные, чтобы собрать всех вместе.

Источник: US Open Сообщить об ошибке
Всего голосов: 4
30 мая 2017, вторник
29 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Серена Уильямс покинула первое место рейтинг-листа WTA. Сможет ли она ещё раз туда вернуться?
Архив →