Турсунов: я должен кланяться Надалю в ноги
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Турсунов: я должен кланяться Надалю в ноги

О желании выиграть женский "Ролан Гаррос" в 36 лет, непобедимости Рафаэля Надаля, своём возвращении и чистых заработках теннисистов – в эксклюзивном интервью Дмитрия Турсунова.
15 октября 2010, пятница. 16:20. Теннис
27-летний россиянин Дмитрий Турсунов в настоящий момент после длительного отсутствия в Туре, связанного с травмами и последующими операциями, только начал возвращать себе былые позиции. Успех на недавнем турнире в Токио позволил ему подняться на 270-ю строчку в рейтинге, и теперь обладатель Кубка Дэвиса-2006 проверит свои силы на стартующем в субботу Кубке Кремля.

В Токио корты были более быстрыми, мне на них было более комфортно, чем, например, здесь, в Москве. В принципе, такое покрытие больше подходило мне, чем тому же Гаске. А что касается Гулбиса, то с ним всегда сложно понять, что происходит. В один день он может выйти и играть очень хорошо, но сейчас он немного растерял уверенность, проиграл в первом круге US Open, после чего не очень хорошо выступал. В нашем матче он тоже был не в лучшей форме, попался мне под горячую руку.

— Дмитрий, в какой форме находитесь в настоящий момент? Как себя чувствуете?
— Сложно сказать, потому что ещё несколько дней до турнира. На прошлой неделе я сыграл достаточно удачно, но здесь новое покрытие, новые мячи, всё чуть-чуть по-другому. Поэтому не факт, что хорошая форма с прошлой недели будет хорошей и на следующей неделе. Ну а так я тренируюсь, пытаюсь некоторые вещи делать, что-то не получается. Но это тренировки, а в матчах всё совершенно по-иному. Пока у меня ничего не болит, так что надеюсь, что это означает хорошую форму (улыбается).

— Вы не попадаете в основу. Настроены на wild card или собираетесь играть квалификацию?
— Если мне дадут приглашение, то буду играть в основной сетке, если нет, сыграю в квале. Мне, вроде бы, говорили, что я в главной сетке, но я не пытаюсь бежать впереди паровоза. Когда мне точно скажут, что я играю основу, то тогда буду настраиваться на это. Ну а если придётся играть предварительный раунд, ничего страшного. Три недели назад я играл квал на «челленджере» в Бангкоке. Ничего страшного в этом нет. Надо помогать молодым, а ветераны уже … (смеётся).

— Вы считаете себя ветераном?
— В этом году мне стукнет 28, так что я уже приближаюсь к этому возрасту.

— Франческа Скьявоне в 30 лет выиграла «Ролан Гаррос».
— Ну, я думаю, что в женском теннисе я и в 36 смогу выиграть «Ролан Гаррос» (смеётся). Особенно, если я буду таким же…

— В такой же атлетической форме!
— Да! Вы абсолютно правильно меня поправили (смеётся).

Я бы сказал, что его форма кажется непобедимой, но не он сам. Понятно, что сейчас он первый в мире и сам по себе очень хороший игрок, но сказать о том, что он непобедим, я тоже не могу. Особенно на быстрых покрытиях. С другой стороны, сейчас мне говорить о том, что его реально победить, учитывая, что я ему уступил со счётом 4:6, 1:6, будет несколько странно.

— На недавнем турнире в Токио вы добрались до четвертьфинала, обыграв Эрнеста Гулбиса и Ришара Гаске. Ожидали от себя такого результата в данный момент? Довольны?
— Относительно предыдущих моих выступлений в этом году – это самое удачное. В Токио корты были более быстрыми, мне на них было более комфортно, чем, например, здесь, в Москве. В принципе, такое покрытие больше подходило мне, чем тому же Гаске. А что касается Гулбиса, то с ним всегда сложно понять, что происходит. В один день он может выйти и играть очень хорошо, но сейчас он немного растерял уверенность, проиграл в первом круге US Open, после чего не очень хорошо выступал. В нашем матче он тоже был не в лучшей форме, попался мне под горячую руку. Я, безусловно, рад этому результату, но вот удивляться… За столько лет, сколько я играю в Туре, я уже видел такое, что удивляться нечему. Это моё выступление явно не настолько удивительное, каким был финал Шюттлера на Australian Open [2003].

— В четвертьфинале Токио вы уступили Рафаэлю Надалю. Действительно ли он сейчас кажется таким непобедимым?
— Я бы сказал, что его форма кажется непобедимой, но не он сам. Понятно, что сейчас он первый в мире и сам по себе очень хороший игрок, но сказать о том, что он непобедим, я тоже не могу. Особенно на быстрых покрытиях. С другой стороны, сейчас мне говорить о том, что его реально победить, учитывая, что я ему уступил со счётом 4:6, 1:6, будет несколько странно. На меня будут косо смотреть(улыбается). Судя по моим последним результатам, я должен кланяться ему в ноги и говорить о том, что он лучший теннисист. Хотя мне, честно, кажется,
Сейчас все смотрят на призовые теннисистов и думают, что это реальная картина их заработков. Однако они забывают сначала отнять от всей этой суммы 30% налогов. В среднем если теннисист зарабатывает миллион за год, а таких, кстати, не так много, то за вычетом налогов остаётся тысяч 700. В эту сумму надо включить расходы на разъезды, зарплату тренера, расходы на тренера.
что на быстрых покрытиях он не так опасен, как на медленных. Его техника и стиль игры больше подходят именно медленным кортам, где он может в полной мере воспользоваться своей отличной физической формой.

— Вы уже довольно долгое время играете с замороженным рейтингом.
— Да, я могу им воспользоваться на 9 турнирах.

— Сколько у вас ещё осталось?
— У меня 9 месяцев истекают после Открытого чемпионата Франции. Затем он сгорает. Я буду пользоваться им ещё в Валенсии, на Australian Open и, наверное, сыграю Доху.

— После успеха в Токио вы поднялись в рейтинге на 270-е место.
— Да. Когда ты на таком дне, уже несколько очков делают большую разницу. Однако когда ты подходишь к топ-200, тебе уже надо начинать выигрывать «челленджеры» или хорошо выступать на турнирах АТР, чтобы подняться. На данный момент у меня 173 очка, и, чтобы стать 100-м, мне надо примерно 500 баллов, т.е. чуть больше чем в три раза. Это очень много очков. Когда ты выигрываешь хороший «челленджер», то получаешь около 90-100 баллов, следовательно, надо выиграть 3-4 таких турнира, чтобы только попасть в сотку.

— Похоже, вы унываете…
— Нет, я не унываю, просто реалистично смотри на вещи. Очень многие считают, что ты сыграл круг здесь, круг там, и всё, ты обратно в сотке. Но это далеко не так. У некоторых уходит год и даже полтора, чтобы попасть обратно, причём ещё не факт, что попадёшь. Это большое заблуждение. Сейчас все смотрят на призовые теннисистов и думают, что это реальная картина их заработков. Однако они забывают сначала отнять от всей этой суммы 30% налогов. В среднем если теннисист зарабатывает миллион за год, а таких, кстати, не так много, то за вычетом налогов остаётся тысяч 700. В эту сумму надо включить расходы на разъезды, зарплату тренера, расходы на тренера.

Продолжение
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 2
24 марта 2017, пятница
23 марта 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →