Габашвили: мы все спим с ракетками
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Габашвили: мы все спим с ракетками

О своих удачных выступлениях на турнирах "Большого шлема", ближайших планах, переезде во Флориду и любимых блюдах грузинской кухни – в эксклюзивном интервью Теймураза Габашвили.
16 октября 2010, суббота. 10:45. Теннис
— Теймураз, как оцените свою форму накануне старта Кубка Кремля?
— В игровой форме я нахожусь отличной, а вот в эмоциональном плане чувствую себя не лучшим образом, поскольку я крайне неудачно выступил на последних трёх турнирах. Из-за этого чувствую некоторую неуверенность, но в теннисном плане я хорошо готов.

Подготовка к Уимблдону у меня получилась спонтанной, поскольку мне объявили о том, что дают wild card, буквально за неделю, и на тот момент у меня не было визы. Российским гражданам очень сложно получить визу в Англию. В итоге я приехал в Лондон за два дня до матча, а до этого год не играл на траве. Но, несмотря на это, я пребывал в очень хорошей психологической и физической форме, выиграл первый матч.
— После успеха на "Ролан Гаррос" и неплохого выступления на Уимблдоне многие ждали от вас хорошего результата и на US Open, однако вы в первом круге попали на Надаля.
— Я был очень хорошо готов к соревнованию, и этот матч был одним из самых сложных для испанца за весь турнир, может быть, только против Джоковича (в финале) был более упорный поединок. Мне немного не повезло с сеткой, но на тот момент я был в хорошей форме. У меня были шансы в этой встрече против Рафаэля, но сейчас уже можно только рассуждать "если бы, то…". Тем не менее у меня были шансы и на тай-брейке первой партии, и на тай-брейке второго сета, но я сам их упустил. Никто теперь уже не знает, выиграй я первые два сета, о чём бы он подумал, что бы было дальше. Я не реализовал свои возможности, дал слабину в третьем сете, и он сумел дожать.

— После успеха в Париже вы заявили о том, что теперь специально будете готовиться к турнирам "Большого шлема". Как происходит эта подготовка?
— Подготовка к Уимблдону у меня получилась спонтанной, поскольку мне объявили о том, что дают wild card, буквально за неделю, и на тот момент у меня не было визы. Российским гражданам очень сложно получить визу в Англию. В итоге я приехал в Лондон за два дня до матча, а до этого год не играл на траве. Но, несмотря на это, я пребывал в очень хорошей психологической и физической форме, выиграл первый матч. С Кольшрайбером получился очень обидный поединок. В первой партии я имел несколько сетболов, затем выиграл два сета, в четвёртом уступил на тай-брейке, при этом имея матчбол. Всё было у меня в руках, но я не сумел этим воспользоваться. Это был матч за третий круг, а там светила встреча с Роддиком, которого я обыграл на "Ролан Гаррос". Кто знает, чем бы это могло закончиться.

К US Open я неплохо подготовился. За неделю до его старта я сыграл в Нью-Хэйвене, где из квалификации дошёл до четвертьфинала. Там мне удалось победить Стараче, Малисса, Голубева, да и в матче 1/4 финала против Истомина у меня было 4 матчбола. В общем, в этом сезоне я хорошо отыграл на турнирах "Большого шлема".

— Вы почувствовали, что к вам изменилось отношение среди игроков после этих успехов на мэйджорах?
— Между турнирами "Большого шлема" я играл довольно мало. После US Open у меня были определённые личные проблемы, так что я пропустил несколько соревнований. Поехал в Азию неподготовленным, и вот результат. Мне кажется, чтобы изменилось отношение со стороны игроков к тебе, ты должен показывать хорошие результаты не только на четырёх турнирах в году, а на протяжении всего сезона. Вот когда я этого добьюсь, отношение ко мне поменяется. А так, все знают, что Габашвили играет здорово и может обыграть любого, но совершенно точно наступит такой момент, когда можно будет перехватить инициативу. Зная это, игрок никогда тебе не сдастся. Поэтому мне приходится тяжело, ведь соперники всегда борются до конца в матчах со мной, зная, что у них будут шансы перехватить нить игры. Но это в моих силах изменить.

Все знают, что Габашвили играет здорово и может обыграть любого, но совершенно точно наступит такой момент, когда можно будет перехватить инициативу. Зная это, игрок никогда тебе не сдастся. Поэтому мне приходится тяжело, ведь соперники всегда борются до конца в матчах со мной, зная, что у них будут шансы перехватить нить игры. Но это в моих силах изменить.
— Какие у вас дальнейшие планы?
— Осталось четыре турнира: Москва, Санкт-Петербург, Валенсия и Париж. Если на этих соревнованиях я неудачно выступлю, то поеду ещё на два крупных "челленджера" с призовым фондом в $ 125 тыс. Но я постараюсь хорошо подготовиться к этим турнирам, так как в зале играть очень люблю и у меня это обычно хорошо получается.

— Сейчас вы ровно 100-й в рейтинге АТР. Планируете закончить год в сотне или хотите подняться выше?
— Минимальная задача - остаться в топ-100, чтобы иметь возможность играть в основной сетке Australian Open следующего года. Максимальная задача – подняться в топ-70 или даже топ-50. Для этого мне надо удачно выступить на любых двух турнирах, даже "челленджерах". Разница в очках большая, но за эти соревнования дают много баллов.

— В прошлом году во время турнира в Санкт-Петербурге вы вместе с Маратом Сафиным посетили детский дом с благотворительной миссией. Расскажите об этом.
— У игроков АТР в нашем туре существует специальная программа, которая называется Star. Меня, правда, к звёздам нельзя отнести, но я был вместе с Маратом. В общем, эти игроки обязаны время от времени подобные программы проводить.

Нам выпало посетить ребятишек. Мы все остались довольны, было очень интересно, хотя мы там не так много времени находились. Детишки были рады нас видеть, некоторые стеснялись. Я не знаю, что будет в этом году. Хорошо, что такие акции существуют, и мы можем помочь хотя бы кому-нибудь.

— Вы сейчас проживаете во Флориде, верно?
— Да, недавно переехал.

— С чем связано это решение?
— Моя жена - гражданка Молдавии, но она учится в Америке и ей осталось прожить там четыре года, чтобы получить американский паспорт. Со мной ей ездить тяжело, так что пока мы решили перебраться вместе в Штаты. Это не навсегда, а временно. Посмотрим, что из этого получится, ведь если она получит паспорт, то мы сможем поехать куда угодно.

Если у меня выдаётся полноценный отдых, то я тоже никогда не беру с собой ракетки. Это принципиально, ведь за целый год ты не расстаёшься с ними ни на минуту, буквально спишь с ними. Отдых – это кушать и спать, но не играть в теннис. Офисные работники же не берут с собой компьютеры к морю - так и теннисисты.
В любом случае, пока я играю в теннис, не так важно, где мой дом, так как я постоянно в разъездах и мало времени провожу в одном месте. Во Флориде за год я был максимум три недели. Так живут все игроки, у которых загруженные графики.

— Ваша жена закончила университет в Северной Флориде, да?
— Абсолютно верно.

— Чем она сейчас занимается?
— Она теннисный агент и немного работает тренером.

— Вы вместе играете?
— Нет, крайне редко. Она просит меня поиграть с ней, но я обычно уставший, так что всегда отказываюсь (улыбается).

— А вообще теннисисты часто играют с кем-то из друзей или родственников в теннис в свободное время?
— Нет, и наверняка на отдых они даже ракетки с собой не берут. Если у меня выдаётся полноценный отдых, то я тоже их никогда не беру с собой. Это принципиально, ведь за целый год ты не расстаёшься с ними ни на минуту, буквально спишь с ними. Отдых – это кушать и спать, но не играть в теннис. Офисные работники же не берут с собой компьютеры к морю - так и теннисисты.

— Напоследок расскажите о любимых блюдах из грузинской кухни.
— Мне очень редко выпадает что-то кушать из этого, так как в Москве я бываю редко, а в мире почти нет грузинских ресторанов. В Париже был один, но, если честно, там была ужасная еда (смеётся). Я очень люблю хачапури и мясные блюда.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →