Кинг и Шведова: будем играть вместе до конца дней
Фото: Reuters
Текст: Сергей Можаев

Кинг и Шведова: будем играть вместе до конца дней

Победители US Open в женском парном разряде американка Ваня Кинг и Ярослава Шведова из Казахстана рассказали о своей победе, секрете успеха и планах на будущее.
14 сентября 2010, вторник. 15:40. Теннис
Ваня Кинг и Ярослава Шведова начали выступать вместе только с июня нынешнего года, но их успехи и слаженная работа поражают. В ночь на вторник по московскому времени в финале Открытого первенства США была переиграна американо-российская пара Лизель Хубер и Надежда Петрова – 2:6, 6:4, 7:6 (7:4). Эта победа стала для американо-казахстанского дуэта второй подряд на турнирах "Большого шлема" (первый титул Кинг со Шведовой завоевали на кортах Уимблдона).
Два года назад, в конце 2008 года, я начала тренироваться во Флориде со своими тренерами, усиленно тренироваться. Постепенно я чувствовала прогресс, и в 2009-м, и сейчас. Он был медленным, никто этого не замечал, кроме меня. Это процесс, долгий и сложный процесс, особенно если учесть, откуда я начинала. Я вообще не была уверена, что хочу дальше играть.
О том, что помогает им так здорово выступать, победительницы US Open рассказали на пресс-конференции, посвящённой их триумфу.

— Что вы сейчас чувствуете, выиграв два турнира "Большого шлема" подряд?
Шведова: Это странно. Я даже не чувствую, что мы победили, потому что сегодня был очень короткий день. Мы сыграли всего пару геймов. У нас была длинная разминка, мы уже на корт выходили готовыми к игре, но всё равно матч был очень быстрым. После этого остаются странные ощущения.

— Не могли бы вы рассказать, в чём секрет вашего успеха?
Кинг: Я думаю, что всегда неплохо играла в паре. Парные матчи давались мне легче всего, ещё до партнёрства с Ярославой я была в топ-30, но, конечно, такого успеха никогда не было. Мы не ожидали, что сумеем такого добиться, потому что обычно парам нужно время для того, чтобы притереться друг к другу. У нас взаимопонимание было с самого начала. Мы с ней очень хорошие подруги. И это нам очень помогает. Сегодня я вообще не волновалась, потому что мы через это уже прошли на Уимблдоне, вот там во время финала я испытывала огромное напряжение. Сегодня в конце третьего сета было тяжело на моей подаче, я не хотела её проиграть и стать виновником поражения. У меня нет пушечной подачи, поэтому я очень надеялась, что мы сможем выиграть гейм. После этого счёт сравнялся, и стало легче.
Шведова: Мне кажется, мы отыграли матчбол.
Кинг: Да, я с форхенда по линии пробила навылет.
Шведова: Спасибо тебе, Ваня.
Кинг: Я была настроена на игру, сконцентрированна. Мы сыграли всего три гейма. Мне кажется, что с самого возобновления мы играли агрессивно и остро.

— Вы пытались закончить матч вчера? Уговорить организаторов?
Шведова: Да, мы разговаривали об этом, потому что было много вопросов по поводу проживания в отеле, перелёта, и, конечно, хотелось закончить матч вчера, ведь оставалось несколько геймов до конца. Но потом мы поговорили с директором турнира, и он сказал, что они уже объявили о том, что игры не будет и переставили её на завтра. Они всех отправили домой. У нас не было даже возможности доиграть матч вчера. Нам просто сказали, что мы играем завтра в 15.00 [по нью-йоркскому времени]. Возможно, это было к лучшему.
Кинг: Безусловно, это было к лучшему.

— Спорт иногда бывает очень жестоким — рейтинги, усилия, успех, неудачи. На корте вы сказали, что несколько лет назад никто в вас не верил. Сейчас у вас два больших титула.
Кинг: Я никогда не думала, что всё так быстро изменится. Два года назад, в конце 2008 года, я начала тренироваться во Флориде со своими тренерами, усиленно тренироваться. Постепенно я чувствовала прогресс, и в 2009-м, и сейчас. Он был медленным, никто этого не замечал, кроме меня. Это процесс, долгий и сложный процесс, особенно если учесть, откуда я начинала. Я вообще не была уверена, что хочу дальше играть. Конечно, я не ожидала, что успех придёт так быстро, я рассчитывала, что, может быть, в следующем или через год я выйду на свой предел.

— Расскажите про момент, когда вы не хотели дальше продолжать играть.
Кинг: После того как я стала играть в туре, я перестала работать с отцом и закончила год в топ-50. Затем в следующем году, когда я по-настоящему начала играть, было очень много ответственности и давления. Люди думали, что я должна улучшить свои показатели, я тоже так думала, и не справилась с таким чрезмерным давлением. Я смотрела, как все мои друзья ходят в университет, хорошо проводят время, получают от этого удовольствие, а я путешествую, никакой радости от этого не получаю и постоянно проигрываю. Мне было тогда совсем невесело. Но я смогла пересилить себя, спасибо за это моей семье и команде. Сейчас я довольна тем, что выбрала теннис. Тогда я этого не понимала, наверное, это приходит с возрастом.

Билли-Джин присутствовала на нашем финале на Уимблдоне и поздравила меня. Это большая честь для меня, было невероятно увидеть её, потому что я впервые с ней встретилась и сфотографировалась, когда мне было пять лет - дело было на открытии теннисного центра её имени в Лонг-Бич. Это очень много для меня значило, тогда она уже не играла, но она столько сделала для спорта.
— Что для вас означает победа в теннисном центре имени Билли-Джин Кинг, ведь она училась в одном университете с вами?
Кинг: Билли-Джин присутствовала на нашем финале на Уимблдоне и поздравила меня. Это большая честь для меня, было невероятно увидеть её, потому что я впервые с ней встретилась и сфотографировалась, когда мне было пять лет – дело было на открытии теннисного центра её имени в Лонг-Бич. Это очень много для меня значило, тогда она уже не играла, но она столько сделала для спорта. Мне кажется, что несправедливо сравнивать меня с ней. Я надеюсь, что смогу сделать хоть часть того, что она смогла для женского тенниса и женского спорта вообще.

— При счёте 5:6 вы выполнили две великолепные свечи. Это очень сложно, ведь мяч летит быстро и нужно очень аккуратно выполнить этот элемент. У вас от природы это чувство мяча или вы как-то тренируете это?
Шведова: Я очень хорошо чувствую, когда нужно выполнить этот удар, и часто использую его в парных встречах.
Кинг: Она очень талантливая. Она всё умеет делать.
Шведова: Я хорошо чувствую момент, когда нужно сыграть свечу, постоянно это делаю в парных комбинациях. Даже когда играла в юниорах, использовала этот элемент. Сегодня на матчболе я подумала, что нет смысла бить в соперниц, что можно попробовать свечу, и она прошла, хотя я сомневалась в этом ударе.

— В следующем году вы будете вместе играть?
Шведова: Мы пока ещё об этом не говорили.
Кинг: Будем?
Шведова: Думаю, что да.
Кинг: Думаю, что мы будем играть вместе до конца наших дней.

— Последние 24 часа тяжело было ждать возобновления? О чём вы говорили друг с другом?
Кинг: Вчера был её день рождения, мы не знали, продолжится встреча или нет, подождали несколько часов. К тому времени торт для неё уже был готов, мы решили, что пора, зажгли свечи и отпраздновали её день рождения в офисе WTA на втором этаже. Затем нам сказали, что матч перенесли, и мы отправились на ужин, всё было посвящено Ярославе. Для неё это было необычное празднование. Сегодня мы очень долго разминались, мы практически не говорили о предстоящей игре, за нас это обычно делают наши тренеры.
Шведова: Даже вчера на сменах сторон мы не обсуждали игру, иногда мы вообще говорили о вещах, не связанных с игрой. Мы так всегда делаем в перерывах, но, выходя на корт, мы концентрируемся на все 100%. На сменах не обязательно держать концентрацию внимания, иногда полезно отвлечься. Возможно, поэтому мы наслаждаемся игрой и успешно выступаем.

— Спортсмены обычно знают, попадёт ли мяч или нет. Ваш фантастический удар на матчболе — что вы чувствовали в тот момент?
Шведова: Для меня всё было как в замедленной съемке, как в фильме, что-то нереальное. Мяч летел очень долго и медленно, Ваня была слева от меня, я просто ждала и видела, что Надя пытается достать мяч, но не достала.
Вчера был день рождения Ярославы, мы не знали, продолжится встреча или нет, подождали несколько часов. К тому времени торт для неё уже был готов, мы решили, что пора, зажгли свечи и отпраздновали её день рождения в офисе WTA на втором этаже. Затем нам сказали, что матч перенесли, и мы отправились на ужин, всё было посвящено Ярославе. Для неё это было необычное празднование.
Люди начали кричать, но я не почувствовала, что мы выиграли, всё было очень странно.
Кинг: Зато я всё чувствовала, потому что видела розыгрыш. Был долгий и затяжной обмен ударами с задней линии, сначала я выполнила удар, затем Ярослава подряд раз 10. Я мысленно говорила: "Пожалуйста, выиграй мяч, промахнись, выиграй мяч, промахнись". Потом она выполнила свечу, было впечатление, что свеча была очень глубокая. Я думала, что если попадёт, то мы выиграли, если нет, то проиграли очко и будет следующее, я просто приговаривала: "Попади, попади, попади".
Шведова: Судьи ничего не крикнули, я повернулась к Ване, а она уже прыгала. Я была очень счастлива в тот момент.

— Ваш финал и мужской парный финал были одними из лучших матчей на турнире. Что это говорит про парный разряд вообще? Возможно, люди начнут больше внимание уделять этому виду?
Кинг: Парный разряд – это командный вид. Он отличается от одиночного, где всё может решить сила. Я думаю, что женский парный теннис вообще наполнен изяществом. Мы проводим различные комбинации на корте. Наша игра отличается от обычной парной игры, этим мы иногда ставим в тупик соперниц. Люди, которые смотрят наши матчи, могут понять, что парная комбинация больше зависит от тактики, от того, где ты находишься на корте, какой удар выбираешь. Тебе не нужно быть двухметровым гигантом с весом в 100 кг. В парном разряде нужен творческий потенциал.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →