Бовина: безумно люблю теннис и весь этот мир
Фото: Reuters
Текст: Роман Семёнов

Бовина: безумно люблю теннис и весь этот мир

Елена Бовина в эксклюзивном интервью "Чемпионат.ру" рассказала о тяжёлом периоде, связанном с травмами, непростом возвращении в спорт и своих планах на будущее.
16 октября 2010, суббота. 14:45. Теннис
— Елена, с Кубком Кремля у вас связано много приятных впечатлений. В 2003 году вы победили здесь Дженнифер Каприати, в 2004-м обыграли Винус Уильямс. С какими чувствами начинаете новый турнир спустя четыре года после последнего приезда?
— С тех пор много всего произошло, сейчас ситуация уже немного другая. Но всё равно каждый раз, когда я сюда приезжаю, у меня очень хорошее внутреннее состояние, мне приятно здесь играть, погружаюсь в отличные воспоминания. Сейчас я никаких конкретных задач перед собой не ставлю. Я буду стараться выиграть каждый свой матч, но я больше рассматриваю этот турнир как тренировочный – хочется посмотреть, как у меня получаются некоторые элементы, которые я в данный момент отрабатываю. Все основные задачи и цели я ставлю перед собой на следующий год, а пока я просто заканчиваю сезон, доигрываю последние турниры. У меня ещё запланировано три-четыре соревнования, потом начну основательную подготовку к следующему году.

Я не играла почти три года. Первая моя травма была самой серьёзной – травма плеча, - это было в 2005 году во время "Ролан Гарроса", когда я за вход в четвертьфинал проиграла Надежде Петровой. В тот период я на протяжении 10 месяцев не могла даже просто поднять руку. Мне советовали сделать операцию, но я не сторонник таких методов. Я нашла другой выход – физиотерапия, "закачивала" мышцы плеча. На это ушёл практически целый год.
— Где будете готовиться?
— Я недавно перебралась в Москву, сейчас я тренируюсь в ЦСКА с Дмитрием Михайловичем Дегтярёвым и Алексеем Владимировичем Жуком. Они взяли меня под своё крыло.

— Многие теннисисты говорят, что в Москве тренироваться неудобно – дорого и постоянный дефицит хороших кортов. Это чувствуется?
— Такая проблема существует. Но мне повезло, мне помогают Дмитрий Михайлович и Алексей Владимирович, они пригласили меня к себе и теперь предоставляют все условия, чтобы я могла тренироваться. К тому же в Москве существует и другая особенность в плане тренировок – большая здоровая конкуренция. Сколько у нас сейчас девочек в первой сотне и даже в топ-20?! Всегда есть с кем поиграть, с кем посоревноваться. Это придаёт мотивации, все друг друга подталкивают вперёд. С этой стороны в России тренироваться очень здорово, но условия действительно не самые лучшие. Постоянно надо куда-то ехать, проводишь по два-три часа в день только в дороге. Тяжеловато.

— Ваша карьера прекрасно складывалась до того момента, пока не начались травмы. Что происходило в это время?
— Я не играла почти три года. Первая моя травма была самой серьёзной – травма плеча, - это было в 2005 году во время "Ролан Гаррос", когда я за вход в четвертьфинал проиграла Надежде Петровой. В тот период я на протяжении 10 месяцев не могла даже просто поднять руку. Мне советовали сделать операцию, но я не сторонник таких методов. Я нашла другой выход – физиотерапия, "закачивала" мышцы плеча. На это ушёл практически целый год.

Наверное, я немножко поторопилась вернуться, слишком рано начала играть, в то время как недостаточно хорошо была подготовлена физически. Тот график нагрузок, который на меня лёг, оказался слишком тяжёлым. Мой организм не выдержал, посыпались мелкие травмы – стопа, голеностоп и прочее. Из-за этого постоянно приходилось останавливаться, тратить время. Три года у меня прошли в постоянных проблемах. Это первый год, когда я смогла отыграть весь сезон. На 2011-й я буду ставить себе более высокие цели.

— До травмы плеча в 2005 году вы были 14-й ракеткой мира. Насколько тяжело было в психологическом и эмоциональном плане осознавать, что карьера уходить из-под ног?
Было вдвойне обидно, что я была вынуждена остановиться, ещё даже не дойдя до пика своей формы. В этот момент у меня был лучший рейтинг в карьере, я постоянно набирала и набирала. Тогда я чувствовала, что могу подняться ещё выше, что я не достигла своего максимума. До сих пору я верю, что могу подняться ещё выше, у меня есть все шансы достичь больших результатов. Именно поэтому я сейчас много тренируюсь, играю и вообще смотрю на всё позитивно.
— Это было очень непросто, поскольку я безумно люблю теннис, соревнования, весь этот мир. Было вдвойне обидно, что я была вынуждена остановиться, ещё даже не дойдя до пика своей формы. В этот момент у меня был лучший рейтинг в карьере, я постоянно набирала и набирала. Тогда я чувствовала, что могу подняться ещё выше, что я не достигла своего максимума. До сих пору я верю, что могу подняться ещё выше, у меня есть все шансы достичь больших результатов. Именно поэтому я сейчас много тренируюсь, играю и вообще смотрю на всё позитивно. Но это жизнь, это теннис, у многих спортсменов случаются травмы, и каждый справляется с ними по-своему. Посмотрим, как будет в следующем году.

— Примеры возвращений Ким Клийстерс, или Кимико Датэ-Крумм, или прорыва Франчески Скьявоне вдохновляют вас на дальнейшую работу?
— (смеётся) Сколько я помню, у нас с Франческой всегда были серьёзные баталии. Она всё время играла, очень стабильный игрок, не пропустила ни одного сезона. А вот Ким – да, эта девочка действительно заслуживает восхищения за то, что она сделала! Уйти, родить ребёнка, вернуться и побеждать – это крайне тяжело. Но я могу вам сказать, что ей это досталось огромным трудом и потом. Она только около года потратила на физическую подготовку, прежде чем вернуться! Просто так вернуться не получится ни у кого, надо быть готовым по максимуму, ведь постоянно появляются новые игроки, да и сам теннис поднимается всё выше и выше. Ким этот успех заслужила, она много работала, не афишировала своё возвращение.

В чём была моя ошибка – я сразу полезла в этот мир после травмы, не до конца подготовившись. Я очень хотела играть, и, видимо, не было в тот момент в моей жизни умного человека, который мог бы мне подсказать: "Лена, подожди, не торопись, подготовь своё тело и только потом начинай играть".

— Удалось посмотреть ваши тренировки в последние пару дней, и могу отметить, что вы до сих пор мощно подаёте, делаете эйсы, неплохо двигаетесь.
— Спасибо. Но я сама не могу сейчас судить о своей игре, потому что в данный момент она у меня находится только в стадии развития. Это только начало того, что было задумано. Я не хочу спешить и не буду повторять своих ошибок, тем более что ещё около трёх месяцев до начала следующего сезона. Я буду постепенно развиваться, улучшать свой теннис, и я надеюсь, что у меня всё получится.

Все девочки со мной очень хорошо общаются, все вежливы, относятся с уважением. Естественно, все помнят, что Бовина играла, что я их обыгрывала, и это никогда не уйдёт. Они хорошо воспитанные люди и прекрасно понимают, что были проблемы, но это жизнь. Никто никогда не сможет отнять у меня то, что я уже сделала.
— Насколько непросто для вас в данный момент участвовать в маленьких турнирах? Всё-таки вы привыкли к другому уровню…
— В принципе, я просто очень люблю теннис, мне всё равно, где играть, лишь бы играть. Но это правда тяжело, поскольку условия на таких маленьких турнирах очень неблагоприятные. Постоянно нет мячей, корты плохие, и это понятно – таких денег, какие крутятся на подобных Кубку Кремля соревнованиях, у маленьких турниров нет. Тяжеловато, но все с этого начинают. Бывают и исключения, как это произошло с Ким, которая получила несколько wild card за свои былые достижение и максимально их использовала, чтобы резко подняться в рейтинге. У кого нет такой возможности, тем приходится проходить через маленькие турниры, заново набирать очки, пробиваться. Это нормально.

— Вы сейчас общаетесь с кем-то из тех звёзд, с которыми вы в былые годы соперничали – Ким, Жюстин, Серена, Винус, Линдсей?
— Да. Все эти девочки со мной очень хорошо общаются, все вежливы, относятся с уважением. Естественно, все помнят, что Бовина играла, что я их обыгрывала, и это никогда не уйдёт. Они хорошо воспитанные люди и прекрасно понимают, что были проблемы, но это жизнь. Никто никогда не сможет отнять у меня то, что я уже сделала. Они приглядываются, наблюдают, в какой я форме, что делаю (улыбается). Это нормально, это спортивная среда. Но здорово, что все относятся с большим уважением, это очень приятно.

— В детстве вы проживали в Марокко, затем вас помотало по всему миру, вы много всего видели. Вы говорили, что вашими любимыми городами являются Сидней и Милан. Почему именно они?
— Я бы ещё добавила Барселону. В этих городах огромное количество молодёжи, там чувствуешь себя позитивно и легко. В воздухе витает какая-то аура счастья, приятная вибрация и лёгкость, много солнца. Я это очень чувствую. В Москве тяжеловато. Высокая загруженность, серость. Лето мне нравится, но в остальное время здесь непросто.

— Но сейчас вы проживаете здесь, да?
— Конечно, я же теперь тут тренируюсь. Вообще, до этого я жила в Бельгии. Я обитаю там, где тренируюсь. Какого-то одного места, которое можно назвать моим домом, у меня нет. Всё время получалось так, что я жила то в Марокко, то во Флориде, то в Германии, то в Барселоне, то в Бельгии. Но сейчас я в Москве и всем довольна. Меня окружают хорошие люди, и это главное!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →